08-08-2014
О недопустимости дискриминации заключенных в Хабаровском крае по национальному и религиозному признакам
 
О недопустимости дискриминации заключенных в Хабаровском крае по национальному и религиозному признакам Исх. № ЛР-1490-14 от 07.08.2014
Прокурору Хабаровского края
Каплунову Виталию Николаевичу

Уполномоченному по правам человека в Хабаровском крае
Березуцкому Юрию Николаевичу

Председателю ОНК Хабаровского края
Плесовских Юрию Гертуровичу


Уважаемый Виталий Николаевич!
Уважаемый Юрий Николаевич!
Уважаемый Юрий Гертурович!

В приемную «Комитета за гражданские права» в Москве обратились граждане в защиту осужденных ВАРАЕВА Тимура Висамудиновича, ЮПАЕВА Мовсара Хамзатовича, МАХМУДОВА Юсупа Умаровича, о дискриминации данных граждан по религиозному признаку (исповедание ислама) и признаку происхождения (уроженцы республик Кавказа Российской Федерации) руководством и сотрудниками исправительной колонии ФКУ ИК-13, расположенной в п. Заозерное Хабаровского края, а также УФСИН России по Хабаровскому краю. В связи с удаленностью колонии от центральных регионов России, у «Комитета за гражданские права» нет возможности провести непосредственное изучение ситуации по жалобе собственными силами.

Вараев, Юпаев и Махмудов осуждены к длительным срокам лишения свободы строгого режима по ст. 209, 209 и 205 УК РФ соответственно, что также является вероятным поводом для действий со стороны сотрудников ФСИН России, которые можно охарактеризовать как бесчеловечные.

Осужденные Вараев Т.В., Юпаев М.Х., Махмудов Ю.У. первоначально распределенные в ИК-13, практически постоянно находится в камерных (тюремных) условиях (ПКТ, ЕПКТ, СУС) приблизительно с 2008 года. Сотрудниками колонии на осужденного оформляются три подряд вымышленные либо спровоцированные рапорты о нарушениях. Все взыскания имеют однотипную причину из года в год: «нарушил форму одежды», «занавесил спальное место», «находился на спальном месте в неотведенное время». То есть, подобные рапорты можно штамповать в любом количестве; серьезных, злостных (а значит заметных) нарушений режима содержания не имеется. По мнению ос. Вараева, причина избирательного отношения к ним характеризуется неоднократным высказыванием сотрудников ИК-13: «Бородатые террористы, враги народа, не надо было воевать против нас». Стоит отметить, что Вараев и Юпаев за вред, причиненный личности – не осуждены.

За последние несколько лет осужденные помещались в тюремные условия следующим образом. Вараев и Юпаев в январе 2012 года были переведены в ПКТ вместе с большой группой других осужденных на время ремонта. Однако, по окончании ремонта, в отряд не были переведены осужденные мусульмане, на которых, как оказалось, оформлены взыскания за различные незначительные нарушения режима отбывания наказания, о которых осужденные не оповещались и обжаловать их не могли. В январе 2013 года Вараев и Юпаев узнали, что пребывание в ЕПКТ продлится для них еще на 1 год по указанию УФСИН Хабаровского края (со слов руководства ИК-13). В неформальной беседе сотрудники ИУ объясняли свои действия «разгоном начальства перед предстоящей Олимпиадой». Что касается осужденного Махмудова, то последнее взыскание в мае 2013 года, приведшее к его отправке в ЕПКТ на год, было вынесено за … чересчур длинную бороду. Характерно, что Махмудов уже на следующий день после замечания, подстригся, но это не помогло.

Ос. Вараев по отбытии камерного содержания, вернулся в ИК-13 в условия строгого режима 12 июня 2014 года. Разу по прибытии сотрудники ИУ пояснили ему, что «бандюга приехал, путевка в обратный путь лежит на столе начальника». 17 июня 2014 года Вараев около 15 часов надел спортивную форму и занимался упражнениями в прогулочном дворе с другими заключенными. Его подозвал оперуполномоченный Барбилин и сообщил, что срочно необходимо посетить психолога, который ждет Вараева в помещении отряда. Вараев спросил, нужно ли ему переодеться, оперуполномоченный ответил, что нет. Вараев прошел к психологу, который задал всего лишь вопрос о самочувствии Вараева. Осужденный заверил в своем хорошем самочувствии и возвратился на спортивные занятия во двор. На следующий день в отношении Вараева был готов рапорт о нарушении формы одежды за явку к психологу в спортивной форме. Заключенный считает, что данное нарушение являлось провокацией администрации ИК-13. За данное нарушение Вараева наказали 5-ю сутками ШИЗО. 01 июля и 17 июля 2014 года в отношении Вараева были составлены рапорты о нахождении на спальном месте в дневное время. Характерно, что Вараев не мог оказаться на спальном месте ни в какое дневное время, так как спальня в отряде, где он пребывал, отгорожена запирающейся решеткой от остальных помещений. Спальня запиралась дежурным по подъему и отпиралась по отбою. Таким образом, взыскания от июля 2014 года, наложенные на Вараева, являются незаконными, сфабрикованными, что легко выявить при непосредственной проверке на месте.

Ос. Юпаев по отбытии камерного содержания, вернулся в ИК-13 в условия строгого режима в начале июня 2014 года. Сразу по прибытии, еще в карантинном помещении, 10 июня 2014 года ему было вынесено взыскание за нарушение формы одежды – при этом, саму эту одежду установленного образца Юпаеву еще не вручили. Незаконность данного взыскания, т.о., легко проверить. За указанное «нарушение» Юпаев был отправлен на 5 суток в ШИЗО. 17 июля 2014 года Юпаев вместе с тремя другими осужденными, являющимися выходцами из республик Кавказа, в одно и то же время был вызван руководством ИК-13, где им было объявлено о наложенных взысканиях за однотипные незначительные нарушения режима отбывания наказания. По словам заключенного – никаких нарушений режима он в реальности не допускал. Юпаеву было объявлено об очередном переводе в ЕПКТ. Характерно, что за период предыдущего пребывания в тюремных условиях ЕПКТ в 2013-2014 гг., Юпаев за весь год допустил 1 нарушение режима содержания, за что был наказан только устным выговором. Получается, что заключенные определенного национального происхождения, не успев прибыть в колонию № 13, немедленно принимаются постоянно спать днем, надевать неположенные вещи и т.п. – чего не происходит с ними в других местах отбывания ими наказания. Подобное особенное отношение заключенных-мусульман к 13-й колонии кажется маловероятным; а вот обратное – очевидным.
Обращу Ваше внимание на то, что Юпаев страдает обострениями хронического геморроя, с кровотечениями. В периоды кровотечения Юпаев терял сознание. Осужденный неоднократно обращался к сотрудникам ФСИН с просьбой о проведении ему обследования и о назначении облегчающих болезнь лекарственных средств. Однако, за весь срок отбывания наказания в УФСИН Хабаровского края с 2007 года, он ни разу не направлялся в ЛПУ (например, Приморскую краевую больницу для осужденных).

Осужденный Махмудов практически постоянно пребывает в ЕПКТ и СУС в течение уже 8 лет. После последнего пребывания в тюремных условиях, возвратился в ИК-13 в мае 2014 года. 14 июля 2014 года около 11 утра, по выходе из комнаты свиданий, ему было объявлено взыскание по причине, якобы, невыполнения «подъема» в тот же день. Характерно, что в момент подъема 14 июля от Махмудова объяснение не отбиралось, то есть, ни один сотрудник колонии факта нарушения не наблюдал. Более того, годами Махмудов встает до «подъема» в связи с чтением утренней молитвы. Данное обстоятельство известно окружающим (например, осужденным того же отряда), и его легко проверить. Таким образом, взыскание является сфабрикованным, незаконным. 14 июля 2014 года начальник оперативного отдела ИК-13 Титов осмотрел помещение, где в тот момент Махмудов, одетый в обычную форму одежды осужденных, смотрел телевизор. Замечаний заключенному оперативный сотрудник не сделал, каких-либо объяснений не отбирал. Однако, на следующий день Махмудов был ознакомлен с рапортом о нарушении режима содержания в виде просмотра телевизора в спортивных брюках (которых, как сказано выше, на нем не было).

С 17-18 июля 2014 года осужденные Вараев, Юпаев и Махмудов объявляли голодовку. Они составили и передали руководству колонии заявление об этом; направили жалобу в прокуратуру. Протестуя против очередной отправки в тюремные условия сроком на 1 год по надуманным основаниям, заключенные прибили ноги к полу. До настоящего момента ряд должностных лиц провели формальные беседы с осужденными; они этапированы из ИК-13 в СИЗО № 1 г. Хабаровска, а затем – в ЕПКТ ФКУ ИК-14 города Амурска, хотя официальных результатов прокурорской проверки их жалоб еще нет. 31 июля голодовка была прекращена.

Обращу Ваше внимание, что Вараев особенно стремился не допускать никаких нарушений – на 25 сентября 2014 года он записался в график свиданий, одновременно должно было состояться бракосочетание с Алаевой М.Ю. Годами заключенные, о которых идет речь в этом обращении, - не видят родных и близких; годами ограниченны в каком-либо передвижении и вообще отрезаны от социума, от обычного человеческого общения. Отношение нашего общества к таким заключенным, действительно, специфично. Тем не менее, в ИК-13, равно как и в других ИУ Хабаровского края, отбывают наказание и другие, по национальному и религиозному признаку, осужденные за особо тяжкие преступления – в том числе за групповые убийства, изнасилования, причинение тяжких телесных повреждений. Государство отмерило осужденным суровое наказание за совершение преступлений. Уголовно-исполнительное законодательство предусматривает единые принципы исполнения любых наказаний. Извращение этих принципов путем дискриминации осужденных ведет к тому, что, например, выходцу с Кавказа, осужденному за оборот оружия, будут созданы унизительные условия содержания по сравнению с детоубийцей русского происхождения, который окажется в сравнительно «льготном» положении. Надеюсь, Вы не сочтете подобную ситуацию нормальной.

Осужденные Вараев, Юпаев и Махмудов просят обеспечить им отбывание наказания в рамках закона, на равных условиях со всеми другими осужденными. У них нет намерений принципиально нарушать установленный для заключенных режим в колонии. Они не провоцируют конфликтных ситуаций; за собственные религиозные воззрения никого не агитируют. Возможно, много лет назад у осужденных были криминальные связи – но по причине удаленности Дальнего Востока от Кавказа и по причине длительных периодов одиночного заключения – такие связи давно уже утрачены. Кроме того, решение проблем криминальных сообществ в ИУ возложено прежде всего на оперативный состав колоний, который должен работать, а не облегчать себе жизнь путем отправки «подальше» неудобных заключенных. Непонятна цель руководства ИК-13 в преследовании осужденных-мусульман. Попытки «искоренить» вероисповедание ислама заведомо тщетны; в России, вообще говоря, сотни тысяч мусульман. Попытки мести за участие в незаконных вооруженных формированиях тешат лишь шовинистические устремления неких должностных лиц, поскольку осужденные за НВФ давно арестованы, приговорены судом и находятся в местах лишения свободы, а не где-то еще.

В связи с изложенным, убедительно ПРОШУ:

- организовать выездную проверку как в ФКУ ИК-13 УФСИН России по Хабаровскому краю, так и по месту пребывания ос. Вараева, Юпаева и Махмудова в ФКУ ИК-14, включая собеседование с заявителями;

- проверить документацию о наложении взысканий на данных осужденных за последние несколько лет, провести беседы с другими осужденными из общих отрядов о личностях заявителей и о событиях нарушений режима ими;

- обратиться в ответственные органы о недопустимости дискриминации заключенных в Хабаровском крае по национальному и религиозному признакам;

- принять меры по организации оказания медицинской помощи ос. Вараеву, Юпаеву, Махмудову и содействовать в направлении ос. Юпаева в ЛПУ системы ФСИН России для проведения обследования и назначения лечения.


Председатель "Комитета за гражданские права",
Член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ,
член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ,
член Общественного Совета при ГУ МВД по г. Москве,
член ФС РОДП «Яблоко», сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей,
член Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы


А.В.Бабушкин

(Фото - Александра Головко golovko.livejournal.com)
 

Aдрес статьи: http://zagr.org/1501.html

[ ЗАКРЫТЬ ]