27-02-2012
Андрей Соколов, бывший «политический»: тюремные выборы Президента РФ
 
Андрей Соколов, бывший «политический»: тюремные выборы Президента РФ Жизнь повторяется. Жизнь странно повторяется.
Скоро выборы. Президентские. Вокруг опять стены и решетки. Сижу на шконке возле решки. Так больше света в этом склепе. ИВС. Камера №6. Вчера был суд по продлению ареста. Еще на один месяц за решеткой. Другого и не ждал. Тех, кому подкидывают улики – под подписку не отпускают.

Но внутри только грусть. И чувства уносят на десятилетие раньше. Жизнь повторяется. Такое уже было, черт возьми. Тоже ИВС, тоже незаконный арест. Только не здесь, в Мытищах, а на Петровке 38. И тоже накануне этих чертовых президентских выборов!
Мне потом объясняли – для «профилактики». Но тогда я этого знал. Был 2000 год. Миллениум. Тогда все мы не знали кто такой он, mr. Путин. Но те первые «выборы» я для себя не забуду. Задержание на станции «Беговой», где я договорился о встрече (увы, телефон прослушивался) с одним из своих товарищей. Что-то насчет правозащитной деятельности по делу НРА (моя жена уже была тогда арестована). Конечно, опера ФСБ. Конечно, задержание под предлогом, что я «громко выражался нецензурной бранью». О встрече им было известно заранее, поэтому просто скрутили, товарища оттерли (он потом и сообщил о моем аресте), а меня в наручниках быстро доставили в суд и на Петровку.

И началось.
Верхний этаж изолятора на Петровке – это «следственные» кабинеты. В которых все стулья и столы надежно привинчены к полу. Стекла в окнах – пластик. Что очень удобно – не порезаться ни поломать. От «допросов». Все было как обычно. И сейчас, десятилетие спустя, делают так же. Знаю из рассказов сокамерников. Бьют – только бутылками с водой, иногда – резиновой дубинкой. Душат – противогазной маской, перекрывая доступ воздуха через «хобот». Взбадривают - ударами «Мальвины», - электрошокера в виде палки, в основном в пах и икры. Так же было и тогда, в те предвыборные весенние дни. Что хотели? Да все то же – дай показания на арестованных по делу НРА. Скажи где прячешь оружие. Ничего нового. Я тогда был молодой и молчал как партизан.

Хотя что я им мог сказать? К тому времени я уже отсидел за Ваганьково 2 года в Лефортово. Стас Маркелов вытащил меня, сняв бредовые обвинения в «терроризме». И занимался только правозащитной деятельностью. Политикой, а не терроризмом. И наивно верил в справедливость законов и судов.

Конечно, эти пытки в ИВС меня испугали. И после 10 суток ареста «за нецензурную брань» я тут же уехал из Москвы, подался в бега. Ведь о таких «допросах» я только в книжках Маркеса читал или в кино («Гараж альмеро»). Но и после всего этого я не верил, что через 3 месяца буду снова пойман и арестован уже по-настоящему, с подбросом 2 пачек патронов к калашникову и револьвером! И как в шпионских фильмах – схвачен операми в Орле, черный мешок на голову, наручники и 4 часа езды до Москвы. Где оформляют задержание как пойманному случайно на улице в Москве. С такими же «случайно» хранящимися в личных вещах патронами и оружием. Ни за что бы тогда не поверил в такое! Но приговор Лефортовского суда в 5,5 лет общего режима говорил об обратном.

А тогда, сидя в такой же как сейчас камере ИВС на Петровке - я еще верил в лучшее. Забавно, тогда мне как суточнику менты под конвоем организовывали поездки из ИВС в родную школу №233 рядом с домом. В нее я еще в детстве ходил учиться. И в ней всегда на выборы открывался избирательный участок. Привезли, чтобы забрать открепительное удостоверение избирателя. Тогда это было для меня как глоток свежего воздуха. После камеры и пыток. Я сидел счастливый и смотрел на проносящуюся за окном милицейского уазика весеннюю Москву.

Только теперь понимаю – как это было цинично. Власть – обманывающая, пытающая, подбрасывающая и одновременно старающаяся соблюдать демократические процедуры. Чтобы ее подданные могли «голосовать» за нее саму. За Путина.

Чтобы была еще одна бумажка бюллетеня. А потом снова камера и «беседы».
И выборы – меня вывели из камеры, «лицом к стене», «проходим», какой-то кабинет, у стены – урна и листы бюллетеней. Все, как и положено. Пара минут – и графа «против всех» с моей галочкой (тогда еще такая была). Я уже тогда был анархистом. Вот и все выборы. Кончено. И через несколько дней – победа Путина. Тогда еще никому не известного. В первом же туре.

Начало конца. Как для нас, радикалов, посмевших с оружием пойти против власти. Так и потом - чистка всех умеренных оппозиционных партий и групп. Конец политиков в России. Но тогда это было только начало конца. Тогда еще многие думали, что «мочить в сортире» будут кого угодно, но только не их…

Жизнь повторяется. Снова камера, снова подброшенные патроны, снова выборы Путина. Но мне уже 33. Отошел от политики, отошел от криминала. Я – оружейник. Имел собственную мастерскую. Делал макеты оружия для киносъемок и реконструкторов. Все по закону, который с моим прошлым я знаю более чем хорошо. Нормально зарабатывал. Я токарь и фрезеровщик. Сам работаю за своими станками. Честный труд и на кусок хлеба с маслом зарабатываю сам. Да, сочувствую анархистам. Это мои политические убеждения. Но сам никогда не ходил на митинги или пикеты. Только на акции 19 января, в память о моем Стасе. Но разве это «экстремизм»?

Да, мой коллега Дмитрий был наблюдателем на недавних парламентских выборах. И он своими глазами видел, как из 7-10% за ЕдРо в итоговом протоколе записали 46%. И выгнали с помощью полиции с участка, когда он стал возмущаться. Я ему верю. И он позвал меня на Болотную. А потом мы сделали плакаты и были на Сахарова. Я в Фейсбуке и на 4 февраля записался, но из-за ареста не смог пойти. Это тоже «экстремизм»?

2012 год. Черт возьми, неужели ничего не изменилось? И снова подброс улик (пачка патронов к ПМ на арендованном мною складе в Мытищах) и снова изъятие «вещественных доказательств» в виде моих плакатов с Сахарова: «Путин – к обочине!» и «Мы не быдло, мы – народ!». Снова опера ФСБ с вопросами о связях с анархистами и списком офисов Единой России на сайте Черного блога. И бредовые репортажи по ТВ о «обнаружении склада с оружием», где только одни макеты из моей мастерской.

В камере есть старый телевизор. Вместо антенны – кусок проволоки, поэтому ловит только правительственный НТВ и Россия. И каждый день из него льется ложь. До тошноты. О каких-то стотысячных митингах профсоюзов и бюджетников в поддержку Путина. О спасенных Путиным поселенцах из разрушаемых домов. Об устанавливаемых Путиным вебкамерах на каждом избирательном участке.

Выборы – это Путин, Путин – это выборы! На свободе я ведь не смотрел эту муть. Был интернет и кино в Пионере. Ну, еще аниме на 2х2 или передачи с Дискавери. Никаких «новостей» из зомбоящика! А здесь ТВ работает круглосуточно – единственная связь с волей для заключенных. Отупляет жестко.

Но, скажу честно, даже здесь, в неволе, среди преступников и наркоманов не встретить тех, кто верит в эту ложь про Путина. Всем надоел его режим бюрократии и взяток. Откровенного обмана на выборах и подкупа в судах. Я сам на собственном опыте убедился, что полицейские так и остались ментами. Продолжают подкидывать улики. Что вся эта «реформа» МВД – только повод для новых «освоений бюджета» и для телевизионной картинки с коллегий, где Медведев учит генералов работе с компьютерами и айфонами.
Бред. Пародия на закон.

Впереди снова выборы. Впереди снова суд и срок.

11 февраля 2012 года
ИВС, Мытищи, камера №6


(Ред. О нынешнем деле А.Соколова см. здесь.)
 
Андрей «Che» Соколов: он же Soratnik12, он же Saperkalori

Aдрес статьи: http://zagr.org/1157.html

[ ЗАКРЫТЬ ]