17-10-2009
Виновные и невиновные - арифметика наркоконтроля
 
Как было некогда сказано известным гуманистом: «Лучше «отпустить десять виновных, чем посалить одного невиновного».
В оное время эта фраза была очень популярна в нашем богоспасаемом отечестве, затем ее популярность начала падать. Почему? Причин много. Разберемся хотя бы с одной.

Итак, допустим у нас есть один маленький такой уютный наркопритон, держат его Наколкин и Иголкин, ну, а крышует его и прибыль соответственно имеет некий обноновец С. Степанов.

И по фамилии он, допустим, Степанов и по имени Степан и из районных красноярских наркополицаев самый главный полицай и все у него хорошо и с именем, и с должностью, и с деньгами. И наркополицаи вроде сыты и овцы (т.е. виновные целы), но…

Но есть одно маленькое но: чтобы иметь с должности деньги - нужно иметь должностное соответствие, а как ты его поимеешь, если нет выполнения плана, в том числе и по групповым.
А поскольку виновные, по условиям задачи, являются не источником выполнения плана, а источником получения прибыли, то кого мы будем сажать? Ответ верный.

И вот хватают - какого-нибудь Дениса Водянова, (кстати, реально пытавшегося продать партию наркотиков), а для придания его делу красоты берут некого случайно подвернувшегося Вадима Борисенко (в отличие от Степанова и Наколкина личность вполне реальную). И Борисенко, создавая следователям нужную для отчета «группу», идет сначала в СИЗО, а потом под суд.

А то, что факт избиения Борисенко после задержания подтвержден, как свидетелями обвинения, так и официальным отчетом из ИВС. То, что Борисенко, по словам свидетелей (причем свидетелей опять же подобранных следствием) просто некуда было запихать то количество наркотиков, которую у него якобы «изъяли». То, что понятые, присутствовавшие при этом изъятии, являлись внештатными сотрудниками наркоконтроля, иначе как объяснить то, что Силантьев (первый понятой) являлся также понятым при изъятии наркотиков у Аглы Р.А., Мухамидиева М.Н., Шехина Р.А, и помогал сотрудникам милиции в проведении оперативно-розыскных мероприятий (осуществлял контрольную закупку наркотиков) у Соколова и Ильнова.
Логачев (второй понятой) также, в качестве понятого, участвовал в раскрытии дела Ильнова.
И, наконец, то, что и сам Водянов, заявлял на суде, что продавал наркотики он, а Борисенко просто оказался не в то время не в том месте….
Кого интересуют такие мелочи? Если виновный не сидит – за него должен сидеть невиновный. Отчетность - это, как говориться, наше все!

Итак, одного невиновного, которого необходимо посадить, что бы отпустить виновного, мы уже насчитали, но все ли это? Увы.

Вот представим, опять же есть наркопритон, которым заправляют не абстрактные Иголкин с Наколкиным, а конкретные Сунистова и Чувайлова, и прибыль от крышевания идет, опять же, не абстрактному наркополицаю Степанову, а конкретному г. Кобаргину, гражданину начальнику всея службы собственной безопасности Красноярского наркоконтроля.

И представьте, что есть в управлении сотрудник, Солодников С.А., который то ли нужные книги в детстве читал, то ли нужные фильмы смотрел, то ли просто реакция у него на существующую российскую реальность гм… правильная. Та самая, про которую Жан Поль Сартр писал. В общем, прикрыл Солодников эту лавочку.

Что дальше было, понятно?

В общем, сидит Солодников в СИЗО. За наркотики, конечно. Уже два года как сидит. Он сидит – суд идет. А что столь длительное пребывание под стражей напрямую нарушает ст. 5 п. 3 Европейской Конвенции, судью не волнует. Как впрочем, не волнует и то, что один из свидетелей, Байкалов при задержании и принуждении к даче «правдивых» показаний был избит так, что уехал на скорой прямо из кабинета сотрудника УФСКН (наркоконтроля), проводившего оные процессуальные действия.
И то, что свидетели - сотрудники УФСКН (Домашин, Нападов, Перминов, Корыстин, Труба, Абдрахимов, Фролов) вообще ничего не помнят, просят суд прочитать их первичные показания, а, затем, соглашаются с озвученным.

И то, что часть обвинения Солодникова строится на вменении ему преступлений, по которым уже и приговоры от 2006 – 2007 г. вступили в законную силу, причем по приговорам этим вина Солодникова не усматривается.

В общем, вывод прост. Неправильная арифметика получается. Если отпускать виновного – невиновным от этого не полегчает, даже наоборот. В общем, сажать необходимо «не лучше» и «не хуже», а именно виновных. При чем виновных в злоупотреблении служебным положением – в первую очередь!
 
Александр Зимбовский

Aдрес статьи: http://zagr.org/389.html

[ ЗАКРЫТЬ ]