07-03-2011
О проекте реформы ФСИН России
 
О проекте реформы ФСИН России 25 февраля на расширенном заседании коллегии Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) ее директор Александр Реймер подверг критике порядок рассмотрения ходатайств об условно-досрочном освобождении (УДО). «Действующая сегодня система коррупционно опасна,— заявил он, — Считаю целесообразным полностью изменить систему применения мер УДО с тем, чтобы исключить субъективность оценки степени исправления осужденного как со стороны администрации учреждения, так и со стороны суда».

28 февраля инициативу поддержал начальник Александра Реймера министр юстиции РФ Александр Коновалов. Выступая на коллегии Минюста по итогам года, он отметил, что «институт УДО, который сегодня применяется в России, неэффективен и коррупционно емок». Предложенное Александром Коноваловым решение было неожиданным: «Здесь большую роль нужно отвести структурам гражданского общества, которые должны получить постоянный, но оправданный доступ в места лишения свободы». По его мнению, представителями общества, которые будут «решать, что из себя представляет заключенный», могут стать «священники, бизнесмены... адвокаты... представители спортивных организаций и другие».

Кроме того, министр юстиции высказался также за допуск в СИЗО, тюрьмы и колонии гражданских врачей. По мнению юристов, это приведет к тому, что пыток в российских пенитенциарных учреждениях станет меньше.
Никаких приказов по Минюсту и по ФСИН, претворяющих в жизнь заявления министра Александра Коновалова, пока нет. Есть лишь объявление о реформе, подготовка и согласование которой будет длиться несколько месяцев. Так что соответствующие нормативные документы вступят в силу не ранее 1 января 2012 года.

Остается выяснить причину новаций и к чему они должны привести.

Одна из причин — дефицит бюджета. Расходы на содержание за решеткой 819,2 тыс. человек силами 346,3 тыс. сотрудников ФСИН обходятся казне слишком дорого. Самоокупаемых тюрем в мире нет. В российских исправительных учреждениях (ИУ) есть производства (они выпустили за 2010 год продукции на 25,2 млрд руб.). Но все равно основой существования ИУ остаются госдотации: в 2010 году бюджетные расходы ФСИН (по всем ФЦП) составили 162,8 млрд руб.

Немаловажно и то, что тюремное население в России с 2004 по 2009 год росло. Лишь в 2010-м оно уменьшилось почти на 45 тыс. человек. Чему, возможно, способствовала декриминализация экономических преступлений, объявленная Дмитрием Медведевым.

Рост тюремного населения — это рост социальных проблем. Во-первых, более миллиона трудоспособных мужчин и женщин выключены из экономической жизни. Во-вторых, исправительная система способствует распространению наркомании и болезней, включая СПИД и туберкулез. В-третьих, в криминал вовлекается молодежь. Со всем этим вынуждено бороться государство. То есть помимо прямых затрат на борьбу с криминалом имеется еще и косвенная нагрузка на бюджет. Точно оценить ее вряд ли возможно, но речь явно идет о сотнях миллиардов рублей.

Помимо внутренних причин есть еще и внешние. Некоторые особенности российской системы следствия и исполнения наказаний порождают международные скандалы. Например, «дело Магнитского». Как известно, юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский погиб в боксе СИЗО «Матросская Тишина» в ноябре 2009 года. Глава фонда Hermitage Capital Билл Браудер и адвокат фонда глава компании Fireston Duncan Джемисон Файерстоун публично обвинили российские власти в «умышленном убийстве». Служебная проверка в СИЗОвыявила лишь «халатность».

«Дело Магнитского» не раз вызывало неприятные для высокопоставленных представителей российской власти ситуации. Рассказывают, например, что на встрече премьер-министра РФ Владимира Путина с иностранными инвесторами в октябре 2010 года один из участников задал Владимиру Путину вопрос: «А когда вы нас убьете, как Магнитского?» В ответ Путин просто встал и ушел. Вице-премьер правительства РФ Игорь Сечин не ушел и вынужден был отвечать на неприятные вопросы о «деле Магнитского» 22 февраля в интервью Wall Street Journal. «Что, у Браудера что-то отняли? Ничего не отняли. Даже в мыслях не было»,— подчеркнул он. А о гибели Сергея Магнитского Игорь Сечин сказал, что в этом деле должен разобраться суд.

Нефть дорога, мнение иностранных инвесторов российские власти может и не заботить, но на прошлой неделе ситуация вышла на межгосударственный уровень. 2 марта премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон публично возмутился тем, что «официальное расследование, инициированное президентом Медведевым в ноябре 2009 года, до сих пор не дало никаких результатов».

Реформа пенитенциарной системы началась потому, что ее издержки оказались ниже издержек бездействия. Она будет двигаться медленно, но должна привести к тому, что хотя бы часть явных беззаконий уйдет из системы исполнения наказаний.

Это, впрочем, не значит, что за решеткой будет оказываться меньше представителей российского бизнеса и просто случайных, зачастую совершенно невиновных людей. Не стоит забывать про дефицит бюджета: если нефть не продолжит победное ралли, удовлетворять растущие амбиции госрасходов можно будет только за счет последнего резерва власти — административного давления на налогоплательщиков и угрозы уголовного преследования. Проще говоря, даже если сидеть будем комфортнее, не исключено, что успехи реформы сможет оценить еще больше людей, прежде незнакомых с «услугами» ФСИН.

(публикуется в сокращении)
 
Павел Чувиляев, Журнал «Деньги» № 9

Aдрес статьи: http://zagr.org/965.html

[ ЗАКРЫТЬ ]