30-11-2011
Преследование профсоюзных лидеров Магнитогорска по 282-й: продолжение следует
 
29 ноября Ленинский районный суд города Магнитогорска впаял одному из лидеров профсоюза скорой помощи Магнитки, врачу-кардиологу Валерию Левандовскому - 6 месяцев условно.

Напоминаем, что Валерий Левандовский был обвинен в разжигании межнациональной розни. Причем статья, при помощи которой Левандовский разжигал, была написана им аж за 8 лет до возбуждения дела, и сразу после опубликования никакого ажиотажного интереса у представителей политкорректных органов не вызвала. А вот в настоящее время, после того как профсоюз Скорой активизировал работу, начал активно сотрудничать с Городским Рабочим Объединением Магнитогорска и Комитетом обманутых акционеров, претензии появились. Причем силовики захотели привлечь Левандовского настолько сильно, что не поленились сами заново разместить его статью в Инете. Данное, заново разжигающее межнациональную рознь, действо, понадобилось для восстановления срока давности.

Также интересно, что один из свидетелей обвинения, Хилко вскоре после допроса написал в прокуратуру заявление, цитирую «… прошу считать мой протокол допроса недействительным, так как я слабовидящий человек, и не могу утверждать, что подписал то, что говорил…», в том же заявление Хилко подчеркнул, что никогда не говорил, что Левандовский «сеет сознательно вражду к чеченцам, таджикам и узбекам». Тем не менее, показания Хилко, подписанные в буквальном смысле сослепу, были оглашены на суде так, как будто он от них не отказывался.

Дальше больше. Свидетель Лозовский дал показания, что некий Клюкин вербовал его в националистическую экстремистскую организацию. Сам Клюкин дал показания, что Левандовский, пообщавшись с ним, пробудил в нем (Клюкине) такое зашкаливающее количество ненависти к таджикам и чеченцам, что теперь он (Клюкин) готов к физической расправе над ними. Характерно, что Клюкин является не просто гражданином, а представителем доблестных правоохранительных органов - отдельной роты УВД по г. Магнитогорску, а, значит, имеет служебное удостоверение, носит униформу и оружие. И вот этот человек открыто заявляет о наличии у него преступных намерений, однако никто: ни его непосредственное начальство, ни надзорные органы, ни ведомственная медкомиссия, наконец, - не ставит вопрос о его психическом здоровье и служебном соответствии.

В общем, то ли, магнитогорские правоохранители отличаются повышенной правдивостью, а судьи повышенной доверчивостью, то ли кто-то поставил себе цель вырастить в своей среде нашего российского Брейвика, ну или нового Евсюкова.

Вместе с тем, протесты медработников Магнитогорска осенью этого года усилились, невзирая на показательный судебный процесс над лидером профсоюза Скорой.

«5 сентября люди получили зарплату, - рассказывает руководитель первичной профсоюзной организации станции «Скорой помощи Магнитогорска» Владимир Колесников,- и сразу увидели, как по ним ударила введенная с легкой руки госпожи Голиковой новая форма оплаты труда». (Краткая справка. Голикова - министр здравоохранения и социального развития РФ. Прозвище Барби. Вошла во власть по семейному подряду. Имеет мужа Христенко, министра промышленности и торговли. В свободное от издевательств над медиками время Барби рекламирует арбидол, лоббирует интересы фирмы «Фармстандарт», организует закупки компьютерных томографов для больниц по ценам, завышенным вдвое, с 25 миллионов рублей до 50 и т.д.).
«Проблема в том,- объясняет ситуацию В. Колесников, - что если раньше была строго прописанная тарификационная сетка, то сейчас около 20-30% зарплаты выписывается работодателем по своему усмотрению. Работодатель может дать эти деньги или не дать, например, в связи «со снижением качества работы» или «в связи со снижением интенсивности работы»».
Понятно, что эффективные менеджеры не упустили возможности уменьшить «издержки» на персонал. Зарплата примерно 30% работающих на скорой помощи фельдшеров упала на 1 – 1.5 тысяч рублей (с 12-15 тысяч). В других медучреждениях ситуация намного хуже. Зарплату порезали не у трети, а у большей части сотрудников, причем гораздо сильнее.

Понятно, что медработники начали уходить. У многих из них просто не было другого выбора. Достаточно большая часть магнитогорских медиков – приезжие из более бедных городков и сел, после такой «реформы» им перестало хватать денег на съем жилья.
Так, к примеру, со второй подстанции Скорой помощи города, после изменения формы оплаты труда, уволилось 35 человек из 120.

23 сентября медики Магнитки организовали акцию протеста. Более 50 человек: члены профсоюза Скорой помощи, представители всех городских больниц и станции переливания крови держали плакаты: «Голикову в отставку», «Новая форма оплаты труда - это позор».
Власти услышали голос медиков и приняли все меры к тому, чтобы он не прозвучал снова. Представители администрации лечебных заведений запугивали людей. Обещали, что пришедших на следующую акцию будут фотографировать, а затем опознавать по фотографиям и выгонять с работы.

Тем, кого запугать не удалось, все-таки увеличили зарплату. В результате, 12 октября на очередную акцию протеста вышли только активисты профсоюза Скорой помощи.

Упорство в отстаивании сотрудниками городской Скорой своих прав, прямо скажем, могло обернуться для Валерия Левандовского и худшим образом. Так, государственный обвинитель просил суд назначить профсоюзному лидеру 2 года реального лишения свободы (!). Следует также отметить, что Валерий в ноябре с.г. оказался на больничной койке в связи с резким ухудшением здоровья – так сказались преследования, развязанные властями в отношении него.

А 24 ноября магнитогорские правоохранители творчески подошли к применению норм уголовно-процессуального закона в ходе допроса лидеров рабочего движения на Магнитогорском металлургическом комбинате. На протяжении полутора часов супругов, Андрея и Олесю Романовых, допрашивали в присутствии их плачущей 6-летней дочери. Дело по той же 282-й ведет следственный отдел при Орджоникидзевском МСОСУСК РФ по Челябинской области.

Напомним, что Андрей и Олеся Романовы с мая 2011 года являются свидетелями по уголовному делу о возбуждении социальной розни, а именно, о размещении в интернете видеоролика «Фашисты в погонах», возбуждающего социальную рознь к социальной группе «сотрудники правоохранительных органов». При этом, снятый на мобильный телефон сюжет не содержал никаких постановочных сцен и комментариев. На видео было запечатлено, как Андрея Романова уволакивают сотрудники милиции в отделение прямо из больницы, а окружающие возмущаются данным действом.

24 ноября от Романовых требовали, сначала на допросе, затем на очной ставке со свидетелем обвинения, признать, что это они сняли и разместили в Интернете данный ролик. И Олеся, и Андрей Романовы отказались давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции.

Дополнительная информация 8-906-853-35-44 - Андрей Романов.
 
Александр Зимбовский

Aдрес статьи: http://zagr.org/1098.html

[ ЗАКРЫТЬ ]