Направление уведомления о посещении мест принудительного содержания следует отменить
 
Направление уведомления о посещении мест принудительного содержания следует отменить Интервью с Ларисой Александровной Фефиловой, руководителем ОНК Удмуртской республики.

- Лариса Александровна, приходилось ли вам лично сталкиваться с применением пыток, жестокого и унижающего обращения в России?

- Наиболее яркий и прецедентный случай был в 2010 году, когда заключенного забили до полусмерти и через 3 недели он умер в реанимации. Больше случаев пыток в нашем регионе не было.

- Как вы считаете требует ли закон №76 об общественном контроле изменений, и если требует, то каких?

- В 76-м законе есть многое, что бы хотелось изменить. Моя первая мысль – это удаление пункта по уведомлению, потому что именно этот пункт, мягко говоря, мешает работе, потому что когда заранее уведомляют, что мы (члены ОНК) приедем, то мы сталкиваемся с тем, что по приезду в колонию, все уже готово, так сказать отработано – с заключенными поговорили, поработали, и получается, что у заключенных претензий нет, все везде хорошо и так далее.

- А часто ли вы сталкиваетесь с ситуациями, когда сотрудники колоний, под различными предлогами не допускают членов ОНК к беседам с заключенными?

- В нашем регионе вопрос о допуске правозащитников был решен еще до появления ОНК. И в принципе, последние года 4 налажено конструктивное сотрудничество между Комиссией и УФСИН, решение вопросов, поэтому недопусков у нас не бывает, это форс-мажор. Потому что в Удмуртии и сотрудники ФСИНа, и сотрудники МВД давно пришли к выводам, что правозащитники и ОНК больше помогают в разрешении конфликтов проблем, существующих в правоохранительной системе и во ФСИН. То есть мы не стоим по разные стороны баррикад, так как это происходит в других регионах.

- То есть вы плотно взаимодействуете в общих целях?

- В наших отношениях был период противостояния, но это было давно. В итоге мы со временем поняли, пришли к тому, что мы не являемся врагами, мы не ищем чего-то плохого, что к нам обращаются с проблемой и мы эту проблемы стараемся решить.

- С какими трудностями, на ваш взгляд, сейчас сталкивается ОНК Удмуртской Республики?

- Малое количество кадров. 7 человек – это для целой республики очень мало.

- Могли бы Вы назвать человека из вашего ОНК, которому вы бы хотели выразить благодарность, кто по вашему работает наиболее эффективно и продуктивно?

- Мне бы не хотелось кого-то особо выделять, потому что второй состав у нас сформирован из старого состава, из тех, кто пожелал остаться, уже поняв, с чем столкнулся и все-таки решил продолжить эту работу. Я благодарна этим людям, потому что они помогают очень и очень многим, в нужный момент всегда они всегда отзываются там, где требуется их помощь.
Конечно, есть человек, который по роду деятельности для меня очень близок, это Надежда Петровна Гладыш. Она сейчас является моим заместителем. Она очень много помогает мне в работе. Но еще раз повторюсь, я бы не хотела кого-то отдельно выделять, потому что в разные моменты отзывается любой, отказов практически не бывает и к примеру, поездки в отдаленные регионы, во многом решаются за счет тех, у кого есть машины, т.е. все за счет собственных средств и за счет своего рабочего времени. Сегодня у нас 2 основные сложности: это маленький состав и то, что помимо деятельности в ОНК у всех есть своя основная работа и другая общественная нагрузка, у кого – членство в Общественной палате, кто-то в совете состоит в Общественном Совете. То есть все члены Комиссии – люди очень занятые, востребованные, нужные во многих местах. И тем более важно, что они огромную часть своего времени уделяют работе в ОНК.


Беседовала Габисова Кристина,
спец. корр «Вестника общественного контроля»


 

Aдрес статьи: http://zagr.org/1323.html

[ ЗАКРЫТЬ ]