06-10-2010
Казахстан: произвол в отношении заключенных набирает обороты
 
28 сентября в Караганде возле здания областного суда состоялась импровизированная пресс-конференция Вадима Курамшина, соучредителя РОО «Противодействие произволу» и адвоката Сергея Галко. Темой пресс-конференции был процесс над осужденными АК 159/6, снявшими в мае 2010 года на камеру мобильного телефона процесс избиения сотрудником колонии осужденного Евгения Карауш. Впоследствии запись избиения попала в СМИ и вызвала большой общественный резонанс.

Через месяц после появления кадров избиения в колонии АК 159/6 повесился осужденный Максим Кожанов, который непосредственно снимал процесс избиения на камеру мобильного телефона. В настоящее время в Шахтинске идет суд над Евгением Карауш и еще тремя заключенными, которые обвиняются в дестабилизации работы колонии.

По мнению правозащитника Вадима Курамшина: «Всё то, что доводилось претерпевать на себе покойному Максиму и составляет объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 102 УК РК, т.е. доведения до самоубийства. А именно: физические, психологические истязания, унижение человеческого достоинства, постоянные угрозы». Имело место событие преступления - человека довели до самоубийства! «Мы требуем возбуждения уголовного дела в отношении виновных должностных лиц» - сказал правозащитник.

Сам Максим в продемонстрированном СМИ предсмертном послании прямо указывает виновных в его смерти лиц. Это начаьник УИС по Карагандинской области, а ныне — по СКО - Шотаев и начальник АК 159/6 Сарин. Следует заметить, что Шотаев ранее уже дезинформировал общественность через СМИ о том, что данный ролик был отснят вообще не на территории данной колонии и что в нем не Карауш, а также что он «заставит за него ответить».
На пресс-конференции также выступил со своими доводами адвокат подсудимых Сергей Галко. Он полностью поддержал Курамшина в том, что никакого преступления осужденные не совершали, что имеет место очевидный заказ сверху, что никаких оснований у обвинения утверждать, что ролик — фикция — нет. «Данный процесс — не более, чем театр абсурда и близко не похожий на отправление правосудия» - сказал адвокат.

Кроме того, Вадим Курамшин обратил внимание журналистов на странные обстоятельства: своего рода «непотопляемоссть» Шотаева и Сарина: «Имел место ряд резонансных ЧП. Максим Кожанов после адских пыток, истязаний и угроз покончил жизнь самоубийством. А прямо причастные к данным резонансным событиям не несут никакой ответственности!» Всё, что утверждает в своем предсмертном письме Максим, подтверждает и другой заключенный, находящийся рядом с Максимом в те трагические дни, в своем письме матери Максима.

Театр абсурда, как охарактеризовал адвокат судебный процесс, подходит к концу. На 28 сентября были запланированы прения. Однако судья перенес очередное судебное заседание из-за «болезни подсудимых». При этом судья предпочел скромно умолчать, что на самом деле подсудимые в знак протеста, что их «не слышат» на суде, зашили себе рты.

Само обвинительное заключение не выдерживает ни малейшего критического анализа. В нем абсолютно не просматривается фабула обвинения. Иными словами, совершенно непонятно, за что их все-таки судят: за ролик, в сторону фальсификации которого не приведено ни одного доказательства, равно как и нет экспертизы ролика; либо за то, что они не вышли на прогулку, что является правом, а не обязанностью; либо за то, что они порезали сами себя, нанеся при этом вред лишь самим себе, но никак не гражданам, обществу, государству!

После пресс-конференции и посещения судебного процесса Вадим Курамшин отбыл в Астану. Следует отметить, что Вадим работает практически на голом энтузиазме, живя «на колесах», передвигаясь на подержанных «Жигулях», которые выходят из строя в каждом городе, не в пример штатным казахским «правозащитникам», получающим многомиллионные гранты и неизвестно на что их тратящих.
 
Андрей Цуканов

Aдрес статьи: http://zagr.org/784.html

[ ЗАКРЫТЬ ]