18-03-2010
Дело Пчелинцевых: дети дома – борьба продолжается!
 
Дело Пчелинцевых: дети дома – борьба продолжается! Семья наконец вместе
18 марта, в 12:00 дочери Аня и Даша из Дома ребенка были возвращены в семью Пчелинцевых. Теперь вся семья: Сергей Пчелинцев, его жена Лидия Бузанова, и трое детей: Максим, Аня и Даша наконец вместе.
Впрочем, до полной победы добра и разума над детозащитой еще далеко. 5 апреля в 10 утра в Дзержинском городском суде пройдет следующее заседание по иску органов опеки о лишении Пчелинцевых родительских прав.

Милицейская услуга
Напоминаем, что в январе 2009 г., в связи с отсутствием своего жилья, семье была выделена комната в общежитии. Следует отметить, что в данной берлоге (иначе сказать нельзя при всем желании) отсутствовали батареи и стекла на окнах, была выбита дверь, ободраны обои и т.д.
Естественно, Пчелинцевы начали приводить новое жилье в порядок, и естественно, сделать все сразу они не могли. Жена Пчелинцева сидела дома с детьми, в том числе с грудным ребенком, доход самого Сергея составляет всего 10-11 тысяч рублей в месяц, ни одного пособия, ни одной субсидии на детей семье выделено не было.
12 февраля 2010 года к Сергею Пчелинцеву и его жене Лидии Бузановой вломились сотрудники милиции и, заявив, что действуют от инспекции по делам несовершеннолетних, без всяких законных оснований изъяли детей.
Интересно, что для основания отобрания, помимо ставшей хрестоматийной фразы «У вас тут чисто, но слишком бедно!», ими были предъявлены следующие претензии:
- старший сын,3.5 лет, ел (во время прихода зондеркоманды) пельмени, а не суп с мясом и фрукты;
- младшая дочь,6 месяцев, ела рисовую кашку на молоке, а не специализированную смесь для питания детей;
- дети спали на обычных диванах, а не на специализированных детских кроватках, и их родители имели по 3, а не по 5 комплектов белья на каждого ребенка.
Следует отметить, по закону отобрание осуществляется органами опеки на основании постановления главы муниципалитета, однако в данном случае не только не было оного постановления, но и, как впоследствии заявила съемочной группе программы «Постскриптум» Светлана Вершинина, начальник опеки и попечительства города Дзержинска: «Органы опеки сами никого не отбирали и даже не присутствовали при отобрании».
Впрочем, по словам Вершининой, действия милиции были законны, более того они оказали семье Пчелинцевых услугу: «Ничего страшного там не произошло. То, что детям там было, как мы поняли, жить плохо и то, что по той информации, которую я получила из УВД, до тех пор, пока не исправится это положение, вы (видимо имелись в виду Пчелинцевы или другие подобные семьи) можете поместить ребенка в лечебной учреждение. У нас есть такая услуга(!)»
Впоследствии местные органы опеки задним числом «санкционировали» отобрание детей из семьи.
Сам Пчелинцев считает наезд на себя явно заказным. «Я участвовал в организации комсомольских летних лагерей, в кампании против незаконных поборов со студентов, в борьбе против увольнения рабочих с «ГАЗа», в пикетах солидарности с трудящимися «АвтоВАЗа», в ряде других общественных кампаний, - говорит он, - В декабре 2009 года я был вызван на беседу в Центр по борьбе с экстремизмом Нижегородской области, меня обыскали, избили, потребовали с меня подписку о сотрудничестве, угрожали расправой над семьей…»

Пчелинцев готов ответить
29 марта в 14-00 в Независимом пресс-центре (Москва, ул. Пречистенка, д. 17/9, 1 этаж.) пройдет пресс-конференция «Отобрание детей за бедность - новая юридическая практика?»
Ее участники Сергей Пчелинцев, другие родители, подвергшиеся незаконному отобранию детей, юристы Центра «Гражданская позиция» «Комитета за гражданские права» Рэм Латыпов, Эдуард Рудык готовы ответить на все интересующие общественность вопросы .
 
Александр Зимбовский

Aдрес статьи: http://zagr.org/558.html

[ ЗАКРЫТЬ ]