27-02-2014
Мнение об общественных слушаниях по проблеме пыток
 
Мнение об общественных слушаниях по проблеме пыток На днях я поучаствовала в общественных слушаниях в Москве по проблеме пыток. Люди, думающие, что в России не пытают - можете сходить в кино и дальше не читать этот пост, а укрыватели пыток - можете в очередной раз перепостить это на свою страницу под заголовком «Баблоосвоители придумали пытки» - я не обижусь. Вот тут уже написали о мероприятии до меня www.hro.org/node/18770 , но у меня несколько иное мнение. Разложу по пунктам:

1. Для меня стала еще четче видна разница между Москвой и провинцией. В ИВС Москвы, говорят общественники, давно никого не бьют. А у нас в ИВС такое случается, а связано это с действиями следователей СК - надо закрыть дело по ст.217 УПК РФ, человека могут тащить силком, применяя силу, чтоб закрыл - и не важно, как он себя чувствует при этом... Говорят, не бьют в СИЗО в Москве. А у нас вот тоже случается...В Челябинске после акци протеста в Копейской ИК-6 стали, конечно, бить меньше. А вот в соседней Свердловской области даже на правозащитников сотрудники замахиваются - не стесняются... Представляю, что творится в Красноярске, если председатель Общественного совета при ГУФСИН в письме нам в ответ на нашу жалобу писал: «Москва далеко, а нас дальше Сибири все равно не сошлют» (http://iriya-rutri.livejournal.com/54683.html)...

2. Выступали на общественных слушаниях сотрудники ФСИН России, ответственные за тюремную медицину. Уже все в курсе, что медицина теперь подчиняется напрямую Москве, так что теперь контролировать МСЧ в колониях начальники не имеют права. Однако, на деле - ну у нас в провинции - мы видим все наоборот. Недавно я посетила с проверкой ИК-2 Челябинска. Начальник Каримов уж очень некрасиво себя ведет по отношению к главному врачу МСЧ. А тот, как мне показалось, его очень боится. На самом деле тут есть чего бояться - я поговорила с десятком инсулинозависимых диабетиков - со всех них буквально пару месяцев назад сняли инвалидность. Начальник ИК-2 и врач мне говорили, что во всем виновата МСЭК. Однако после слушаний в Москве я подошла с этим вопросом к одному из специалистов - мы долго разговаривали и выяснили, что документы-то на инвалидность готовит сама колония, и от того, как они их подготовят, зависит и продление инвалидности. К слову, один из диабетиков - почти сразу после снятия группы инвалидности - умер от инсулиновой комы...Обещали мне по данному факту организовать в ИК-2 тщательную проверку. Ждем.

3. Екатеринбургская правозащитница Лара Захарова задала вопрос руководителю медицинской службы ФСИН России Воробью Сергею Васильевичу:
- В нашем СИЗО-1 члены ОНК нашли двух несовершеннолетних детей, привязанных к кроватям. Ни у кого из них никогда не было диагноза, связанного с психическими расстройствами, родители не давали разрешение на применение к ним методов психиатрического лечения. Однако ваши сотрудники - психиатры СИЗО-1 Екатеринбурга продолжают свое. Дети уже не похожи на себя, родители плачут. Нам говорят, что это лечение седативными препаратами, но так ли это на самом деле. Имеют ли право ваши сотрудники применять без разрешения родителей и опекунов лечение несовершеннолетних в психиатрическом стационаре?!
Ответ Воробья:
- Имеют...
Меня лично смутил не ответ, хотя я точно знаю, что он неверный - сотрудников за это при желании можно под уголовную статью подвести из-за нарушения Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", а с какой легкостью начал выгораживать вот этих нерадивых подчиненных новоиспеченный начальник тюремной медслужбы. Он даже не задумался о том, что прикрывает их уголовно наказуемое деяние открыто - при сотнях правозащитников...

После перерыва я подошла к нему тоже, просила вмешаться в ситуацию, связанную с парализованным инвалидом из Белгородской ИК-7 А.А. Филатовым, которого колония отказывается актировать - они не подают документы в суд об актировке, несмотря на необратимый паралич Александра Александровича и наличие его заболевания в Перечне для освобождения.
Реакция тоже, мягко говоря, не очень...
- Вы мне сообщите исходящие номера Ваших ранее данных обращений.
Ага - а было бы желание - сам бы своим подчиненным сказал: «Что там с каким-то Филатовым из Валуек происходит?!»
Подошел его зам, обращаюсь уже к нему:
- Вы знаете, что у вас Филатов умирает?!
- Знаем!
Финиш...
Увы - я это не придумала - свидетелем был и правозащитник из Ростова - Юрий Блохин. Мы долго это обсуждали в течение дня. Разочарованы ли мы?! Конечно - потому что стало очень очевидно, что, несмотря на то, что Президент говорит о гуманизации, Уполномоченный по правам человека говорит о гуманизации и даже заместитель Генпрокурора РФ - о том, что надо уходить от беспредела и ГУЛАГА, ФСИН почему-то продолжает рьяно противиться. На лицо непонимание поставленных задач. Чего уж говорить о провинции...
Я все сказала.

П.С. На слушаниях пытались принять какую-то мутную резолюцию, которую я бы никогда не подписала, как впрочем и многие другие - поэтому ее решили доработать - на мой взгляд так ее проще выкинуть. Во-первых, она слишком политически окрашена – «В России пытают не только террористов, которые выступили против общества и страны» - это экстремизм голимый. Террористы - это не политзаключенные и не каста неприкасаемых - пытать нельзя никого!
Ну и много чего еще недопустимого...

Оксана Труфанова

 
iriya-rutri.livejournal.com

Aдрес статьи: http://zagr.org/1473.html

[ ЗАКРЫТЬ ]