01-12-2012
В больнице при СИЗО-6 Ленинградской области пытают заключенного Александра Вихрова
 
В больнице при СИЗО-6 Ленинградской области пытают заключенного Александра Вихрова Руководитель СПб отделения «Комитета за гражданские права» Борис Пантелеев направил для публикации в СМИ факты издевательств над заключенным Александром Вихровым, больным открытой формой туберкулеза. На обращение правозащитника по этим фактам от 10 ноября, к руководству УФСИН по СПб и ЛО, председателю ОНК по СПб, Уполномоченному по правам человека в РФ, - до настоящего момента никакого ответа не получено.

О судьбе заключенного Вихрова к Б. Пантелееву как члену Общественной наблюдательной комиссии по Петербургу, обратились граждане Потаскаева Ирина, Смирнов Александр, Шихин Вадим Игоревич, являющихся (как следует из заявления, поступившего по электронной почте) защитниками  осужденного Вихрова Александра Андреевича. Он содержится в больнице №3 при СИЗО №6 УФСИН по СПб и ЛО.

Граждане процитировали следующие жалобы заключенного.

«…в данном учреждении, как сотрудники администрации, так и медицинские работники в грубой циничной форме нарушают требования действующего законодательства РФ, а так же иных правовых актов в силу которых установлен порядок содержания и оказания квалифицированной медицинской помощи лицам, находящимся в вышеуказанном учреждении. Кроме того одна из причин моего личного вмешательства является то, что администрация следственного изолятора №6 всячески препятствует утечке информации, компрометирующей администрацию.» Также, заявители убеждены, что надзирающие инстанции (органы осуществляющие надзор за деятельностью учреждения) бездействуют».

В частности, в заявление в прокуратуру от осужденного Вихрова Александра Андреевича, очевидно, подаваемого им ранее, но не отправленного, говорится следующее:
«…Я обращаюсь в Генеральную прокуратуру РФ по причине того, что прокурору который курирует СИ-6 я не доверяю. В августе месяце 2012 года прокурор по надзору посетил СИ-6 и заходил в некоторые камеры, я многократно кричал в окошко для приема пищи, просил прокурора срочно подойти, но моя просьба осталась неуслышанной. Я неоднократно писал в прокуратуру заявления с просьбой посетить данное учреждение, вызвать меня на беседу по вопросам ненадлежащего содержания в СИ-6. Ни одно такое заявление учреждение не покинуло, из-за чего мне приходилось неоднократно объявлять голодовку. Добиться разговора с прокурором мне не удалось, учреждение выпустило мои заявления только в отношении врачей. Так и получается, что я нахожусь в СИ-6 с 25.01.2012 года, за все это время видел прокурора один раз и то со стороны, а попасть на беседу не смог.

Когда я объявлял голодовку в письменном виде, администрация начинала реагировать только через неделю. Приходил ко мне заместитель начальника по фамилии Габышев, обещал что я попаду к прокурору, что перестанут мыть всех в холодной воде, станут каждый день выводить на прогулку и многое другое. При этом настойчиво просил отказаться от голодовки, как только я отказался от голодовки данного сотрудника я больше не видел, данные обещания были не выполнены.

В дальнейшем администрация нашла выход из положения.
В мае месяце 2012 года я сидел в 511 камере, в выходной день за мной пришел сотрудник и повел меня на третий этаж, по дороге я узнал, что меня вызывает оперативник для беседы. Сотрудник меня закрыл в так называемый стакан, между двух локальных отсекателей, в этом стакане находились еще заключенные примерно 4-5 человек. Двое из них начали меня избивать руками и ногами, когда они меня пинали лежачего подошел оперативник закрывать заключенного после беседы, при этом этот оперативник видел как меня бьют, на что он сделал вид, что ничего не видел. После того как меня избили один заключенный завел меня в туалет или что-то вроде этого, данное помещение находится там же между локалок. В данном помещении состоялся разговор, в процессе разговора я понял что били меня за то, что я пищу жалобы, так же я понял, что избить меня их попросил оперативник. Этот заключенный мне сказал, что я теперь должен десять тысяч рублей и, что, если их не будет и если я еще что-то буду писать, то ситуация повторится только еще хуже.
Потом меня вызвал оперативник, что-то незначительное спросил и отвел меня обратно. Когда я пришел в камеру мне стало очень плохо, начало сильно болеть ребро, начал харкать сгустками крови. Корпусного я попросил вызвать врача объяснив в чем дело, минут через сорок тот же корпусный меня и сокамерника назвали на перевод в другую камеру. В другой камере заключенные увидели что со мной происходит, начали звать корпусного, после того как корпусный подошел, его попросили вызвать врача, через час пришел врач посмотрел на меня и спросил где болит, я ему показал, но он в этом месте трогать не стал посмотрел на мои синяки сказал что сделают рентген ребер и возьмут анализ мочи., при этом медицинской помощи мне оказано не было, рентген и анализ мочи мне так и не сделали.Так как я с большим трудом передвигался по камере, по ночам не мог спать, я начал писать заявления на имя начальника с просьбой меня вызвать на беседу».

Вихров сообщает как о неудовлетворительной работе медиков и нежелании сотрудников СИЗО № 6 исполнять свои прямые, функциональные, обязанности:

«…Меня вызвал вызвал зам. начальника Габышев, во время беседы я ему рассказал что произошло, на что он пообещал мед. помощь рентген и анализ мочи, но действий никаких не последовало. Тогда я написал заявление в прокуратуру, где изложил все что произошло и происходит. Меня вызвал на беседу сотрудник по фамилии Гаджи, в процессе беседы в кабинет пришел еще один сотрудник Юрков, им я рассказал все что было они мне так же пообещали во всем разобраться и проконтролировать чтобы мне оказали мед. помощь. При этом просили чтобы я отказался отправлять заявления прокуратуру, я отказался. Все что мне обещали так и остались обещаниями. Я опять начал писать заявления на имя начальника СИ-6 с просьбой меня вызвать, меня вызвал И.О. начальника СИ-6 Зонов я ему все рассказал, он мне пообещал то же что и предыдущие сотрудники и результат был тот же».

Так и о том, что в данном учреждении практикуется преследование за критику:
«…Вечером корпусный назвал меня на этап а через 30 минут назвал с переводом в другую камеру, там я оказался в 22.15, заключенные этой камеры меня полночи настойчиво с угрозами просили написать отказ, в котором я должен был написать "прошу заявление в прокуратуру не отправлять", мне пришлось написать данный отказ. На утро меня забрали на этап, после этапа я был переведен в другую камеру.» Далее заявитель сообщает о том, что: «…так как мне не удалось добиться мед. помощи и рентгена ребер, когда за мной приехал конвой из Ломоносовского суда, я конвою пояснил что ехать не могу из-за сильной боли в ребре, что мед.помощь мне не оказывают, рентген не делают.Тогда пришел оперативник по чьей просьбе меня били и я конвою пояснил что меня били из-за этого оперативника, пришел врач. повел делать рентген. Но делали его на флюорографическом аппарате, врач скаала что у меня ничего нет. Был проведен осмотр телесных повреждений, после чего врач при мне записывал все синяки и ссадины, конвой попросил мед.справку, которую дали но т.к. в ней не было написано, что я могу следовать этапом конвой брать меня отказался.

По всему этому я был и у начальника СИ-6 Семенова, но все безрезультатно. Прошу обратить внимание, мною 06.09.2012 года было написано заявление, в котором я написал все выше изложенное и подписанно было 07.09.2012 года, впоследствии это заявление отдал оперативнику, а он ДПНСИ, из учреждения данное письмо не ушло.

05.09.2012 года я ездил в Кировский районный суд СПб, утром меня и моего сокамерника спустили на первый этаж, где нас двоих посадили в камеру, ждать когда за нами приедет конвой. Нажмуддинова начали выводить из камеры т.к. за ним приехал конвой, я сотруднику который выводил Нажмуддинова пояснил, что один сидеть в камере не могу, сотрудник меня вывел и поставил между локальными отсекателями возле поста дежурного по этажу.»

Кроме того, заключенный Вихров сообщает и о грубейшем нарушении ст. 33 закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых:
«…Пришел другой дежурный и начал в грубой форме мне говорить чтобы я шел в камеру. на что я ему начал объяснять, что один сидеть не могу. Через продолжительное время оскорблений, данный сотрудник сказал что нашел к кому меня посадить.
Меня посадили в камеру к заключенным, которые ждали этапа по различным зонам в связи с тем что не болеют туберкулезом. Когда они узнали что я болею туберкулезом открытой формы, начали проявлять ко мне негатив, из-за того что я могу их заразить.
После того как я приехал из суда тот же сотрудник посадил меня в камеру с двумя заключенными, у одного из них фамилия Дедков, он сидит на втором этаже.то что он болеет туберкулезом никто не выявил, возможно что ни чем не болеет. Второй болен туберкулезом закрытой формы, когда они узнали что у меня открытая форма, то начали стучать в дверь и звать сотрудника. Минут через 40 подошел сотрудник и сказал что пересаживать никого никуда не будет, а еще через 30 подошел и перевел Дедкова. Считаю что администрация специально таким образом создавала конфликтные ситуации.»

Сообщает заключенный и о своих опасениях за свою жизнь, в связи с подаваемыми им жалобами: «…Все выше изложенное я написал 06.09.2012 года, а подписал 07.09.2012 года. в том заявлении я написал что боюсь за свою жизнь и здоровье, данное заявление у меня взял оперативник"Ваня" и при мне отдал  ДПНСИ. ДПНСИ мне обещал что данное заявление отдаст начальнику СИ-6. 05.09.2012 года меня поднимал в камеру из сборного отделения сотрудник администрации, на 5 этаже нас догнал оперативник Козлихин Алексей, мы зашли в камеру в которой меня содержали, в данной камере никого не было, как я узнал в последствии всех вывели на другую галеру, на тот период времени пока я собираю вещи. К корпусному и оперативнику присоединились еще три сотрудника, которые сказали что они с управления ГФСИН, всем присутствующим я сказал что переходить в камеру №522 не хочу, т.к.боюсь что там будет не все слава богу. Так же я пояснил что в этой камере постоянно пьют брагу, и у тех кто там сидит ранее были конфликты между собой, в результате чего они разломали всю камеру, а один из них чуть не умер. О данном случае знает почти вся тюрьма. Все присутствующие сотрудники сказали, что в этой камере все будет хорошо. Я собрал вещи и переехал из 520 в 522, сотрудники из УФСИН сказали что они в учреждении будут находиться еще два дня, если понадобится я могу их позвать. Перед тем как меня перевести в камеру 522, оттуда одного человека перевели в 521, когда я зашел в камеру один заключенный что-то написал на бумаге другому, после чего Маншталер Миша начал мне говорить что сотрудники меня специально посадили к ним, для того чтобы они меня избили, но они этого делать не будут, начали мне объяснять что у них нормальная камера, они постоянно пьют самогон, который при обыске боятся забрать. Мне было поставлено одно условие, если я буду сидеть с ними, то я не должен выходить из камеры даже если меня будут вызывать сотрудники, если я выйду то обратно они меня не пустят. Утром была проверка, где был оперативник, я ему сказал при всех что меня срочно надо вызвать или тут будет кипиш. Через 30 минут камеру открыл оперативник с ним был еще один оперативник, один из них повел меня в следственный кабинет, а другой остался стоять и разговаривать у камеры. Оперативник в следственном кабинете спросил что я хотел, я сказал что в этой камере сидеть боюсь т.к. сокамерники уже выпили и что может быть конфликт, на что он мне ответил мне все равно это не моя галера. Пришел  оперативник который был у камеры, ему я сказал все тоже самое что и первому оперативнику,на что мне предложили написать заявление на безопасное место. Я сказал что безопасное место мне не надо, достаточно пересадить в любую другую камеру. Потом один сказал другому: ты чего-нибудь слышал?, второй ответил: нет. Я попросил отвести меня к начальнику СИ-6,на что мне сказали: пиши заявление и вечером отдавай, я попросил позвать оперативников из УФСИН, которые были на тот момент в СИ-6, мне пообещали что вызовут и отвели меня в камеру. Когда я пришел в камеру мне сокамерники начали говорить, что оперативник их просил устроить мне душняк, немного меня избить, но они этого делать не будут, мол у них есть для этого другие, при этом они продолжали пить брагу. Приехал еще один заключенный из суда и они начали ему рассказывать как их оперативник просил меня избить, при этом они все пили. Они меня спросили что я думаю по этому поводу, на что я сказал: нужно написать заявление в прокуратуру и пусть там разбираются зачем оперативники об этом просят. Миша начал мне предлагать: давай я дам тебе в глаз, я отказался, тогда меня позвал в сторону Артем и начал говорить, что у него еще пять судов по всей России и ему все равно трупом больше или меньше, и начал наносить мне удары в разные части тела. Когда я лежал на полу подбежал Миша и тоже начал меня бить руками и ногами, потом опять начал бить Артем, при этом третий сокамерник сидел и ничего не делал. Миша взял что-то в руки и начал мне говорить что меня сейчас убьет, что у него было в руках я толком не понял или шило или кусок проволоки. Потом Миша стал говорить чтобы я вылезал в окошко для приема пищи, я ему сказал что не смогу туда вылезти,на что он мне сказал если ты туда не вылезешь, то я тебя расчленю и выкину туда по кускам. Я полез в кормушку на половину вылез и Миша захотел ломать мне позвоночник, Артем начал ему говорить что не надо, они начали спорить, после чего сказали мне вылезать из кормушки, я вылез и они начали опять меня бить. Подошел корпусный, Миша ему сказал чтобы выводил меня из камеры, корпусный вышел с галеры и пришел с оперативником. Оперативник открыл камеру и позвал в следственный кабинет Мишу и Артема, потом их завел и позвал меня. В следственном кабинете оперативник спросил за что они меня били, я сказал что конфликта не было и они мне сказали что вы их попросили, оперативник сказал что мол меньше будешь жаловаться. Потом он корпусному сказал открыть и привести Артема. Когда привели Артема оперативник ему сказал что если что, ты его бил из личной неприязни, а я ни о чем не просил. Пришли два врача мужчина и женщина, на расстоянии метра посмотрели на меня и ушли. Оперативник поставил меня между отсекателями, где я неоднократно терял сознание, меня вырвало кровью. Пришел в гражданском сотрудник, представился новым начальником оперативного отдела, спросил что произошло, я ему вкратце рассказал, на что он мне сказал: не говори ни кому, что били тебя по просьбе оперативника, а завтра я тебя вызову и мы все решим.

Меня повели в камеру за вещами, когда я зашел то увидел что все мои вещи раскиданы и половины не хватает, я сразу об этом сказал сотруднику оперативного отдела, он сказал что завтра разберется. Когда я стоял возле локалки пришла сотрудница я ее попросил вызвать врача т.к. мне очень плохо и ДПНСИ. ДПНСИ мне сказал что врач придет, а мое заявление ранее написанное точно отправят. Врач так и не пришел. На следующий день оперативник начал выводить на беседу заключенных из камеры 513 с которыми я сижу, потом вывел меня и Шедова. В процессе беседы оперативник сказал Шедову, что мол Вихров упал у вас в камере, Шедов предложил: может на прогулке? Оперативник сказал что можно и так. Оперативник сказал мне так и писать, я отказался т.к. это было не так и я не могу писать, очень болит челюсть, голова болит и кружится. Тогда оперативник написал что-то у себя в телефоне и попросил меня написать,что я отказываюсь давать объяснения,я так и сделал. Я попросил оперативника вызвать врача, оказать мне помощь и записать все мои побои,но ни кто не пришел. На выдаче таблеток мед. сестра  мне дала обезбаливающее и две таблетки димедрола. Шедова куда-то вывели, после прихода он мне сказал, что если я буду куда либо писать, то его не отпустят по УДО т.к. администрация посодействует этому и начал меня просить не чего не писать. Пришел оперативник, взял у меня список вещей, сказал что все украденное мне вернут. на следующий день мне вернули часть вещей, остальное сказали позже. Я много раз просил оказать мне мед. помощь, объяснял что есть не могу, очень больно, но все безрезультатно. Я написал заявление на имя начальника СИ-6 с просьбой меня вызвать и отдал его 09.09.2012 года, вечером 10.09.2012 года начальник меня вызвал, сказал что мед. помощь мне окажут, рентген челюсти сделают и зафиксируют все побои. Мне ни кто ни чего не сделал. 10.09.2012 года пришел оперативник, вызвал меня, дал мне справку в которой написано, что у меня один синяк под глазом и что с моих слов, я якобы подрался с сокамерниками. Оперативник мне сказал, что из-за меня ему выписали выговор и что-то вроде выговора выписали ДПНСИ. Больше за меня им не чего не будет, из заключенных ни кто ни чего подтверждать не станет, врачи ничего не фиксировали, кроме синяка, а когда кто-то будет в чем либо разбираться.то и вовсе у меня все пройдет. Сегодня 11.09.2012 года оперативник опять меня вызвал, взял у меня список украденных вещей и сказал чтобы я ни куда не жаловался.

Я все эти дни очень мучаюсь, сильно болит тело, болит челюсть,я не могу есть, кружится голова, тошнит, глаз стал плохо видеть. Работникам прокуратуры я намерен рассказать кто и кому приносит в тюрьму телефоны, и все что происходит в СИ-6 из того что я знаю. Например: в камеру 520 Нажмуддинову оперативник принес телефон, потом Нажмуддинов вымогал по телефону деньги, в оперативном отделе об этом узнали из-за того что кто-то жаловался, оперативники ему сказали чтобы он поменял номер в котором последние цифры 333, Потом Нажмуддинов под видом наркотиков продал в нижние камеры толченные таблетки за 1000 рублей, мне пояснил Нажмуддинов, что на это ему дал разрешение оперативник. Нажмуддинов звонит Роме который работает в главном управлении ОБЭП, этому Роме он говорит что знает кто и где совершил преступления, но на самом деле он ничего не знает, информацию берет из интернета, по этим причинам у него не забирают телефон. 10.09.2012 года я написал заявление на имя начальника СИ-6 с просьбой вызвать меня на беседу, по вопросу о ненадлежащем содержании в СИ-6,начальник вызвал меня к себе в кабинет где так же находился зам. начальника по оперативной и режимной работе. Начальнику СИ я задал вопрос: почему мне ни кто не делает рентген челюсти, на что мне было сказано что мне все сделают, а то что мне с 06.09.2012года не сделали рентген это
мои проблемы.

После чего начальник СИ мне сказал что я буду  сидеть в карцере, за телефон который у меня нашли,я пояснил, что когда в камере производился обыск я находился на суде и данный телефон мне не принадлежит и никогда не принадлежал. Данный телефон принадлежит подсудимому Нажмуддинову, ему телефон принес Начальник оперативного отдела Юрков, передал телефон в следственном кабинете и я это лично видел. О том, что в камере 520 есть телефон знали все сотрудники оперативного, режимного отдела включая контролеров по этажу. Когда Нажмуддинов пару раз давал телефон в камеру 521,пришел оператив,они у кого-то просят деньги, сказали пользуйтесь телефон,пользуйтесь одни, так же оперативник Ваня приходил ко мне и спрашивал есть ли у Нажмуддинова телефонный номер который заканчивается на 333, я сказал что есть,как мне оперативник пояснил с этого номера Нажмуддинов у женщины вымогал деньги и какую то аппаратуру. Потом начальник оперативного отдела Юрков вызвал Нажмуддинова и сказал поменять номер, после чего Нажмуддинов с помощью платной услуги поменял телефонный номер за 500 рублей. На что начальник СИ мне сказал что проще меня посадить в карцер, ну а так поговорим на административной комиссии ,на которой будет решаться сажать меня в карцер или нет. Мне было сказано, что на эту комиссию меня позовут обязательно. 11.09.2012 года в камеру пришли два корпусных, которые меня сопроводили вниз, где ДПНСИ мне зачитал приказ начальника СИ, в котором сказано что мне выписали 15 суток карцера. Я ДПНСИ пояснил, что меня врач не осматривал, на что он ответил:: это больница, врачи и без осмотра знают что у тебя и как. Я сказал что после того как меня избили в камере 522, у меня сильно кружится голова, тошнит, болит челюсть. ДПНСИ сказал мне что я не помру. Так как меня посадили в карцер незаконно, я написал заявление на имя начальника СИ-6 в котором было сказано: Я Вихров А.А. отказываюсь от приема пищи в связи с тем, что меня незаконно посадили в карцер, посадили за телефон не мой. Этот телефон дала администрация, и она о нем знала, так же я просил встречи с прокурором.

Утром 12.09.2012 года в камеру карцера зашел начальник СИ, при разговоре я еще раз начальнику СИ повторил все выше сказаное, и к этому я добавил: в камере 111 сидит заключенный Мага который после того как пришел со свидания мне кричал о том что Нажмуддинов под различными предлогами, обманом взял у многих родственников деньги, оперативник Ваня находился рядом и все слышал. На все это начальник СИ сказал: если ты откажешься от голодовки, то будешь сидеть не 15 суток, а 7 и если не будешь отправлять заявления в прокуратуру. На что я ответил своим не согласием, но мне было сказано хорошо подумать. Потом ко мне пришел врач стукнул мне два раза по голове молотком и сказал что я здоров. После чего пришла психолог Мамонтова, я ей все рассказал, пока проходил тесты, дал прочитать заявление которое написал в ген. прокуратуру Р.Ф. от 11.09.2012 года, Мамонтова что-то себе записала в блокнот и сказала что попробует в этом разобраться. Я задал вопрос: перед тем как сажать меня в карцер, я должен был разговаривать с вами и проходить тесты, но этого не было. Почему? Мамонтова ответила что почти постоянно все оформляется задним числом. После ухода Мамонтовой ко мне пришел новый начальник оперативного отдела и с управления УФСИН,они мне начали говорить чтобы я отказался от голодовки. Я задал вопрос начальнику оперативного отдела: Вы лично видели что после того как меня избили в камере 522,я блевал кровью, я вам говорил что меня по просьбе оперативника избили. Почему меня не осмотрел врач? Почему не зафиксировали все побои? На что мне ответил сотрудник с УФСИН: а зачем тебе это? Все равно если ты напишешь жалобу, то она придет ко мне и опять мне придется давать тебе отписку. Они ушли, ко мне пришел оперативник Витя и сказал что его послал ко мне начальник СИ, нужно чтобы я отказался от голодовки. Я сказал, что до тех пор пока я не поговорю с прокурором от голодовки отказываться не буду. После чего меня вызвал к себе зам. начальника по оперативной и режимной работе, он мне сказал, что если я не откажусь от голодовки то мне будет очень плохо, намекнув мне что я стану опущенным. Сказал мне что против системы не пойдешь и ни чего не докажешь. Дал мне бумагу на которой было написано заявление на имя начальника СИ-6, где я 10.09.2012 года просил начальника меня вызвать на беседу, на данной бумаге с обратной стороны я написал что отказываюсь от голодовки Отказался я от голодовки потому что испугался репрессий со стороны администрации. 13.09.2012 года меня отвели и сделали рентген челюсти, этого же числа у меня состоялось судебное заседание с Лен. областным судом через видео-конференц связь, на данном судебном заседании я попросил судей и прокурора мне помочь, я сказал что администрация оказывает на меня давление. Прокурор мне сказала что сейчас позвонит в прокуратуру и все доложит, судебное заседание было отложено. Сразу после судебного заседания меня повели к зам. начальника по оперативной и режимной работе, где было сказано, что в учреждение едет прокурор, мне было сказано что я должен сказать прокурору: претензий к администрации не имею, голодовку не объявлял, а просто для здоровья прочищаюсь. Я сказал что все понял, после чего меня отвели в карцер. Вечером от сотрудника я узнал что прокурор приехал, администрация показала ему какую-то бумагу и он уехал. Во время беседы с начальником СИ-6 и зам. начальника по оперативной работе, мне неоднократно говорилось, что я якобы писал объяснения в котором я писал что упал и что меня не били в камере 522, я такого не писал и об этом я сказал выше указанным лицам. Вечером меня назвали на перевод из карцера , в связи с тем что я боюсь что администрация опять будет на меня оказывать давление через заключенных, я написал заявление с просьбой содержать меня одного и отдал лично в руки начальнику оперативного отдела.

Так же я попросил начальника оперативного отдела оказать мне содействие по возврату моих вещей, которые у меня украли в камере 522 сказал что этого Мишу должны завтра увезти в ЛИУ-4,на что он мне сказал что Мишу не увезут и вещи мне вернут. Утром меня подняли в камеру 513,где я узнал что Мишу только что спустили в сборное отделение для убытия в ЛИУ-4,таким образом администрация ничего не сделала по возврату моих вещей, Камера 513 эта та же камера куда меня сажали на одну ночь в мае месяце, как и в прошлый раз меня настойчиво просили ничего не писать на администрацию. Осужденный Шедов С. за помощь администрации получил хорошую характеристику для проходения суда по условно досрочному освобождению. 17.09.2012 года мне Шедов С., который содержался в камере 513 сказал что меня сейчас переведут в другую камеру, а к нему посадят другого заключенного для перевоспитания, Когда я вышел с камеры 513 я увидел что оперативник Ваня и еще один сотрудник  тащат заключенного в камеру 513,он упирается и говорит им что боится идти в эту камеру т.к. Шедов С.ранее ему угрожал расправой,но тем не менее его все равно пытались туда посадить. В мае месяце меня били осужденные по имени Ким и Рауф ,которые сидят в камере 401,в данную камеру периодически сажают на перевоспитание, неугодных администрации. Сажали подсудимого «Омского» который сейчас сидит в камере 403,Быкова К. По мнению администрации Быков К. не исправился и тогда его решили перевести опять в камеру 401, Быков К. не стал туда переезжать, тогда к нему на два дня перевели Рауфа и еще одного заключенного, они его избили и во время избиения его душили. Администрация в мед. помощи ему отказала, фиксировать так же ничего не стали. Когда Быкова К. били подсудимая Агнесса слышала т.к. сидела выше камерой и она звала на помощь администрацию.

 Таких случаев в данном учреждении много, заключенные боятся к кому-либо обращаться, а прокурору который курирует данное СИ не доверяют. Осужденный Шедов С. ранее вымогал у подсудимого Леши,который сейчас сидит в камере 522 деньги, администрация это знала, но все это осталось незамеченным. больных туберкулезом открытой формы очень часто не выводят на положенную прогулку по неделям подряд опираясь на то что не хватает сотрудников. Если днем или ночью в какой-то камере кому-то плохо, то сотрудника приходится звать всем корпусом, все стучат в дверь - если повезет то через час кто-нибудь подойдет.»

По мнению Бориса Пантелеева, «все вышеизложенное, конечно же, не может восприниматься как непреложный факт, но, в тоже время, нет оснований, изначально, не доверять заявителю. Особенно учитывая то, что и по моему опыту, и по опыту других правозащитников, процитированные нарушения весьма и весьма однотипны».

К указанным в начале данной статьи должностным лицам было направлено обращение о проведении проверки и в ходе нее:
1. Посетить СИЗО № 6, вызвать заключенного Вихрова на беседу, по результатам которой отобрать у заявителя письменное объяснение, в котором последний не только подтвердил бы (или не подтвердил) факты изложенные в заявлении, но и сообщил бы о своем согласии (несогласии) с результатами беседы-проверки.

2. В случае подтверждения вышеприведенных фактов, установить должностных лиц СИЗО № 6, причастных к нарушению требований закона.

3. Добиться организации проверки прокуратурой, с целью возбуждения уголовного дела и привлечении должностных лиц СИЗО-6 к уголовной ответственности.

4. Уведомить, в соответствие с законодательством, письменно меня и заявителя о результатах проведения проверки.
 

Aдрес статьи: http://zagr.org/1241.html

[ ЗАКРЫТЬ ]