Байка о том, как я суду доказательства предъявлял
 
Байка о том, как я суду доказательства предъявлял Дмитрий Краюхин - известный орловский правозащитник, занимается правозащитной журналистикой, поддержкой и развитием структур гражданского общества. Директор Института Общественных Проблем «Единая Европа», главный редактор Информационно-аналитического правозащитного агентства «ЦентрРус». Желающие подписаться на рассылку ИА «ЦентрРус», могут направить письмо по адресу centrrus@gmail.com.

Сразу хочу оговориться: кое-что в этой байке может обидеть евреев. Хотя рассказывал я ее и своим друзьям-евреям — никто из них обижался. Так что расскажу без купюр, тем более, я вас честно предупредил... Иду я как-то по улице с одним нашим сумасшедшим фашистом, а тот мне говорит о том, что его более всего волнует. А что может волновать сумасшедшего орловского фашиста? Разумеется — жиды!.. Вот идем мы с ним, а он все о них: «Жиды-жиды-жиды... Жиды-жиды... » Слушаю я его, головой в нужных местах киваю — но случайно голову повернув, от собственного открытия обалдеваю. И тут же открытием со своим визави делюсь: «А знаете, батенька, что вы в профиль очень на Борисабрамыча Березовского похожи?» Тот, фашист в смысле, от возмущения аж подпрыгнул.
А, приземлившись, — тут же накатал заявление в суд. «В Заводской народный суд города Орла от русского патриота-антифашиста, борца с жидовским фашизмом Оленина Анатолия Ивановича, проживающего по такому-то адресу, Заявление, — пишет он. — Такого-то числа я проходил по улице с товарищем Краюхиным Д.А. И товарищ Краюхин Д.А. сказал мне, что я по форме черепа напоминаю ему жида Березовского». Вообще-то, я ни про форму черепа, ни про жида не говорил — но это не те неточности, из-за которых стоит копья ломать и на Анатолия Ивановича обижаться стоит. «На это я возразил товарищу Краюхину Д.А. что Березовский — жид и грабитель народной копейки, — пишет далее Анатолий Иванович. — А я не жид и не грабитель народной копейки, но если бы я и был жидом, то это хорошо, что есть хотя бы один жид, который борется с жидовским фашизмом. Я знаю, что товарищ Краюхин Д.А. — правозащитник, умный человек, и понимал, что оскорбляет меня и нарушает мои права, сравнивая не с героем 1812 года Багратионом, а с жидом Березовским. Мне, как русскому патриоту-антифашисту, борцу с жидовским фашизмом хорошо известно, что жиды в Израиле считают жидами только тех жидов, которые исповедуют иудаизм. Кроме того, они делают специальные анализы крови, чтобы выяснить — жид человек или не жид. В этом нет ничего общего с правами человека, но это их внутренний жидовопрос. Я прошу взять у меня анализы крови и направить их в Израиль, чтобы выяснить — жид я или не жид. Одновременно прошу взять анализы крови и у товарища Краюхина Д.А., хотя лично я не сомневаюсь, что товарищ Краюхин Д.А. жид, поскольку он водил дружбу с жидом № 1 Орловской области.»
Судя по всему, Анатолий Иванович имел в виду первого орловского правозащитника, талантливого литературоведа, моего давнего приятеля и оппонента Эммануила Менделевича, в настоящее время, увы, покойного. Ну, а далее Анатолий Иванович требовал, чтобы суд признал меня виновным в оскорблении и распространении клеветы (В настоящее время дела данной категории отнесены к компетенции мировых судей. Но в те времена, в Орловской области, состав мировых судей еще не был сформирован полностью, и дела этой категории рассматривались федеральными судами). Подпись, дата... Вообще-то, Анатолию Ивановичу очень повезло: его заявление стала рассматривать Аделаида Ивановна Коровина. Попади оно, скажем, к судье Алле Салаевой — та бы расхохоталась и постаралась «прихлопнуть» дело, даже не доводя его до рассмотрения. Судья же Валентина Пухина, вынося постановление об отказе в приеме заявления, еще бы и отчитала бы Анатолия Ивановича. Аделаида же Ивановна была хорошим грамотным, как это называется в правовой среде, «крепким» судьей. Но и на Солнце есть пятна. У Коровиной не было чувства юмора. В смысле — совершенно. То есть не на уровне нуля, а, скорее, в районе «-273°С», абсолютного нуля.
И вот начинается судебное разбирательство. Зачитав заявление, судья обращается (как мне показалось, даже с какой-то скрытой надеждой) ко мне: «Скажите, этот факт имел место? Вы признаете себя виновным?» Но не могу же я обманывать суд! «Да, — решительно заявляю я. — был! Но виновным себя не признаю! Дело в том, что, на мой взгляд, Анатолий Иванович действительно похож на Березовского. Но сходство с депутатом Государственной Думы не может быть клеветой и оскорблением! К тому же, это сходство, на мой взгляд, связано с какими-то генетическими причинами, возможно, они являются какими-то дальними родственниками...» Сейчас далеко не все помнят, что некогда Борис Березовский был депутатом Госдумы от Карачаево-Черкессии. Но я об помнил и сразу же суду сообщл.
— И вообще, я не знал, что Березовский — жид! — заявил я судье. Надо отметить, что в ходе судебного разбирательства Аделаида Ивановна полушепотом употребляла слово «еврей»: мы же с Анатолием Ивановичем пользовались профессиональной терминологией. — Я всегда полагал, что Борис Абрамович по национальности карачаево-черкесец! Практически с ходу я заявляю ходатайство о привлечении Березовского в качестве заинтересованного лица: ведь вдруг, говорю, он тоже расстроится из-за сходства с Анатолием Ивановичем. К сожалению, судья это ходатайство отклонила, так же, как и следующее, о назначении соответствующей экспертизы с целью выявления сходства по форме черепа между Олениным и Березовским. Но, поскольку речь все же шла о сходстве, я предъявил суду фотографию Бориса Березовского и портрет Багратиона: «Вот смотрите Багратион стройный и шевелюра у него большая. А Березовский и Оленин оба сутуловатые и с залысинами на голове». На это Анатолий Иванович мне аргументировано возразил: «А я всегда в кепке хожу!» К следующему заседанию я серьезно подготовился: отсканировал портрет Юрия Лужкова в кепке и в «Фотошопе» самого Юрия Михайловича выкинул. Ну, а кепку все в том же «Фотошопе» надел на Багратиона и на Березовского — и вручил суду в качестве доказательства. На судью портреты Багратиона в кепке Лужкова и Березовского в кепке Лужкова никакого впечатления не произвели. А вот, забегая вперед, в областном суде, реакция была иной. В ходе рассмотрения кассационной жалобы, в коллегии по гражданским делам судья Гаталова, человек с хорошим чувством юмора, лениво перелистывавшая дело, вдруг замерла и, издавая какие-то странные звуки, начала клониться куда-то под стол.
Но впрочем, судебное разбирательство в районном суде продолжалось. Я заявил о том, что поддерживаю ходатайство истца о проведении гематологической экспертизы — именно так я расценил предложение Анатолия Ивановича о проведении экспертизы в Израиле. Поддержал, правда, с небольшим уточнением: «Сейчас, — заявил я в суде, — погода жаркая погода, боюсь, что анализы могут испортиться. Поэтому я предлагаю на время проведения экспертизы направить нас с Анатолием Ивановичем непосредственно к месту проведения экспертизы». Мое предложение судью ошарашило: «А... а за чей счет?». Я был решителен: «Разумеется, за государственный!»
Мне показалось, что судья была растеряна — и я решил прийти ей на помощь.
— Ваша честь, есть и другой вариант. Анатолий Иванович пишет: «Мне, как русскому патриоту-антифашисту, борцу с жидовским фашизмом хорошо известно, что жиды в Израиле считают жидами только тех жидов, которые исповедуют иудаизм». Но Анатолий Иванович, как русский патриот антифашизм, борец с жидовским фашизмом, может подтвердить, что принятие иудаизма мужчинами сопровождается... — тут я ненадолго задумался, —... некоторым хирургическим вмешательством.
— Так вот, ваша честь, — продолжил я решительно, — у меня имеются доказательства того, что я не исповедую иудаизм, и я готов эти доказательства предоставить суду! Пауза... Мертвая пауза... По лицу Аделаиды Ивановны видно, что она пытается понять: неужели она все это действительно услышала..
— Вы понимаете, — говорит она трагическим полушепотом, — ЧТО вы говорите?
— Понимаю, — отвечаю я решительно. — Я говорю об обозрении доказательств и исследовании их в судебном заседании!
Все. Ираида Ивановна поняла, что если она немедленно, тут же, в течение пятнадцати минут не прекратит разбирательство, судье придется таки обозревать и исследовать все доказательства, которые ей будут предъявлены. Постановлением судьи Заводского районного суда города Орла было отказано в удовлетворении заявления Оленина Анатолия Ивановича о привлечении к уголовной ответственности Краюхина Дмитрия Александровича. По мнению судьи, сходство с депутатом Государственной Думы не может быть оскорблением либо клеветой.
Точка.
 
Дмитрий Краюхин

Aдрес статьи: http://zagr.org/623.html

[ ЗАКРЫТЬ ]