04-10-2010
Европейский суд начал коммуникацию по жалобе Юрия Шутова
 
Европейский суд начал коммуникацию по жалобе Юрия Шутова Европейский Суд начал коммуникацию (производство по существу) по жалобе Юрия Шутова. Жалоба Юрия Шутова (Shutov v.Russia №20922/08, адвокаты Дмитрий Аграновский, Каринна Москаленко) объединена с жалобами Сергея Денисова (Denisov v.Russia №1985/05, адвокат Елена Липцер), Айрата Гимранова (Gimranov v.Russia №18579/07, адвокат Константин Кузьминых), Дмитрия Филимонова (Filimonov v.Russia №21748/07, адвокат Константин Кузьминых) и Алексея Додонова (Dodonov v.Russia №21954/07, адвокат Максим Гафаров) в одно производство – Denisov and 4 other cases v.Russia.

Все фигуранты были осуждены 15.02.2006 Санкт-Петербургским городским судом по ст.ст.209 ч.1 , 105 ч.2 , 222 ч.3 УК РФ к пожизненному лишению свободы в ИК особого режима. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.11.2006 приговор в этой части оставлен без изменения.

Правительству Российской Федерации было направлено изложение фактов по делу и было предложено ответить на вопросы, поставленные Европейским Судом. Одновременно с направлением вопросов Правительству РФ, Суд решил вопрос о приемлемости жалоб Заявителей. Правительству РФ предложено ответить на поставленные вопросы до 18 января 2011 года, а также предложено к этому времени представить свою позицию по дружескому урегулированию.

Европейский Суд поставил перед Правительством Российской Федерации следующие вопросы (перевод выполнен Аграновским Д.В.):

1. Имели ли Заявители справедливое судебное разбирательство при предъявлении им уголовного обвинения, в соответствии со ст.6 ч.1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, имея ввиду их удаление из зала суда в течение судебных слушаний, а в отношении Шутова и отсутствия при кассационных слушаниях? Могли ли они в условиях их удаления из зала суда эффективно осуществлять свои права, гарантированные ст.6 ч.3 п.п.a, b, c, d Конвенции?
2. Были ли слушания по делу публичными, как того требует ст.6 ч.1 Конвенции? Если нет, было ли удаление публики «строго необходимо» имя ввиду положения ст.6 ч.1 Конвенции?
3. Был ли Санкт-Петербургский городской суд, рассматривавший дело Заявителей в первой инстанции, «судом созданным на основании закона», как того требует ст.6 ч.1 Конвенции? В частности, Правительство должно предоставить следующую информацию:
(а) Когда и кем непрофессиональные судьи (народные заседатели – Д.А.) М. и И. назначены на их должности?
(b) Что явилось основой для продления их полномочий?
(с) Каковы были законные основания для продолжения их участия в процессе после ликвидации института народных заседателей в судебной системе России в 2002 году?
Правительству предложено предоставить копии всех документов, которые бы обосновывали законность назначения и продления полномочий народных заседателей М. и И.
4. Была ли продолжительность судебного процесса совместима с требованием «разумного времени», установленным ст.6 ч.1 Конвенции?

Кроме того, Судом были поставлены вопросы по жалобам конкретных Заявителей. В частности, по Денисову был задан вопрос о совместимости условий его содержания в предварительном заключении с положениями ст.3 Конвенции (право не подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению). По Гимранову был задан вопрос о совместимости отказа предоставить ему переводчика в процессе с положениями ст.6 ч.3 Конвенции.

По Шутову был также задан вопрос, был ли отказ Шутову заключить соглашение с новым адвокатом после его отказа от ранее участвовавших адвокатов, совместим с положениями ст.6 ч.3 п. «с» Конвенции.

( Ред.: подробности дела Ю.Т.Шутова см. на его сайте http://shutov.zavolu.info )
 
Дмитрий Аграновский, адвокат

Aдрес статьи: http://zagr.org/771.html

[ ЗАКРЫТЬ ]