21-08-2009
Губернаторы и дороги
 
Ее звали Юля Стенькина. Ей было 18. Она только что сдала сессию. Она хотела отдохнуть и ехала в гости к подруге.
Естественно ни она, ни подвозивший ее Алексей Гасанов (жених подруги) не знали, что губернатор Владимирской области чуть-чуть поторопился отчитаться в центр о сдаче дороги.

А что кое-где не достроили, знаки не поставили, разметку не дорисовали, так это ерунда, дело житейское.

Конечно, если смотреть с высот губернаторского кресла – ерунда.
А если сидишь ночью за рулем машины, обгоняя фуру, сворачиваешь на дополнительную полосу (она должна была быть согласно разметке), а вместо этого влетаешь в «кросс» (целина, ямы, кучи щебенки) то для тебя это уже называется совсем иначе…

«МЛ/Мерседес» пропрыгал по пересеченке несколько десятков метров, затем перевернулся. Стенькину и Гасанова выбросило через лобовое стекло. Стенькину, вдобавок, еще и придавило крышей тяжелой машины.

Мир не без добрых людей. Катастрофу увидели водители других автомобилей, им удалось перевернуть «Мерседес» и откатить его в сторону от Стенькиной. Затем подъехали гаишники.
Юлия Стенькина после аварии была в сознании. Она говорила: «Мне очень больно!» - просила: «Помогите!». Никто из гайцов не удосужился ни остановить кровь, ни дать обезболивающее.

Алексей Гасанов был без сознания, он лежал на спине, его рвало, он захлебывался рвотными массами. Если бы его, хотя бы, перевернули на бок, он мог бы остаться жив. А так к приезду скорой, она соизволила появиться примерно через полтора часа после произошедшей аварии, и Гасанов, и Стенькина были мертвы.

Уже более 4 –х лет Юрий Стенькин, отец погибшей, ходит по всем инстанциям.

Его интересуют ответы на несколько вполне, казалось бы, простых вопросов, а именно:
Почему никто не оказал его дочери и Алексей Гасанову первую помощь? Гаишники обязаны знать, как это делается, и делать это согласно п.2 ст.10 Закона «о милиции» и п.4.7 "Наставления по работе Дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ"?
Почему скорая была вызвана из Суздаля, а не из Владимира (Владимир вдвое ближе к месту трагедии)?
Что это? Обычное разгильдяйство или нечто худшее?
У Гасанова были сняты с руки золотые часы, исчезла из кармана крупная сумма денег (напоминаем, Алексей ехал организовывать свадьбу).
Еще один интересный вопрос. Почему опасное место не было отмечено треногой с «кирпичом» и проблесковыми маяками?
Когда отец погибшей спросил об этом у одного из гаишников, тот честно сказал: «Да мы должны были это сделать, но кто бы это оплатил?»
Как говориться: «No comment!»

И главное, почему по распоряжению губернатора была пущена недоделанная дорога?

Коллекция отписок, собранная Юрием Васильевичем Стенькиным, поражает воображение. Он уже обращался в генпрокуратуру, Госдуму, Руководящий аппарат ГИБДД, управление делами президента. Все его жалобы спускались в прокуратуры Суздаля и Владимира.

То есть местечковым правоохранителям фактически предлагалось привлечь к уголовной ответственности самих себя и своего губернатора. Высечь самих себя, так сказать.
Последствия были предсказуемы, ответ на жалобы Юрия звучал стандартно: «Виноват Гасанов – превысил скорость!». Кстати, интересно, как Гасанову сие удалось. Знаки, регламентирующие скоростной режим, на дороге-новостройке на момент аварии отсутствовали как класс.

Юрий Стенькин читает эти отписки. Пишет новые жалобы, вновь ходит по чиновникам. У него убили дочь. У него нет иного выбора.
 
Александр Зимбовский

Aдрес статьи: http://zagr.org/340.html

[ ЗАКРЫТЬ ]