03-11-2010
Политики и правозащитники о законопроекте «О полиции»
 
Политики и правозащитники о законопроекте «О полиции» «Сотрудникам полиции будет запрещено применять спецсредства против незаконно митингующих, а также в отношении беременных, инвалидов и детей. Это положение включено в законопроект «О полиции».

«Специальные средства запрещается применять в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних лиц, кроме случаев оказания указанными лицами вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью граждан и сотрудника полиции», — говорится в 22-й статье документа.

Полицейский не сможет использовать спецсредства также «при пресечении незаконных собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований ненасильственного характера, которые не нарушают общественный порядок, работу транспорта, средств связи и организаций».

В законопроекте подробно описаны и ограничения в применении специальных средств. В частности, «не допускается нанесение человеку ударов палкой специальной по голове, шее, ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца, не допускается применение водометов при температуре воздуха ниже нуля градусов Цельсия».



Борис Пантелеев, Комитет защиты заключенных, Санкт-Петербург:

Когда читаешь такие документы - тихо радуешься, что тебя «миновала чаша» работы в органах. Ну вот явно не надо мною будут надсмехаться читая о том, что «…Специальные средства запрещается применять в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних лиц, кроме случаев оказания указанными лицами вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью граждан и сотрудника полиции». Представляю картину – группа женщин, с явными признаками беременности и агрессии на лице или лиц с признаками малолетнего инвалидства (а может – инвалидного малолетства) - так вот группа таких вот граждан или гражданок оказывают вооруженное сопротивление омоновцам. Каково а? Малолетки с берданками наперевес. Или инвалиды с булыжниками. Или женщины с признаками вил в руках и беременности. И вот эта «ватага мудрецов», бесбашенная и циничная, со словами «весь мир насилья мы разрушим» и половецким посвистом атакует омоновцев, а те, не имея права применять специальные средства, кричат – «Что вы делаете? Как вам не стыдно?». Думаю, это настолько же смешно и грустно, сколь и неправдоподобно.

А ещё, получается, спецсредства нельзя применять к женщинам с признаками беременности. А без таковых, получается, можно «отоварить дубиной по башке»?

А вот ещё перл из этого документа – «Сотрудник полиции не может в оправдание своих действий (бездействия) при выполнении служебных обязанностей ссылаться на интересы службы, экономическую целесообразность, незаконные требования и приказы вышестоящих должностных лиц или какие-либо иные обстоятельства». Нет, звучит то классно и совершенно правильно. Вот только это так далеко от жизни. Ну, скажите, есть ли у кого-либо уверенность, что, попытавшись, например, узнать у милицейской машины, рассекающей с сиреной среди пробок дорожных, насколько обоснована их уверенность в своем праве двигаться беспрепятственно, вы услышите внятный и четкий ответ? Так то, от журналистов, самих милиционеров мы слышим, нередко, откровения, что эти мигалки включают просто потому, что опаздывают в кино или на вечеринку. Но вот в жизни вы ответ вряд ли услышите. Ну ладно, согласен, пример немного хромает – среди милиционеров есть немало порядочных сотрудников и останавливать каждого - так никакую преступность не победишь.
А вот как товарищ милиционер НЕ сможет выполнить приказ начальства я себе представляю с трудом.

Лев Пономарев, Движение «За права человека»:

«Закон о милиции и раньше был не таким плохим, и срочно его менять необходимости не было. Если кто-то думает, что смена названия - полиция вместо милиции - что-то изменит, то он ошибается. Я считаю, что у нас в милиции происходит катастрофа. С принятием закона «О полиции» в лучшую сторону ничего не изменится. Нужно заниматься коренной реформой милиции. Законопроект «О полиции» был выложен в Интернете для обсуждения, но процесс внесения поправок публичным не был. Все это был камуфляж. Не сделано то, что предлагали мы - по опыту западных стран надо было сделать департамент собственной безопасности МВД отдельным ведомством. Это помогло бы борьбе с коррупцией. Нужно было изменить систему подчинения руководителей региональных управлений внутренних дел центру».

Эдуард Лимонов, лидер оппозиционной коалиции «Другая Россия»:

«Законопроект мне не импонирует. Это еще один шаг в сторону полицейщины. Надо сделать по опыту США начальников отделений милиции выборными. В таком случае они будут зависеть от граждан. А сейчас они зависят от начальства. Это старый феодальный принцип подчинения. Его надо ломать. Это не будет панацеей от всех бед, но изменит отношение и внутри милиции, и между милицией и обществом».

Геннадий Гудков, «Справедливая Россия»:

Поступивший в Госдуму законопроект «О полиции», доработанный после общественной дискуссии, стал едва ли не хуже первоначального варианта. Говоря по большому счету, этот документ по сути не изменился, а по некоторым моментам стал еще хуже первоначального варианта, так что непонятно, для чего затевалась общественная дискуссия по нему. Что же касается численности и структуры полиции, то это отдано на откуп указам президента и приказам МВД, поскольку в законопроекте множество отсылочных норм и многие конкретные вопросы должны регулироваться подзаконными актами правительства. Регионы полностью исключаются из решения по кадровым вопросам и таким образом выстраивается унитарная милицейская вертикаль с отчетностью в Москве.
Практически сохраняются все ныне действующие избыточные функции милиции-полиции: налоговые проверки, проверки финансово-хозяйственной деятельности, право запрашивать любые, в том числе коммерческие документы.
Правда, исчезла норма о возможности задержания гражданина на один час для проверки документов, но осталось право вламываться в любые помещения с уведомлением об этом прокурора.
Нынешняя вневедомственная охрана - а это 400 тыс. человек - по-прежнему сможет на коммерческих началах продолжить свою работу в качестве ЗАО полиции.
В законопроекте присутствуют лишь общие декларации о сколько-нибудь серьезном общественном контроле за деятельностью полиции. Это суррогат контроля, так как общественные советы по-прежнему формируются региональной исполнительной властью, то есть по сути люди в них назначаются, причем полномочия этих общественных советов никак в законопроекте не прописаны. То же самое можно отнести и к работе СМИ - они могут запрашивать конкретную информацию, но МВД и ее структуры могут предоставлять лишь ту информацию, которую посчитают нужным - это эрзац контроля.
Вопросы кадровой политики остались за рамками законопроекта, поскольку механизмы кадрового очищения в нем абсолютно отсутствуют.
 

Aдрес статьи: http://zagr.org/822.html

[ ЗАКРЫТЬ ]