09-08-2014
Проблема недопуска членов ОНК к заключенным приблизилась к столице
 
Проблема недопуска членов ОНК к заключенным приблизилась к столице К третьему созыву Общественных наблюдательных комиссий, право их членов на проверку любых пенитенциарных учреждений и мест содержания арестованных – обросло множеством «бумажек» и разного рода препон, прикрытых фиговым листком под общим названием «этические нормы». Характерно, что Федеральных закон № 76, регулирующий права и обязанности общественных контролеров, зачастую вовсе не содержит тех запретительных положений, которые внедрены в локальные нормативные акты.

Так, не без лоббирования заинтересованных должностных лиц УИС, большинство комиссий на сегодняшний день приняли внутренние регламенты работы своих членов. При этом, повально в таковых регламентах оказалось прописано право Председателя ОНК запретить рядовым членам ОНК (то есть всем остальным) посещение СИЗО и ИК. Стоит отметить, что Председатель ОНК сам по себе – не бог весть какая птица – такой же общественник, выдвинутый правозащитной организацией, как и все остальные контролеры.

На данный момент вышеописанная бюрократическая дурь, не имеющая основы в федеральном законе, фактически заблокировала работу Общественной наблюдательной комиссии Подмосковья.

1 августа администрация СИЗО № 11 УФСИН России по Московской области отказалась впустить для проверки членов ОНК МО Эдуарда Рудыка и Сергея Зуева. Причиной этого послужило сообщение Председателя ОНК МО Евгении Морозовой о недопуске данных контролеров в места содержания под стражей.

Стоит отметить, что Эдуард Рудык – член «Комитета за гражданские права» практически с момента основания нашей организации. Также, он выбирается в ОНК Подмосковья уже 3-й созыв. Это «полевой правозащитник» - а именно человек, постоянно обходящий тюрьмы и колонии Московской области, постоянно представляющий интересы малоимущих граждан в судах по трудовым, жилищным спорам, отстаивающий интересы тех, кого по наущению корыстных родственников или нерадивых правоохранителей, пытаются «упечь» в различные психиатрические стационары. Также, Рудык известный гражданский активист. На правозащитную деятельность он тратит свое личное время и личные средства. От УФСИН МО не имел никаких замечаний как общественный контролер.

В эту сорванную поездку, Рудык, помимо общего осмотра условий содержания заключенных, должен был прояснить ситуацию с арестованным общественником, боровшимся с рейдерскими захватами в подмосковном Реутове, Е. Куракиным, который по неизвестной причине был помещен руководством следственного изолятора в карцер. Имелась информация о том, что уголовное дело в отношении Куракина сфабриковано из мести за общественную деятельность, а в тюрьме ему намеренно создаются унижающие достоинство условия содержания под стражей. С просьбой о помощи обратилась супруга арестованного.

В свою очередь, Председатель подмосковного ОНК Морозова настаивала на том, что контролеры не должны реагировать на обращения родственников и адвокатов заключенных, а наличие письменных обращений арестованных в, конкретно, «Комитет за гражданские права», приказывала и вовсе игнорировать. По ее мнению, заключенный должен лично обратиться в Общественную комиссию в письменном виде, и только такая процедура может повлечь проверку контролерами состояния этого заключенного и условий его содержания.

Навряд ли невдомек г-же Морозовой, что заключенный – самое уязвимое лицо из всех лиц, так или иначе связанных с системой ФСИН России. У заключенного может не оказаться средств на отправку обычного письма; ему могут быть неизвестны адреса инстанций; в случае одиночного заключения даже наличие бумаги и ручки зависит от воли «гражданина начальника»; и в конце концов, заключенный может оказаться неграмотным, несовершеннолетним или душевнобольным. К проблемным заключенным следует относить и арестованных по политическим и резонансным делам – общеизвестно, что нередки попытки правоохранительных органов оказывать давление на данных лиц через администрации мест принудительного содержания. Поэтому, для выполнения главной роли общественного контролера – проверки соблюдения прав и свобод лишенного свободы человека – иногда достаточно любой информации, даже на уровне слухов. Кстати, аналогичной позиции придерживается и Европейский суд по правам человека в решениях по конкретным делам о применении пыток, унижающего достоинство и бесчеловечного обращения.

Эдуард Рудык уже обратился о возникшей ситуации в Комиссию по общественной безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ, а о произошедшем инциденте начались публикации в СМИ.

Будем надеяться, что Общественная Палата РФ обратит на это внимание, и внесет коррективы в деятельность некоторых нерадивых Председателей Общественных наблюдательных комиссий.


«Комитет за гражданские права»

юрист

 
Лариса Романова

Aдрес статьи: http://zagr.org/1502.html

[ ЗАКРЫТЬ ]