26-11-2010
О нарушении прав многодетной семьи Авдеевых (пос. Волоконовка Белгородской области)
 
О нарушении прав многодетной семьи Авдеевых (пос. Волоконовка Белгородской области)

Уполномоченному при Президенте РФ
по правам ребенка
Астахову Павлу Алексеевичу


Прокурору Белгородской области
Старшему советнику юстиции
Савруну Николаю Дионезовичу


Обращение в порядке ст. 27 ФЗ
«Об общественных объединениях»


В адрес Центра «Гражданская позиция» «Комитета за гражданские права» поступила информация о беспрецедентной травле многодетной семьи, проживающей в поселке Волоконовка Белгородской области, со стороны местных органов опеки и попечительства и правоохранительных органов.

Родителями являются Григорий и Татьяна Авдеевы; в семье трое детей, в том числе один грудной ребенок. Помощь в воспитании и уходе за детьми оказывают родители Григория Авдеева – мать и отец. Фактически, они составляют единую семью. Никто из четверых взрослых членов семьи не признан недееспособным и такой вопрос не ставился; никто не ограничен в дееспособности; все взрослые члены семьи физически и психически здоровы, на учете в ПНД/НД не состоят, не имеют инвалидности и адекватно воспринимают окружающую действительность. Семья ведет добропорядочный образ жизни, жалоб от соседей на них не имеется

В конце сентября 2010 года в отношении Григория и Татьяны Авдеевых было возбуждено уголовное дело по ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности», по инициативе прокуратуры Волоконовского района Белгородской области. Об этом незамедлительно была размещена информация на официальном сайте прокуратуры, еще до того, как был выполнен необходимый и достаточный объем следственных действий со стороны ОВД Волоконовского района.
В частности, сообщалось, что взрослые Авдеевы оставили детей дома одних, при этом один ребенок обварился кипятком. Родители не оказали никакой помощи ребенку. У ребенка были инфицированные ожоги 1-3 степени. Через два дня врачам поступила информация о том, что в семье Авдеевых в пос. Волоконовка находится ребенок с ожогами. Врачи на карете «Скорой помощи» выехали к дому Авдеевых, но отец семейства отказался госпитализировать ребенка. Тогда, с помощью сотрудников милиции, ребенок был отвезен в больницу принудительно, после чего в отношении родителей и было возбуждено уголовное дело.
В некоторых белгородских СМИ, в нарушение конституционных принципов презумпции невиновности и уважения частной жизни, началась обструкция семьи, что уже предопределяло позиции официальных лиц, которым предстоит окончательно решить судьбу семьи, как в рамках уголовного дела, так и в вопросе об ограничении/лишении родительских прав.

Вместе с тем, в тот же период времени (сентябрь-октябрь 2010 года) со стороны издания «Голос Белогорья» было проведено независимое журналистское расследование, обнародовавшее следующие факты.

25 сентября Григорий и Татьяна Авдеевы, вышли из дома примерно на один час, оставив двоих детей с бабушкой и дедушкой, которые на протяжении многих лет постоянно помогали осуществлять уход за детьми. Пребывание детей с дедушкой и бабушкой не противоречит закону, например, в силу ч. 2 ст. 54 Семейного Кодекса РФ «Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье…», когда членами семьи являются бабушка и дедушка, а жизнь и воспитание в семье подразумевают и уход за детьми, и присмотр за ними со стороны взрослых. Бабушка, Авдеева Н.С., во время отсутствия родителей, решила прокипятить белье, затем сняла кастрюлю с бельем и поставила на пол. Она не успела отреагировать на подбежавшего к кастрюле малыша (Михаила), который в эту кастрюлю сел. Ребенок, действительно, получил ожоги туловища. Кроме Авдеевой Н.С., бабушки, которая способна самостоятельно нести ответственность за все свои действия, никто не может быть обвинен в произошедшем несчастном случае.

Родители и бабушка немедленно отреагировали на случившееся. Они не оставляли ребенка без всякой помощи. Ребенка сразу раздели, в течении двух дней ежечасно ему смазывали ожоги противоожоговыми мазями и витаминными мазями. Михаилу по схеме давали обезболивающие и жаропонижающее средство «Нурофен». На момент приезда врачей, ребенок чувствовал себя нормально, играл, температуры не было, на боль не жаловался. Семья Авдеевых считает, что, по их визуальным наблюдениям, ожоги начинали проходить.

После госпитализации Михаилу в больнице были наложены повязки. Авдеевы считают, что медицинская помощь была некачественной. Через несколько дней после наложения повязок, ребенку сняли их, отдирая с кровью, ребенок плакал и кричал от боли.

Мы обращаем внимание на то обстоятельство, что в соответствии с законом в числе правоохранительных функций прокуратуры РФ важнейшей является борьба с преступностью, с криминалом; выявление и предупреждение готовящихся преступлений. Но в рассматриваемом случае, произошло искусственное инициирование уголовного дела в отношении добропорядочных граждан, в действиях которых состава уголовного преступления не было; и сами граждане Авдеевы явно не являются ни криминальными, ни асоциальными личностями.

По смыслу закона, ответственность по ст. 125 УК РФ предусмотрена за бездействие лица. Закон не требует наступления вредных последствий, но обстановка преступления должна быть обусловлена реальной опасностью для жизни и здоровья потерпевшего. Также, термин «заведомость» являет собой такое бездействие лица, когда оно имеет возможность оказать потерпевшему какую-либо помощь – самостоятельно устранить опасность, позвать на помощь кого-либо, но с прямым или косвенным умыслом не делает этого.

В данном случае, Авдеевы не бездействовали, глядя на обожженного сына. Они оказывали ему медицинскую помощь самостоятельно: смазывали раны, давали обезболивающее и жаропонижающее лекарство. Они были убеждены в том, что ожоги не обширны и не глубоки, и в том, что они точно смогут вылечить сына самостоятельно. Таким образом, вывод правоохранителей о наличии в их действиях умысла на совершение деяния, предусмотренного ст.125 УК РФ, является ошибочным, не основанным на норме закона.

Согласно ст. 26 УК РФ, мы имеем дело с неосторожностью – деянием, совершенным с силу легкомыслия. При легкомыслии лицо не допускает наступления последствий, а рассчитывает на их предотвращение. Причем, лицо рассчитывает не на «авось» (что являет собой косвенный умысел), а на свои собственные умения и навыки. Осознанный расчет на нарушение при этом определенных правил не исключает неосторожного деяния, так как лицо убеждено, что его самостоятельная деятельность исключит вредные последствия в данном конкретном случае. Ситуация, в которой оказались Авдеевы, в точности предусмотрена вышеописанной нормой Общей части УК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 24 УК РФ, деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Статьей 125 УК РФ неосторожность в бездействии лица не предусмотрена. Следовательно, Григорий и Татьяна Авдеевы не подлежат уголовному преследованию, а уголовное дело по ст. 125 УК РФ не может быть и не должно было быть в их отношении возбуждено. «Нет преступления, не указанного в законе».

Что касается реальной опасности для жизни и здоровья Михаила, получившего ожоги кипятком, то, на основе исследованной нами официальной медстатистики, ожоги менее 10% тела влекут летальный исход в 0, 5 % случаев; при этом статистические данные учитывают и ожоги 4 степени, то есть самой тяжелой степени, каковых у ребенка однозначно не было. Обширность ожогов у Михаила, по сообщению прокуратуры, составила 3%, что намного меньше 10 %.
Представляются натянутыми врачами больницы выставленные диагнозом сведения об ожогах 1-3 степени у ребенка. Из описания ситуации следует: воздействие кипятка было одинаково и равномерно направленным. Поэтому, утверждение о столь различных ожогах – и 1, и 2, и 3 степени тяжести, представляется недостоверным.
Понятия «инфицированности» ожогов, как это указано в сообщении прокуратуры, не существует.
Ожоги 1 и 2 степени тяжести лечатся, как правило, амбулаторно. При лечении ожогов, действительно, применяют обезболивающие средства, витаминные средства и противоожоговые мази, что Авдеевыми было сделано на дому.
Снятие повязок с ожоговых ран, при реально или вероятно сильных болевых ощущениях, должно производиться в ванне с определенным раствором перманганата калия или иных средств, и даже может производиться при применении наркоза. Между тем, в больнице Михаилу Авдееву, маленькому ребенку, снимали повязки «наживую», в нарушение общепринятых медицинских стандартов.
Считаем, что обстоятельство нарушения врачами медстандарта, и высказанное Авдеевыми недовольство этими действиями врачей, и послужило выставлению врачами ложного диагноза о наличии у ребенка ожогов 3 степени – в отместку за позицию Авдеевых.

Далее, необходимо обозначить те истинные причины, которые заставили Григория Авдеева воспротивиться госпитализации сына тогда, когда работники Скорой помощи предложили отвезти ребенка в стационар.

Сообщение прокуратуры недостоверно в том, что вначале к дому Авдеевых приехала Скорая помощь, и лишь потом – сотрудники милиции.
Многие жители Волоконовки видели совсем иную картину: к дому Авдеевых сразу приехала не только карета Скорой помощи, но вместе с ней: значительное число сотрудников милиции, сотрудники органов опеки и соцзащиты населения. Около дома Авдеевых оказался целый эскорт чиновников, и их действия носили характер отобрания ребенка и запугивания семьи, а не убеждение врачами родителей отправить ребенка в больницу.

Дело в том, что в отношении Григория Авдеева со стороны органов опеки и попечительства Волоконовского района длительное время идет настоящая травля, в связи со следующим.

У Авдеева было ранее двое детей от предыдущего гражданского брака, где Авдеев в отношении детей устанавливал отцовство. Мать этих детей, не занималась уходом и воспитанием, по сути детей бросила. Она была лишена родительских прав. Органы опеки и попечительства отказались передать детей Григорию Авдееву, несмотря на то, что условия для проживания и полноценного воспитания детей, у их родного отца были. Эту позицию органы опеки объяснили, главным образом, тем, что Авдеев не состоял в законном браке с матерью детей, не создал полноценной семьи. Дети были переданы в патронатную семью в Красногвардейском районе Белгородской области.

Григорий Авдеев смог разыскать своих первых детей. Опекуны разрешили отцу общаться с детьми. Григорий, а также бабушка и дедушка, навещали детей.

Порядка 1 года назад, первые дети Авдеева, вместе с опекунами, и другими детьми патронатной семьи, погибли при пожаре, сгорев в доме опекунов. А всего в доме опекунов проживало 8 детей, и собственных, и приемных. Органы опеки и попечительства должным образом не проверили, соответствует ли жилье патронатной семьи правилам безопасности. Органы опеки и попечительства Белгородской области, бездумно отбирали детей от одной семьи и отдавали другой, не проверив должным образом, способна ли родная семья, от которой отняты дети, достаточно обеспечить и воспитать их, и способна ли приемная семья, которой эти дети переданы, при наличии еще 6-рых детей, следить за порядком, устранять неисправности в доме, осуществлять необходимый ремонт и принимать прочие меры для реальной безопасности детей.

Какой-либо правовой оценки со стороны официальных инстанций, действия областных органов опеки и попечительства не получили, и тем более, никто из должностных лиц органов опеки не понес какой-либо ответственности. Правоохранительные органы «не увидели» связи между деятельностью чиновников и гибелью детей в приемной семье. Гибель детей и опекунов патронатной семьи в огне оказалось незамеченной пресс-службами официальных властей и СМИ. Зато об ожоге Михаила Авдеева местная прокуратура возвестить не замедлила.

После смерти своих первых детей, Авдеев начал писать жалобы в различные инстанции, как на действия органов опеки, так и с требованием о перезахоронении детей вблизи пос. Волоконовка. Эти обращения были безрезультатны, зато повлекли для семьи Авдеевых многочисленные угрозы со стороны чиновников. Сотрудники органов опеки и попечительства Волоконовского района прямо заявляли Авдееву: малейшая «зацепка», в том числе попадание любого из его детей в больницу – и все дети будут отобраны так же, как и первые, погибшие.

О травле семьи Авдеевых наслышано не только пос. Волоконовка. Имеют представление о ситуации и сотрудники местных органов социальной защиты населения. Так, в интервью корреспонденту «Голоса Белогорья», работник районной соцзащиты С. Тетерятник, высказывала мнение о несправедливости намерений по отъему детей у Авдеевых. По ее мнению, и по результатам обследования условий жизни этой многодетной семьи – дети воспитываются в хорошей обстановке. В доме чисто, уютно, всегда в наличии большой набор продуктов питания. Представители соцзащиты не свидетельствовали о том, что Авдеевы когда-либо жестоко обращались с детьми. Напротив, они говорили о том, что семья Авдеевых – нормальная, крепкая, непьющая. Опрошенные журналистом Т. Дубининой жители Волоконовки отрицали факты жесткого или черствого отношения Авдеевых к своим детям.

Как справедливо отметил, порядка месяца назад, Уполномоченный по правам ребенка по г. Москве Е. Бунимович, после своего вмешательства в процесс незаконного отобрания пятерых детей у семьи москвичей Кузнецовых – органы опеки и попечительства должны выполнять не только контрольно-репрессивную функцию, но главным образом – функцию защиты и охраны семейных отношений. В рассматриваемом случае, со стороны чиновников местной опеки, Григорий Авдеев заслуживал простого человеческого сочувствия, как отец, потерявший двух старших детей. А последствиями несчастного случая, произошедшего с маленьким Михаилом 25 сентября, должна была быть разъяснительная беседа с родителями о вреде самолечения.

Вместо этого, чиновники определенно намерены и этих детей Авдеева лишить нормальных условий жизни и воспитания в собственной семье, а правоохранительные органы определенно ищут преступников вне сферы криминала.

В связи с изложенным, убедительно ПРОСИМ:

Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка:

- обратиться в компетентные органы о проведении полной, комплексной, объективной проверки причин и обстоятельств гибели двух старших детей Г. Авдеева, переданных по инициативе органов опеки и попечительства в приемную семью;

- обратиться в общественные правозащитные и благотворительные организации Белгородской области о юридической помощи и представлении интересов в судах семьи Авдеевых, ввиду недостаточности средств у семьи для оплаты профессионального адвоката;

- в пределах возможностей аппарата Уполномоченного, провести независимое собственное обследование условий жизни и воспитания детей в семье Авдеевых, получить объяснения относительно несчастного случая 25.09.2010 и оказания доврачебной помощи ребенку - непосредственно от Т. и Г. Авдеевых, а также от родителей Г. Авдеева;

- запросить объяснения от органов опеки и попечительства и органов социальной защиты населения, Волоконовского района Белгородской области, с указанием их претензий к семье по вопросу ухода за детьми, с приложением ими подтверждающих претензии документов; и с указанием имеющихся положительных сведений о семье, с приложением ими подтверждающих документов;

- в пределах возможностей Уполномоченного, принять меры к проведению психологической экспертизы Михаилу Авдееву, и истребовать ее результаты;

- рекомендовать должностным лицам органов опеки: 1. воздержаться от любых мер по отъему детей из семьи Авдеевых, 2. провести с Г. и Т. Авдеевыми разъяснительные собеседования, 3. предоставить родителям время для исправления ими упущений и ошибок в уходе за детьми;

- в пределах возможностей и компетенции Уполномоченного, совместно с прокуратурой Белгородской области, провести проверку законности и обоснованности уголовного преследования Авдеевых по ст. 125 УК РФ;

- в случае отсутствия оснований для прекращения уголовного преследования в отношении Авдеевых, рекомендовать компетентным органам направить медицинские сведения о состоянии здоровья пострадавшего 25 сентября 2010 г. М. Авдеева, в экспертное учреждение за пределы данного субъекта федерации (например, в Воронежское Бюро СМЭ, крупное и уважаемое учреждение), для независимой экспертной оценки тяжести ожогов и их реальной опасности, так как в пределах Белгородской области на выводы экспертов могут повлиять публикации официальных инстанций;

- на основе всех собранных сведений, при необходимости, дать заключение Уполномоченного по вопросу восстановления прав и нормальной жизнедеятельности данной семьи, направить заключение заинтересованным в деле инстанциям и гражданам;

Прокурора Белгородской области:

- провести полную, комплексную, объективную проверку причин и обстоятельств гибели двух старших детей Г. Авдеева, переданных по инициативе органов опеки и попечительства в приемную семью;

- провести проверку законности действий органов опеки и попечительства в отношении Г. и Т. Авдеева, в частности, обстоятельств поступления угроз от должностных лиц семье об отобрании детей в случае обращения Авдеевых за медицинской помощью детям;

- провести проверку законности и обоснованности уголовного преследования Авдеевых по ст. 125 УК РФ, а также возможности Авдеевых пользоваться услугами профессионального защитника по назначению, порядка проведения расследования в части сбора доказательств (свидетельств) об оказании доврачебной помощи ребенку со стороны родителей;

- по результатам проверок, при необходимости, принять меры прокурорского реагирования.

С уважением,

Председатель Комитета, член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, член Президиума Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными органами, член Координационного Совета Общероссийского Союза «Гражданское общество - детям России», член Общественного Совета при МВД РФ
А. В. Бабушкин

Президент Центра, эксперт по вопросам защиты прав человека ,член Правления «Комитета за гражданские права»
Р. В. Латыпов

тел/факс: + 7 (499) 478-95-15, +7 (499) 478-08-47


( Фото с сайта "Голос Белогорья" golosbel.ru : Миша и бабушка )
 

Aдрес статьи: http://zagr.org/857.html

[ ЗАКРЫТЬ ]