22-12-2010
В защиту прав обвиняемой Таисии Осиповой (Смоленск)
 
В защиту прав обвиняемой Таисии Осиповой (Смоленск)
Уполномоченному по правам человека в Смоленской области
Капустину Александру Михайловичу

Уполномоченному по правам ребенка Смоленской области
Михайловой Наталье Александровне

Директору ФСИН России
Реймеру Александру Александровичу

Прокурору Смоленской области
Верховцеву Юрию Валентиновичу

Обращение в порядке ст. 27 ФЗ «Об общественных объединениях»

В адрес Центра «Гражданская позиция» «Комитета за гражданские права» поступила информация об угрозе жизни и здоровью Осиповой Таисии Витальевны, содержащейся под стражей в следственном изоляторе ФБУ ИЗ 67/1 УФСИН России по Смоленской области, а также о признаках фабрикации уголовного дела в отношении Осиповой; о подготовке местными органами опеки и попечительства материалов иска о лишении Осиповой родительских прав с целью оказания давления на родителей ребенка, Таисию Осипову и Сергея Фомченкова.

Ситуация следующая:

1. В ночь с 17 на 18 декабря у содержащейся под стражей Осиповой Т., больной сахарным диабетом, произошел т.н. «приступ гипогликемии», а именно, судя по описанию состояния Осиповой – она впала в гипогликемическую кому.

Тяжелая гипогликемия характеризуется резким снижением уровня сахара в крови. Т. Осипова страдает частыми приступами тяжелой гипогликемии. Также, она нуждается в инсулиновых инъекциях, которые после заключения под стражу не получает.

. В начале резкого падения уровня сахара состояние больного напоминает психическое расстройство (плач, смех, приступы агрессии). Затем наступает сонливость и потеря сознания – непосредственно гипогликемическая кома. Медицинская помощь такому больному оказывается только специалистами – это внутривенное введение глюкозы и другие экстренные меры. И, хотя гипогликемическая кома, при условии оказания медицинской помощи, летальным исходом не заканчивается – каждый «приступ гипогликемии» разрушает значительное количество клеток коры головного мозга. У больного развивается диабетическая энцефалопатия (снижение интеллекта, ухудшение памяти и другие признаки психического расстройства).

Поддержание нормального состояния здоровья Таисии Осиповой возможно только при условии инсулиновой терапии, возможности незамедлительно, при первых признаках гипогликемии, введения препарат глюкагон и возможности принимать достаточное количество пищи после каждой инъекции инсулина.

В СИЗО Осипова содержится в обычной камере для здоровых заключенных. Согласно имеющейся у нас информации, в корпусе, где находится эта камера, имеется один фельдшер, присутствующий с 9-00 до 18-00. Осипова содержится в СИЗО с ноября 2010 года, и по настоящее время ей предоставили несколько таблеток для снижения уровня сахара в крови.

Т. Осиповой не проведен осмотр врачами-специалистами и обследование, соответствующее ее заболеванию – «сахарный диабет». Постоянная инсулиновая терапия, в которой нуждаются больные такой формой сахарного диабета, у Осиповой оказалась исключена. Совершенно очевидно, что в настоящее время, в той камере того корпуса СИЗО-1 Смоленска, - то есть в тех условиях содержания, где находится Осипова, - ей в принципе не может быть оказана незамедлительная и квалифицированная медицинская помощь в случае развития тяжелой гипогликемии. Вблизи камеры Осиповой в вечернее и ночное время отсутствует какой-либо медперсонал, а препарат «глюкагон» или какой-либо его аналог, который вводится больному внутривенно в случае приступа – как нам представляется, в МСЧ СИЗО-1 отсутствует вообще.

Налицо угроза здоровью и жизни молодой женщины. Администрация следственного изолятора осведомлена о характере и тяжести заболевания Осиповой, и мы считаем факт помещения Осиповой в условия, исключающие постоянное медицинское наблюдение, уход и лечение, и исключающие возможность оказания срочной квалифицированной медпомощи в любой момент – намеренными и умышленными действиями сотрудников УФСИН России по Смоленской области по причинению вреда здоровью обвиняемой, пыткой и бесчеловечным обращением с обвиняемой. Эти действия, равно как и бездействие должностных лиц, запрещены уголовным законом РФ и статьями 2, 3 Конвенции прав человека и основных свобод, статьями 4, 17, 24 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Кроме того, следует обратить внимание на п. 22-2 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (приняты в рамках ООН 30.08.1955), которых обязалась придерживаться Российская Федерация: «Больных заключенных, нуждающихся в услугах специалистов, следует переводить в особые заведения или же в гражданские больницы. Тюремные больницы должны располагать оборудованием, установками и лекарствами, необходимыми для должного медицинского ухода за больными и для их лечения, а также достаточно квалифицированным персоналом».

Представляется, что гибель в этом году в российских следственных изоляторах заключенных С. Магницкого и В. Трифоновой, вызвавшие волну возмущения, в буквальном смысле, всей мировой общественности, - нисколько не изменили позиции руководства, в частности, Управления ФСИН России по Смоленской области. Эта позиция по отношению к Таисии Осиповой выражена в том, что заключенная, по сути, обречена на гибель или неизлечимое психическое расстройство.

2. Таисия Осипова является матерью малолетнего ребенка (5 лет), дочери Катрин. Отцом ребенка является Сергей Фомченков. До возбуждения уголовного дела в отношении Таисии Осиповой, вопрос относительно условий проживания и воспитания дочери Осиповой и Фомченкова, не возникал. Вообще, ребенок рос в нормальных условиях, был желанным для обоих родителей.
В настоящее время Катрин воспитывается в семье сестры С. Фомченкова (сам Фомченков проживает преимущественно в Москве).
Таисия Осипова была задержана в Смоленске в квартире, где проживала вместе с дочерью. Тогда же, при задержании, в этой квартире был произведен обыск. В задержании и обыске участвовали многочисленные сотрудники правоохранительных органов.

Одновременно с сотрудниками ПО, сопровождающими уголовное дело в отношении Осиповой, прибыли по месту жительства матери и ребенка, и сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних. Согласно имеющейся информации, акт обследования условий проживания пятилетней Катрин сотрудники ОДН составляли одномоментно с задержанием Осиповой и проведением обыска в квартире.

Соответственно, в акте имелось указание на то, что в квартире, где проживает ребенок, грязно, а также на то, что в квартире «много домашних животных» (?!).

Очевидно, что, в совокупности, в момент составления указанного акта, в квартире, где проживал ребенок, оказалось порядка десятка человек, которые, естественно, не снимали обуви; несколько сотрудников проводили обыск – проще говоря, «перевернули весь дом». Поэтому, составление акта об условиях жилья, где находился ребенок, незаконно – этот акт составлен в экстраординарных условиях, когда грязь и захламленность квартиры оказались неизбежными. Этот акт не составлен в обычных условиях жизни семьи, он намеренно составлен в день проведения обыска и задержания.

Что касается наличия в квартире домашних животных, то, обращаясь к букве Семейного Кодекса РФ, такие животные должны нести угрозу жизни и/или здоровью ребенка – и только тогда следует ставить вопрос о злоупотреблении родительскими правами Осиповой и Фомченковым в данном аспекте. То есть, такими животными могут быть тигры, львы и им подобные; или, например, собаки, больные бешенством, о чем заведомо осведомлены родители ребенка. Однако, ничего конкретного о тех животных, которые предстали перед глазами сотрудников ОДН, в акте не написано.

8 декабря группа сотрудников в милицейской форме, один из которых представился сотрудником ОДН, допросила мать Осиповой (бабушку Катрин). У пожилой женщины, а затем соседей, сотрудники спрашивали о том, употребляли ли Осипова и Фомченков алкоголь, как относились к ребенку и т.п. Со слов сотрудника ОДН, этот опрос проводился в связи с подготовкой органами опеки и попечительства иска о лишении Т. Осиповой родительских прав.

Считаем, что суть проблемы не в том, что данные вопросы были заданы родственникам ребенка и соседям семьи. Проблема заключается в том, что интерес к условиям жизни и воспитания ребенка «проснулся» у органов опеки и попечительства и инспекции по делам несовершеннолетних, только после ареста Таисии Осиповой. То есть, до дня задержания Осиповой – 23 ноября, у должностных лиц, компетентных в вопросах защиты прав и интересов ребенка, не было фактических и правовых оснований ни к проверке условий жизни семьи, ни к постановке вопроса о лишении родительских прав. Эти основания появились потому, что у органов, осуществляющих уголовное преследование, появилась заинтересованность в использовании инструмента незаконного давления на Осипову и Фомченкова.

Следует отметить, что вмешательство в дела семьи в виде мер по защите прав и законных интересов ребенка, в том числе постановка вопроса о лишении родительских прав, согласно ст.ст. 69, 121, 122 Семейного Кодекса РФ, возможна лишь при условии отсутствия у ребенка и родительского попечения, и попечения родственников ребенка. На момент вмешательства органов опеки в дела семьи Осиповой и Фомченкова, и инициирования проверки с целью поставить вопрос о лишении Осиповой родительских прав, ребенок был уже на попечении своих родственников по решению следственного органа (согласие органа опеки для этого не требуется согласно ст. 160 УПК РФ), а Осипова была арестована. В данном случае органы опеки незаконно действуют «задним числом», в то время как нормы Семейного Кодекса РФ содержат настоящее (текущее) время.

3. Осипова Т.В. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. И она, и ее муж С. Фомченков, заявляли и заявляют о фабрикации данного уголовного дела, причиной которой небезосновательно считают политическую подоплеку.

Действительно, обращает на себя внимание обстоятельство задержания Осиповой одновременно с проведением обыска по месту ее жительства и месту регистрации Фомченкова, не «традиционной» ФСКН России, в компетенцию которой входит борьба с незаконным оборотом наркотических средств, а Центром «Э» (отдел по борьбе с экстремизмом). Во время задержания сотрудники Центра «Э» дали Осиповой понять о связи ее уголовного преследования с общественной деятельностью ее мужа.

Т. Осипова категорически отрицает свою вину. В ходе обыска она пояснила понятым, что обнаруженные свертки с наркотическим веществом и помеченная денежная купюра ей не принадлежат; обыск производится несколькими сотрудниками в разных местах квартиры; обнаруженные наркотики подброшены. В настоящее время Осипова направила многочисленные жалобы на предмет незаконности ее задержания, порядка проведения обыска, заявила о своей непричастности к каким-либо преступным деяниям. Не исключено, что обращение с Таисией Осиповой в следственном изоляторе и упорство органов опеки в инициации дела по лишению родительских прав, связаны также и с принципиальной позицией Осиповой по уголовному делу (отказ от признания вины).

Что касается той «информации», которая послужила началу уголовного преследования этой женщины, то, к сожалению, ни общественность, ни прокуратура, ни Уполномоченный не смогут достоверно выяснить, имеет ли Осипова отношение к незаконному обороту наркотиков. Обвинение основано на оперативной информации и процессуальных действиях исключительно с «засекреченными» свидетелями, иными словами – с некими осведомителями. Крайне сложно защититься от обвинения, построенного на показаниях таких лиц. Имена таких осведомителей и сведения о личности не разглашаются, а следственные и судебные действия с ними проводятся исключая визуальное наблюдение. Доказать стороне защиты, что обвиняемый никогда не общался с этим гражданином, не встречался с ним, не имел общего окружения – невозможно. Зато, «засекреченные» осведомители могут оказаться «полезными» для фальсификации доказательств. Сотрудникам правоохранительных органов, пожелавшим осуществить незаконное преследование, достаточно договориться о даче таким осведомителем любых «нужных» показаний по уголовному делу. Весьма вероятно, что именно такая ситуация и имеет место в деле Осиповой.

Супруги видят причину преследований в том, что Сергей Фомченков является одним из старейших активистов оппозиционной организации «Другая Россия», известной своими многочисленными акциями протеста. С этого года «Другая Россия» намерена выйти в абсолютно легальное поле оппозиционной деятельности в виде политической партии. Программа ее была опубликована 20 июля 2010 года в федеральном выпуске «Российской газеты» № 5237. Именно Фомченков подготовил документы для регистрации партии, и именно Фомченков должен был в период ноября-декабря подать документы в органы юстиции.

Действия смоленских инстанций, исходя из имеющейся информации, стоит расценить как самые грязные методы в борьбе на политическом поле. Не исключено, что должностные лица Смоленска действуют подобным образом не без указания «сверху».

В связи с вышеизложенным, убедительно ПРОСИМ:

- Директора ФСИН России:

- принять меры по направлению обвиняемой Осиповой Т.В. в ЛПУ системы ФСИН России или ЛПУ системы здравоохранения, для обследования степени заболевания сахарным диабетом и назначения курса инсулиновой терапии, получения предписаний о лекарственных препаратах, которые должны быть в непосредственной близости от обвиняемой в случае резкого снижения уровня сахара, и о той медпомощи, которую ей должны оказать в таком случае;
- принять меры по переводу Осиповой Т.В. в стационар МСЧ, или в ЛИУ системы ФСИН России, или в гражданскую больницу;

- Уполномоченного по правам человека в Смоленской области:

- провести проверку обстоятельств неоказания медицинской помощи в ФБУ ИЗ 67/1 г. Смоленска , угрожающих жизни и здоровью Осиповой Т.В., в том числе с непосредственным посещением обвиняемой по месту ее содержания;
- обратиться к прокуратуре Смоленской области за содействием в проведении проверки обстоятельств, подлежащих выяснению в связи с жалобами Осиповой Т. В. и Фомченкова С. на незаконное уголовное преследование Осиповой Т.В.; и, при наличии возможности, провести проверку по жалобе совместно с прокурором по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, дознание и предварительное следствие;
- по результатам проверок, принять меры, предусмотренные ст. 14 Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Смоленской области» от 3 марта 1998 года;

- Уполномоченного по правам ребенка Смоленской области:

- принять меры, в рамках имеющейся компетенции, к прекращению действий должностных лиц органов опеки и попечительства, инспекции по делам несовершеннолетних, направленных на лишение Осиповой Т.В. родительских прав, поскольку к таким действиям нет ни формальных, ни реальных оснований; права и законные интересы ребенка никем не нарушаются;

- Прокурора Смоленской области:

- поручить проведение проверок: законности и обоснованности выполнения оперативных мероприятий по уголовному делу, возбужденному в отношении Осиповой Т.В., соблюдения требований уголовно-процессуального закона в ходе проведения обыска по месту жительства Осиповой Т.В., обоснованности ходатайства следственных органов об избрании меры пресечения Осиповой Т.В. в виде заключения под стражу, обстоятельств неоказания медицинской помощи в ФБУ ИЗ 67/1 г. Смоленска, угрожающих жизни и здоровью Осиповой Т.В.;

- по результатам проверок принять меры прокурорского реагирования.

С уважением,

Председатель Комитета, член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, член Президиума Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными органами, член Координационного Совета Общероссийского Союза «Гражданское общество - детям России», член Общественного Совета при МВД РФ
А. В. Бабушкин

Президент Центра «Гражданская позиция» «Комитета за гражданские права», эксперт по вопросам защиты прав человека
Р. В. Латыпов

тел./факс: +7 (499) 478-95-15, +7 (499) 478-08-47

 

Aдрес статьи: http://zagr.org/886.html

[ ЗАКРЫТЬ ]