03-11-2016
Разгром ОНК: мнения
 
Разгром ОНК: мнения Опубликованы списки граждан, отобранных для работы в общественных наблюдательных комиссиях (ОНК) по контролю за соблюдением прав граждан в местах лишения свободы. Численность ряда комиссий заметно снизилась, а вместо многих общественников, которым отказали в праве работать в ОНК, в комиссии вошли достаточно одиозные фигуры.

Членам президентского Совета по правам человека Андрею Бабушкину и Елене Масюк было отказано во вхождении в комиссии, зато в такой комиссии оказался, например, Дмитрий Комнов, который руководил СИЗО «Бутырка» в те годы, когда там содержался Сергей Магнитский.
По словам Александра Бречалова, секретаря Общественной палаты, которая утверждает кандидатуры членов наблюдательных комиссией, в январе пройдет дополнительный набор в ОНК. Ситуацию широко обсуждают в социальных сетях, и многие высказывают надежду, что «добор» членов ОНК мог бы улучшить ситуацию.

В настоящий же момент ситуация оценивается многими правозащитниками как крайне опасная. Публикаций об этом в социальных сетях очень много.

Елена Эфрос, аналитик из Санкт-Петербурга, на своей странице в Facebook пишет: «Всю ночь снились рушащиеся дома. Это подсознание так реагирует на разгром ОНК (а это именно разгром), одной из последних оставшихся у нас правозащитных организаций, которая реально что-то могла и делала.
Но к черту эмоции. Что можем сделать в этой ситуации мы с вами? Немного, но...
Заключенные нам пишут, что-то рассказывают о своей жизни, иногда это что-то даже проходит через цензуру. Максимально распространять информацию, привлекать внимание журналистов — хотя бы это».

Марина Деладес, правозащитница, претендовавшая на включение в состав Владимирской ОНК и не прошедшая в комиссию, оценила происходящее относительно спокойно: «Общественная палата опубликовала список членов ОНК нового созыва. Приятно, что хоть какие-то знакомые фамилии я там увидела. Наилучшие пожелания в дальнейшей работе тем, кто всё же прошёл».

Ева Меркачёва, заместитель председателя ОНК Москвы, прошедшая и в новый состав ОНК, прокомментировала ситуацию: «Друзья, вот и состоялись выборы в ОНК. Я вошла в список. Но мне горько, обидно и больно. Мои коллеги-правозащитники, которым я доверяю, как себе, честные и чистые люди, не попали. Среди них Максим Пешков, Магомед Мамилов, Анна Каретникова, Андрей Бабушкин, Елена Абдуллаева.... В бой можно идти лишь с тем, кому веришь беспрекословно. С кем идти мне?
И я не смогу одна решить всех проблем. Я не могу жить в ИВС, в СИЗО. У меня есть обычная работа, где я получаю зарплату (единственный источник дохода). Павел Гусев вряд ли обрадуется, если я буду не громкие расследования делать и писать об этом в «МК», а «зашиваться» в потоке жалоб родственников заключённых, пропадать за решёткой, обходя больных и избитых.
А другие регионы?? Там с ОНК простите, *** полный! В Мордовию выбрали всего 9 человек! Вы видели на карте Мордовию? Знаете, сколько там лагерей и СИЗО? Я вам так скажу: будут трупы, будут пытки, будет много горя и слез без настоящей правозащиты. Я очень надеюсь, что Общественная палата исправит ситуацию и будут довыборы. Иначе... Возможно, я сама публично выйду из ОНК.»

Галина Рогова, сотрудник Института мировой экономики, международных отношений РАН, поделилась ссылкой на эту запись Меркачёвой, повторенную в блогах радиостанции «Эхо Москвы», сопроводив ее припиской: «Тюрьмы и лагеря оставили без правозащитников».

Андрей Барабанов, бывший фигурант «болотного дела», охарактеризовал случившееся так: «Вчера посетил лекцию Зои Световой в рамках фестиваля Kulturus. Зоя говорила правильные вещи про ситуацию в России в целом и правозащиту в частности. Все было бы хорошо, но этим вечером вывесили новый список ОНК и это повергло в шок. Там нет никого из тех, кто активно работал и помогал заключенным. В один момент общество практически полностью лишили возможности контроля за происходящим в тюрьмах...».

Между тем Меркачёва также высказалась по поводу включения в состав ОНК Комнова:
«По бывшему начальнику двух СИЗО – «Бутырки» и «Пресни» – Дмитрию Комнову. Он вошёл в новый состав ОНК. То есть был тюремщик, стал правозащитником. Может, он и хороший человек и прекрасный отец/сын/брат, но он в списке Магнитского! И как вообще может бывший тюремщик проверять тюрьмы? Я вот не представляю, как я с ним в паре пойду по СИЗО. У меня волосы дыбом от этой мысли! Мы будем, как кто-то писал, проверять «а успели ли стереть пятна крови с пола, а изолировали ли камеры так, что крики во время пыток в одной, не мешали сну людям в остальных».
Я не знаю, как подобрать правильные нужные слова. Произошло что-то страшное. Я думаю, решено было просто уничтожить ОНК. А тем, кто это сделал, я скажу так: все под Богом ходите, и за три года я видела за решёткой и бывших глав тюрем всея Руси, и самых важных следователей, и прокуроров, и чекистов... И все они ждали, когда откроются двери камеры и войдёт человек с воли, который, возможно, спасёт. Кто теперь войдёт и спасёт??? Бывший начальник «Бутырки»?».

Правозащитница Оксана Труфанова, входившая в состав Общественной наблюдательной комиссии, подчеркнула, что из ОНК «вычистили» почти всех известных правозащитников, заменив их теми, кто имел отношение к работе учреждений ФСИН. «…В Челябинске взяли в ОНК человека, который покрывал пытки в колонии № 6 Копейска в 2012 году, из-за чего и не попал в прошлый созыв – Катанэ. В Москве – экс-начальника Бутырки, при котором умер Сергей Магнитский…». По ее мнению, происшедшее является «пощечиной обществу».

Александр Валиев, сотрудник «Радио «Свобода»», отозвался на это: «А вообще, откровенно говоря, я удивлялся, почему они раньше этого не сделали, так долго позволяли вам работать. Идет планомерное системное уничтожение правозащиты как таковой. Начали закатывать всех, кто не вписывается в новую парадигму. После иностранных агентов разгон ОНК – вполне логичный шаг. Только чего они этим добьются? Вы же действительно были предохранительным клапаном. Информация о нарушениях все равно будет просачивается, только зэков разозлили понапрасну».

Между тем правозащитники еще до публикации нового состава ОНК высказывали опасения, что заключенные могут остаться без их помощи. Анна Каретникова, входившая в состав ОНК в Москве в течение трех сроков, предупреждала: «Ситуация складывается крайне неоднозначная, печальная и даже страшная. Не исключено, что правозащитникам объявлена война. Вот только кто ее ведет, кто начал?»
Позже она констатировала: «В принципе имеем разгром Общественного контроля по всем регионам. Причем исключительно циничный и неприкрытый. Не прошли по всем регионам активные члены ОНК, в Москве – Елена Масюк, Андрей Бабушкин. Не говоря о таких рабочих лошадках, как я, Лена Абдуллаева, Магомед Мамилов... В Мордовию не прошла Зоя Светова – и вообще нет ОНК Мордовии. Это означает войну? Кто принимал решение, кому это выгодно? И будет ли это интересно обществу? Журналисты, отзовитесь. Я не знаю, можно ли что-то изменить, но, наверное, надо попытаться. Сейчас всё зависит только от вас. Не только моя жизнь. Жизни очень многих».
 
Polit.ru

Aдрес статьи: http://zagr.org/1616.html

[ ЗАКРЫТЬ ]