03-08-2009
Алексей Соколов: освобождение из-под стражи или фарс отечественной Фемиды?
 
31 июля Свердловский областной суд вынес решение об освобождении из-под ареста правозащитника Алексея Соколова. Однако, достоверная информация о его освобождении либо об удерживании в тюрьме, пока отсутствует. Более того, уральский правозащитник Владимир Шаклеин сообщил, что при освобождении из СИЗО Екатеринбурга Соколов был вновь арестован – уже по новому обвинению о якобы совершенной им кражи в 2004 году. Совершенно точно, чтоАлексей Соколов будет находиться под стражей до 4 апреля.
По пояснениям защитника Соколова, Дмитрия Рожина, Алексей не был освобожден из-под стражи прямо в ходе заседания только потому, что заседание проходило с помощью видео конферец-связи, не покидая СИЗО.
Напомним, руководителя общественной организации "Правовая основа" Алексея Соколова обвиняют в том, что он в июне 2004 года вместе со своими подельниками он якобы совершил разбойное нападение на производственную площадку ЗАО "Уралтермосвар" в Богдановиче (Свердловская область). Тогда преступники в количестве десяти человек обезвредили сторожей, а затем украли сварочные аппараты и цветные металлы на сумму 1 миллион 148 тысяч рублей.
Тогда же было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.162 УК РФ (разбой). Оно было передано для расследования в главное следственное управление ГУВД, но затем следствие приостановили.
Лишь в марте 2009 года уголовное дело по нападению было возобновлено, так как один из нападавших оформил явку с повинной. Тогда-то, спустя 5 лет, милиционеры и задержали Соколова (13 мая 2009 года). Поводом для этого послужили показания одного из соучастников нападения на "Уралтермосвар" - Ильи Аникина, который на данный момент уже отбывает заключение за аналогичные разбои.
Правозащитник сразу заявил, что это уголовное дело является "местью" силовых структур за его правозащитную деятельность, поскольку он активно занимается проблемами заключенных. Однако Верх-Исетский райсуд Екатеринбурга выдал санкцию на арест Соколова.
В июле арест был продлен тем же райсудом до 23 августа.
Добавим, что дело Соколова оказалось резонансным. На одном из заседаний суда его защищал знаменитый адвокат Генри Резник.
Организация "Правовая основа", которую возглавляет Алексей Соколов, занимается защитой прав заключенных. В частности, в 2008 году Соколов расследовал и предал огласке случай гибели в колонии г. Копейска (Челябинская область) четверых заключенных, насмерть забитых конвоирами.
"Правовая основа" участвовала в организации нескольких акций с требованием отставки руководителя свердловского УФСИН, сняла документальный фильм "Фабрика пыток, или Педагогический опыт" о местах заключения в Свердловской области, об охранниках и прокурорах, о самоубийцах, тела которых синие от кровоподтеков, и их родителях.
Кроме того, Соколов является членом координационного совета "Союза правозащитных организаций Свердловской области", входит в состав правозащитной организации "Сутяжник" и числится экспертом общероссийского общественного движения "За права человека".
После ареста Алексей Соколов передал через адвоката, что считает происходящее местью за свою работу: в частности, за расследование ЧП в первоуральском ночном клубе, которое вывело из себя начальника ГУВД Михаила Никитина. Когда правозащитника только везли от дома на допрос, ехавший с ним подполковник управления МВД по Уральскому федеральному округу Дудин сказал: "Допрыгался, правозащитничек".
"Захотели контролировать милицию? Милиция никому не подконтрольна", - добавил высокопоставленный страж порядка. При этом он пообещал, что Соколов сгниет в ИК-62. Об этой исправительной колонии давно ходят зловещие слухи.
Между тем, правоохранительные органы Свердловской области серьезно оскандалились на всю страну беспрецедентным делом Соколова. Сначала пресс-служба ГУВД устами своего руководителя Валерия Горелых уведомила журналистов, что показания против Соколова дал некий Беляш. При этом Горелых не стеснялся в выражениях и помимо Соколова (на которого, как и на любого гражданина России, распространяется презумпция невиновности) принялся оскорблять и свердловских журналистов.
Поскольку с комментарием выступило официальное должностное лицо - ему все поверили. Однако позднее правозащитник Дмитрий Рожин рассказал, что осужденный Беляш, отбывающий наказание в колонии №63 Свердловской области, несколько раз обращался в организацию "Правовая основа" за помощью. Мужчина жаловался, что из него пытками и издевательствами выбивают показания и заставляют оговаривать людей.
Алексей Соколов направлял обращения заключенного в прокуратуру и к уполномоченному по правам человека по Свердловской области Татьяне Мерзляковой. Она подтвердила, что с 2004 года получает обращения Беляша, который "жалуется на давление со стороны органов".
По словам специалистов, прессинг заключенных, отбывающих длительные сроки заключения, с целью оговорить "неугодных" людей - вполне распространенная практика. Обычно для этого используют несколько человек, осужденных по схожим криминальным эпизодам. Их делают "соучастниками" и заставляют оговорить невиновного человека.
"Не исключено, что Беляш был лишь "уткой", его могли использовать, чтобы отвлечь внимание адвокатов и общественности, а в это время силовики "работали" с Аникиным (еще один свидетель в деле Соколова). Или же они оба могут быть свидетелями в данном деле", - отмечал ранее источник в свердловском ГУВД. При этом милиционер припомнил, что на его памяти уже было несколько судебных процессов, где доказательная база была шита "белыми нитками" и среди свидетелей фигурировал некий человек с довольно редкой фамилией Беляш.
И действительно, когда 14 мая суд определял меру пресечения для Алексея Соколова, обвинение заменило свидетеля. На заседании были зачитаны показания не Беляша, который заранее предупредил о давлении на него, а некоего Ильи Аникина, отбывающего заключение сроком 22 года в одной из колоний Екатеринбурга. После этого руководитель пресс-службы ГУВД Свердловской области Валерий Горелых в своих комментариях по делу Соколова старался не произносить фамилию Беляша и утверждает, что он ее ранее не называл.
Биография Ильи Аникина тоже не так проста. Татьяна Мерзлякова рассказала, что знает Аникина так же давно, как и Беляша, и у них схожие проблемы.
К тому же претензии по "Уралтермосвару" более чем спорные. Начальник производственного отдела предприятия Николай Никитин рассказал, что часть официально заявленного ущерба заводу возместили сразу, по горячим следам. При том, работой милиционеров тогда не все были довольны - имущество вернули, сказав, что оно найдено на складе, но на чьем и был ли кто-то задержан, осталось неизвестным. "Вы знаете, для нас эта история – давно минувшее дело, которое нет смысла и ворошить, - добавил Никитин. - Директор нас всех оштрафовал за то, что допустили подобное на территории, на этом и забыли".
Что же сейчас происходит вокруг старого дела, Николай Никитин не знает. "Милиция, видимо, не считает нужным информировать нас о ходе расследования", - заключил он.
После ареста Соколова к федеральным властям обратилась глава Московской Хельсинкской группы, самый известный правозащитник России Людмила Алексеева. Она потребовала остановить свердловских милиционеров, стремящихся любой ценой отправить за решетку правозащитника, спасавшего от тюремного беспредела десятки тысяч заключенных. Алексееву также поддержал адвокат и исполнительный директор общероссийского движения "За права человека" Лев Пономарев. В защиту Соколова выступило множество общественных активистов.
 

Aдрес статьи: http://zagr.org/327.html

[ ЗАКРЫТЬ ]