29-05-2008
Комментарий к докладу Омбудсмана Санкт-Петербурга перед Законодательным собранием Спб
 
Событие почти знаковое - в Санкт-Петербурге опубликован первый доклад Уполномоченного по правам человека законодательному собранию о положении с правами человека в городе и области. Депутаты и журналисты задали несколько десятков вопросов, что выдавало заинтересованность, и на этом все закончилось. Петербургская пресса, почти полностью, доклад проигнорировала. Одновременно в сети интернет был размещен аналогичный по теме доклад, в котором правозащитная общественность СПб дает свою оценку положению с правами человека в СПб и области. Наличие двух докладов свидетельствует как минимум о наличии если не разногласий, то иного взгляда на проблемы. Его постигла та же участь - полное молчание.

Из истории вопроса. ОМБУДСМАН (швед. ombudsman - представитель чьих-либо интересов) - специально избираемое (назначаемое) должностное лицо для контроля за соблюдением прав человека разного рода административными органами, а в некоторых странах - также частными лицами и объединениями. Как остроумно заметили составители онлайновой энциклопедии "В отличие от прокуратуры осуществляет контроль и ведет расследование с позиций не только законности, но и эффективности, целесообразности, добросовестности, справедливости" (!).
Где-то омбудсман уполномочен парламентом на охрану прав отдельных граждан и осуществляют опосредованный парламентский контроль в форме обширного надзора за всеми государственными должностями. Где-то роль омбудсмана сводится к роли народного защитника. Этот институт существует сегодня более чем в шестидесяти странах и носит различные названия.

Глупо было не воспользоваться приездом в Питер Владимира Буковского и не выяснить вопрос "А как там, в Англии?". Оказалось - никак. В старой доброй Англии омбудсмана нет. Он просто не нужен там, где судебная система полностью решает все вопросы защиты прав личности и государства. Человек идет к адвокату и идет в суд, где все и кончается, права восстанавливаются в полном объеме, и никакой необходимости в Уполномоченном по правам человека просто нет. А в соседней Ирландии омбудсман работает, и любой житель страны может обратиться к нему даже по сети интернет. Но положение в Ирландии известно. В стране клубок нерешенных проблем, а значит, действительно, омбудсман появляется там, где судебная система не имеет прочной традиционной основы и находится в неустойчивом состоянии.

Самое яркое отличие стран с устоявшейся формой правления от стран, переживающих переходный период, - отсутствие перемен. Это не про нас. Страшно сказать, в 1991 году в стране не хватало около 7500 федеральных законов, которые спешно принимались пакетами. Если это не катастрофа, то верно - крутые перемены. Обычаи и традиции отдыхали. Все с восторгом принимали новое и ожидали чуда. Но, чтобы газон был ровным его надо стричь 300 лет. И со знанием дела. Все, кто впервые это слышит, поражается глубине мысли и очевидности. Ах, действительно, вот в чем дело+ не надо требовать невозможного. И сразу становится легче, и уже не тревожимся оттого, что уже на памяти лишь одного поколения путь перемен удлинился от 500 дней ожидания, до 40 лет скитания, а теперь до 300 лет воспитания. Долго, трудно, хочется всего сразу, поэтому не раз делались попытки упростить традиционный путь поколений, с их вековыми традициями. В России любят быстро ездить. Поэтому также быстро появляются новые государственные институты, которые на каком-то этапе выполняют свою функцию. А потом подлежат замене. Тешу себя надеждой, что институт Уполномоченного явление временное и не помешает созданию независимого суда, которому институт омбудсмана не более чем суррогатная замена. Или дополнение.

Но, парадокс, можем мы сейчас отказаться от института уполномоченного, ничего при этом не потеряв? Как кажется, уже нет. Направление, которое избрал Игорь Михайлов -Уполномоченный по правам человека в СПб, позволяет ему занять свое место в системе органов власти, не вторгаясь в сферу действующих в регионе правовых и административных институтов. Действительно, основными задачами Уполномоченного являются: "организация и осуществление контроля за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами государственной власти Санкт-Петербурга, органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге, их должностными лицами; содействие восстановлению нарушенных прав граждан; содействие совершенствованию законодательства Санкт-Петербурга в части соблюдения прав человека"

Правда, по закону контроль, частично восстановление прав и наблюдение за законодательством возложено на прокуратуру. Полагаю, по этому поводу каждый житель имеет свою точку зрения на основе известных ему фактов и жизненного опыта и не стоит на этом останавливаться.

А вот "информирование жителей Санкт-Петербурга о положении в области обеспечения и защиты прав и свобод человека; содействие совершенствованию механизма обеспечения и защиты прав и свобод и координации деятельности органов государственной власти Санкт-Петербурга и органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина в Санкт-Петербурге", это уже, пожалуй, основная сфера деятельности Уполномоченного.

Проблема, как почти всегда в России, с реализацией. Если Лукин, Уполномоченный в РФ, публикует свой доклад в СМИ в обязательном порядке, то Уполномоченный в СПб всего лишь составляет общие ежегодные и специальные доклады о соблюдении прав человека и гражданина и направляет их парламенту и правительству. И имеет возможность публиковать их в прессе. Боюсь, что эта возможность останется нереализованной под предлогом значительного объема доклада и нежеланием власти слишком явно подставлять себя под удар.

В этой связи вспоминаются начало работы кабинета министров под руководством Зубкова, который три-четыре заседания грозно вопрошал министров - почему в стране так плохо с сельским хозяйством, отечественными товарами и т.п. Потом кто-то сообразил, что критикуя министров, косвенно критикуют президента, под руководством которого страна добилась этих успехов.
И заседания стали закрытыми.

Возникает вопрос: проблемы обозначены, а дальше-то, что? А дальше ничего. Раз законодатель не прописал в законе дальнейшие действия власти, то остается надеяться только на СМИ и общественность, которые "раскрутят" тему и станут следить за последствиями публикации докладов. Иначе все уйдет в песок, и второй доклад немногим будет отличаться от первого.

Есть некоторая интрига в том, что часть правозащитного сообщества, не проведя своего кандидата на должность Уполномоченного в СПб, отказалась сотрудничать с избранным омбудсманом. Этим и объясняется появление альтернативного доклада. Могу предположить, что отказ от сотрудничества явление временное. Во-первых, часть, это не все целое. Во-вторых, проблем, с которыми люди идут и к власти, и в НПО столько, что рано или поздно, но перемирие заключить придется. Сейчас правозащитники публикуют свой доклад в полной уверенности, что открывают глаза миру, а Уполномоченный - по его словам - с нетерпением ждал альтернативного доклада, чтобы понять, с чем люди идут к нему, а с чем в НПО. И позиция уполномоченного выглядит непоколебимой. Его не удалось втянуть в сомнительные игры, мало того, началось формирование консультативного совета из членов общественных организаций при Уполномоченном, который должен выполнять связующую роль между аппаратом Уполномоченного и населением. И здесь подход правильный. "Для общественности полезно возглавлять работу по направлениям в консультативном совете, а Уполномоченному полезно получать стекающуюся отовсюду информацию, которую иначе просто не получить", - считает Михайлов.

Но работы у Уполномоченного становится все больше. Не имея возможности решить проблемы, обозначенные в докладе, аппарат Уполномоченного почти полностью переключился на оперативную работу. Подменяя, таким образом, а где-то и заменяя, органы, специально созданные для этой работы.
Но, может быть, это на благо? Если появляется посредник между сторонами, которые никогда не смогут договориться, появляется шанс.

Игорь Михайлов создает сеть общественных помощников в каждом районе города, т.е. по сути, речь идет о создании общественных приемных, куда будут приходить горожане. Таким образом, удастся быстро понять клубок городских проблем. Но проблема в том, что этот клубок и так давно известен: неспособность власти перестроить свою работу, неумение вести диалог с оппозицией, коррупция на всех уровнях и почти полное недоверие населения города. Как этот клубок разматывать, кому и когда? Не общественности же, после работы. Если парламент не место для дискуссии, в консультативном совете, похоже, дискуссия тоже не будет приветствоваться, то где, собственно, можно обо всем говорить? Загонять в угол нельзя даже кошку, поэтому сейчас и проходят конференции в Санкт-Петербурге и Москве, на которых выбирают депутатов альтернативного парламента. На заседаниях которого, как полагает оппозиция, развернуться дискуссии по всему кругу вопросов. Может быть, тогда станет ясно как, кому и когда решать стоящие перед городом проблемы, обозначенные в докладе Уполномоченного и правозащитного совета.

Здесь специально не выделены темы, звучащие ежедневно. Может быть, они еще не нашли отражения в докладе Уполномоченного. И альтернативный доклад дополняет доклад Уполномоченного. Но не надо забывать, что это доклад человека, который обозначает проблемы так, как их видит. Для того, чтобы их увидеть иначе, нужно много людей. Но что с того, если ни один из докладов так и не вызовет реакции в обществе. Будем кукарекать, а рассвет хоть не наступай?
 
Геннадий Чернявский - правозащитник, Санкт-Петербург

Aдрес статьи: http://zagr.org/173.html

[ ЗАКРЫТЬ ]