13-10-2011
Контроль за предупреждением пыток в России и Франции
 
Контроль за предупреждением пыток в России и Франции 28 сентября 2011 года по инициативе «Комитета за гражданские права» в Общественной Палате РФ состоялся круглый стол «Механизмы контроля за соблюдением прав человека в закрытых учреждениях России и Франции».

Представитель организации АКАТ, Франция, рассказала следующее.

По решению Европейского суда по правам человека, Франция один раз была наказана за применение пыток и несколько раз за жестокое обращение. Жестоким обращением были признаны слишком долгое содержание в полиции, плохие условия содержания, связывание задержанных.
В последние годы в организацию поступили всего 150 обращений от заключенных из 15 колоний (всего во Франции 200 колоний).

Во Франции существует 3 типа контроля:
Первый - государственный: в форме судебного и административного контроля. По закону некоторые судьи обязаны посещать 1 раз в год места принудительного содержания. Контроль за пенитенциарными учреждениями осуществляет административный судья, роль которого в последние годы растет.

Второй - контроль со стороны специализированного государственного механизма. Таким институтом является Генеральный контролер мест лишения свободы. Закон о таком контролере был принят в 2007 году, а сам контролер был назначен в 2008 году. Контролер может посещать все места лишения свободы - отделения полиции, тюрьмы, психиатрические больницы, центры содержания иностранных граждан на всей территории Франции.
Однако контролер не может дать свое мнение по поводу решения суда. Обращаться к контролеру могут как заключенные и их родственники, так и сотрудники самих мест лишения свободы, сотрудники НКО, любое юридическое лицо, в Уставе которого зафиксирована деятельность по соблюдению прав человека.
Проверку контролер может проводить и по собственной инициативе.
В аппарате контролера - 60 человек. Контролер может заранее объявить о визите, а может совершить визит внезапно. Учреждение контролер может посещать без сопровождения.
Контролер вправе требовать от администрации любой документ. Контролер вправе как оглашать, так и не оглашать результаты визита.

В 2010 году контролер осуществил 350 посещений. Кроме таких посещений, контролер вправе инициировать специальные проверки по сообщениям о нарушении. Во французском законе имеются ограничения полномочий контролера, которые не предусмотрены в протоколе. Так, администрация учреждения вправе отказать контролеру в посещении в интересах обороны и безопасности государства, а также, если в учреждении проходят беспорядки. Однако отказов в посещении до настоящего времени не было. Гражданское общество критикует контролера за не слишком радикальную позицию, однако такова стратегия деятельности контролера, направленная на постепенные изменения. Генеральный контролер избирается на 6 лет, но только на 1 срок.

В марте 2011 года был создан новый институт - Защитник прав, который заменил собой комиссию, рассматривающую нарушения в местах лишения свободы с 2000-го года, а также институты Защитника прав ребенка, Защитника от дискриминации. Проблема работы комиссии состояла в том, что администрация часто отказывалась от сотрудничества с нею, менее половины рекомендаций комиссии было выполнено. У Защитника нет права на посещение учреждений.
Третий вид контроля - общественный контроль, который состоит в том, что тюрьмы посещают внешние наблюдатели. Их роль состоит в социальной и образовательной работе: они помогают восстановить родственные связи, приносят книги, одежду, продукты. Они осуществляют гражданскую наблюдательную миссию, однако, они не могут активно критиковать администрацию, так как в этом случае они могут быть лишены права на посещение тюрем.

Кроме того существуют организации, которые не посещают тюрьмы, но обращаются в суд или к Генеральному контролеру в интересах заключенных.

Очень сложно подать в суд на нарушения, допущенные полицией, и очень невелик процент положительных решений. В полиции работает Генеральная инспекция полиции. В течение года в эту инспекцию было подано 6000 жалоб, но на основании их рассмотрения было уволено только 10 полицейских.

Основные жалобы поступающие в адрес контролера таковы: содержание в устаревших учреждениях, насилие заключенных друг над другом, плохие условия содержания несовершеннолетних. Генеральный контролер особое внимание уделяет заморским территориям Франции, где наиболее часто происходят нарушения.

Условия содержания несовершеннолетних лучше, чем условия содержания взрослых; работа до 16 лет им запрещена. В специальные центры для правонарушителей несовершеннолетние могут помещаться с 12 лет. Отдельно существуют спецшколы для трудных детей. Ситуация в психбольницах во Франции до создания института контролера была крайне плачевной. Вместе с тем судьи Франции предпочитают поместить человека в колонию, а не в психбольницу.

Интересно, что улучшение условий содержания заключенных является одним из требований профсоюза пенитенциарных сотрудников

Член ОНК Санкт-Петербурга Б.Е.Пантелеев рассказал о следующих проблемах общественного контроля в России:

- об ограничении на посещения членами ОНК учреждений в выходные и праздничные дни, без особой необходимости, которые создаются не столько сотрудниками пенитенциарной системы, сколько некоторыми членами ОНК СПб;
- о сложившейся в некоторых ОНК практике по направлению уведомлений не менее чем за сутки, что противоречит букве и духу 76-го Закона;
- о недостаточности численности ОНК в тех регионах, где имеется большое количество учреждений;
- об ограниченности полномочий членов ОНК и некоторой правовой неопределенности. Так, мировой суд Ростовской области признал незаконными действия члена ОНК Стадникова В. В., который без регистрации в спецчасти колонии вынес жалобу заключенного, адресованную в ОНК.

Член ОНК Московской области Э.Я. Рудык сравнил ФЗ № 76 с хорошо отделанной квартирой в разваливающемся бараке. Он отметил следующие проблемы и достижения работы ОНК:

- в состав ОНК вошло очень много бывших сотрудников правоохранительных органов; вместе с тем он отметил, что таких сотрудников меньшинство;
- положительные взаимоотношения контролеров с сотрудниками УИС не всегда способствуют эффективности общественного контроля; при дружеских отношениях с начальниками возникает психологический барьер при проверке; бывает трудно поверить, что некий сотрудник кого-то приказал избивать после того, как он произвел хорошее впечатление;
- удалось добиться лечения зубов вместо их вырывания и улучшения питания. Вместе с тем не удается добиться назначения диетического питания больным диабетом;
- осужденные часто боятся жаловаться;
- резко улучшилось состояние ИВС; если 3 года назад в ИВС было хуже, чем в СИЗО, то сейчас в ИВС лучше, чем в СИЗО; если раньше в ИВС часто кормили 1 раз в день, то в настоящее время кормят 3 раза в день. ИВСами перестали пугать;
- члены ОНК до сих пор наблюдают устаревшие, одряхлевшие здания СИЗО Коломны времен Ивана Грозного и ИВС г. Красногорска времен императрицы Елизаветы Петровны;
- в Московской области проводился эксперимент по общественному контролю за психиатрическими больницами, где выявлено множество нарушений, включая запрет на свидание с адвокатами, написание надзорных жалоб и другие.

Член ОНК Московской области Л.И. Кравцова отметила, что за препятствия осуществлению общественного контроля на должностное лицо налагается штраф от 500 до 1000 рублей. До 2009 года реализация ст. 23 УИК РФ (определяющая право посещения учреждений УИС) зависела от личных добрых отношений между руководителем правозащитной организации и начальником СИЗО или ИК. Она рассказала о том, что в ряде случаев нарушения, выявленные ОНК, устраняются на месте. Везде вывешена информация об ОНК, куда могут с жалобами обратиться заключенные. ОНК Московской области проверяет, также, соблюдение противопожарной и санитарной безопасности, проверяются договора на поставку продуктов питания. Решена проблема установления заключенным инвалидности, выдачи паспорта.

Правозащитник С.С. Андриенко рассказала об опыте «Комитета за гражданские права» по осуществлению общественного контроля и оказанию социальной помощи в Можайской женской и Можайской воспитательной колонии. Несмотря на отсутствие правового регулирования и тяжелые условия, Комитет часто добивался положительных результатов, в том числе и в снижении сроков приговоров. Андриенко посещала колонию 1 раза в неделю; приходила в колонию в 9.00 и уходила около 19.00 вечера. С некоторыми из тех, с кем она контактировала 12- 14 лет назад, она общается и по сей день. Работа с МВК продолжалась 9 лет.
 
Андрей Бабушкин

Aдрес статьи: http://zagr.org/1092.html

[ ЗАКРЫТЬ ]