Воспитывать должны лишь те, кто хотят и умеют это делать!
 
Воспитывать должны лишь те, кто хотят и умеют это делать! Формат и рамки печатного поля не позволяют ответить обстоятельно, но, ой как прав польский философ-сатирик Станислав Ежи Лец, говоря «Некрасиво предполагать, когда вполне уверен». Советско-российские ученые от тюремного ведомства, как уже писал, были, и есть, очень даже неглупыми людьми. И создавая все те ограничения, вцементировавшиеся, чуть ли не намертво, в современную практику российской уже тюрьмы, скорее всего, понимали всю ущербность такого подхода. Понимали они, надо полагать и то, что ограничения, прописываемые ими в законе, дойдя до «полевиков», региональных надзирателей будут искажены (читай - ужесточены) неимоверно. Именно поэтому мною и поднимался вопрос об ответственности (хотя бы моральной) тех профессоров и кандидатов юрнаук, которые, в свое время, как минимум, догадываясь о том какой ценой будет «завоевано счастье», все же шли наперекор здравому смыслу и вековым христианским традициям, вводя в уголовно-исполнительное законодательство ограничения одно другого нелепее. Или, наоборот, оставляя за кадром важные вещи. Помню в княжпогосткую колонию, году так это в 1985-м, приехала дамочка из какого-то НИИ тюремного. Зайдя на кухню колонийской столовой, подошла к баку с вторым блюдом - кашей, именуемым среди зеков по простому - «синие очи». Сняв крышку бака и увидев жидкое, сиренево-синее пойло, наивно спросила - «Это, что? Кисель?» Сопровождавший её режимник не нашелся что ответить.
Говоря о том, что тюрьме надо оставить лишь функции изоляции, подразумевал лишь, что нет пока на земле российской просвещенного Гавела или, на худой конец,
- Пиночета, способных взять под реальный контроль все то, что происходит, в психбольницах, домах престарелых, за тюремными стенами и т. д. Взять не просто под контроль, но под контроль мудрого и толерантного руководителя. При Николае 2 (он же - Николай Кровавый) был издан Указ, по которому каторжанам (по современным меркам - особый режим) полагалось в день по фунту (400 грамм) вареного мяса. Да, при этом, были и кандалы, и пешие, тысячекилометровые этапы и многое другое. Но сам факт того, что в общественном сознании совдеповской (да и современной) России стало вполне привычным
- заключенные не должны питаться нормально, по пути следования к месту отбытия наказания, нельзя арестанту передать, хотя бы пачку сигарет, а сами пути следования стали ещё более неисповедимы, чем пути Господни, и многое, многое другое, может свидетельствовать лишь об одном - народ и партия, по-прежнему, едины. И здесь хочется вспомнить слова другого умного человека - Фазиля Искандера, сказавшего однажды, устами своего героя -«В истории нередко бывали времена, когда коллективную вонь принимали за единство духа». Если добрая половина россиян жаждет вновь прихода к власти очередного Сталина, возвращения в уголовное законодательство смертной казни et cetera, то власть должна быть по определению умнее, мудрее, прозорливее. В идеале - власть должна понимать - лишь максимальная либерализация уголовного наказания (при его справедливости и неотвратимости) может быть одним из критериев снижения как уровня преступности, так и её рецидива.
Кроме того, считаю, что сама лишь изоляция (повторюсь - при условии её неотвратимости и справедливости), не сопряженная с дикими ограничениями, является и достаточным наказанием и, в, не меньшей степени, хорошим уроком тем, кто сидит за решеткой. Им, сидельцам, всего-то навсего, государство не должно мешать задумываться о смысле бытия. Но для этого, прошу прощения за прописную истину, должны быть соответствующие условия. Да, за последние два десятилетия, уголовно-исполнительное законодательство России существенно изменилось в сторону смягчения условий содержания, но этого явно недостаточно. Человек не должен быть оторван от семьи, родных, знакомых на многие годы, а, также, сотни, если не тысячи, километров. У него должна быть реальная (а не, декларативно-иезуитски, записанная в законе) возможность получать любую информацию, не запрещенную законом. Хоть по телевизору, хоть по телефону, хоть по интернету. Он имеет право на справедливое правосудие во всем, в том числе, на реально работающие законодательные нормы, определяющие, например, порядок получения условно-досрочного освобождения, помилования, амнистии и т. д. В общем, посыл ст. 8 УИК РФ, гласящий, что «...уголовно-исполнительное законодательство РФ основывается на принципах законности, гуманизма, демократизма...» должен быть не формальным, но реально действующим. Всего этого, как и многого другого, нет. Самое же главное - непонятно когда появится.


Заместитель главного редактора РТЖ

 
Борис Пантелеев

Aдрес статьи: http://zagr.org/613.html

[ ЗАКРЫТЬ ]