28-07-2007
Заявление в связи с трагическими событиями в Ангарске
 
Комитет за гражданские права обратился в Прокуратуру Иркутской области и Генеральную Прокуратуру РФ со следующим заявлением:

В Комитет «За гражданские права» по электронным средствам связи поступили заявления от граждан Рябова Петра Владимировича, Поповой Марины Александровны, которые являются потерпевшими совершенного неизвестными преступления в палаточном лагере вблизи 4 микрорайона г. Ангарска Иркутской области 21 июля 2007 г., по вопросам грубых нарушений прав потерпевших следственными органами, о фактах давления на очевидцев преступления, дающих правдивые показания по делу, возможного необъективного, невсестороннего расследования обстоятельств преступления, неверной квалификации деяний со стороны расследующей дело Прокуратуры г. Ангарска.
21 июля 2007 г. около 5 утра по местному времени (00 часов по московскому времени) на палаточный лагерь вблизи 4 м-на г. Ангарска, вблизи Ангарского химического комбината, где находилось порядка 25 человек, было совершено нападение неизвестных. Организация палаточного лагеря носила мирный характер и была направлена на привлечение внимания общественности, СМИ, официальных инстанций к проблеме проекта по переработке зарубежных ядерных отходов мощностями Ангарского химкомбината. Все участники лагеря преследовали экологические, природоохранные цели по сохранению природного национального богатства страны – Байкала и прилегающей территории.
В момент нападения (фактически ночное время суток), все участники лагеря, за исключением троих человек, спали. Нападение носило слаженный, четко организованный характер: нападавшие в количестве приблизительно 20 человек, были вооружены: арматурой, битами, пневматическим оружием, ножами; все нападавшие применили эти предметы в качестве оружия; все нападавшие одновременно совершали однотипные действия: избивали имеющимися у них предметами всех участников лагеря, в том числе женщин, в том числе осознанно нанося удары арматурой в жизненно важные органы (голову, в область позвоночника, в брюшную полость), и осознанно наносили удары арматурой и битами по конечностям, что очевидно влекло повреждения рук и ног потерпевших различной степени тяжести; нападавшие, действуя по словам очевидцев, согласованно, разрезали часть палаток, сожгли часть имущества участников лагеря, изъяли их паспорта, открыто похитили некоторые личные вещи – например, мобильные телефоны; несколько нападавших выкрикивали слова «Анти-антифа», «правые». Все нападавшие согласованно совершили вышеуказанные преступные действия, и примерно через 10 минут, одновременно, скрылись с места преступления.
В результате нападения получил несовместимые с жизнью травмы и умер в больнице Илья Бородаенко ( г. Находка);
и получили травмы:
Мишуткин Юрий: черепно-мозговая травма, перелом мизинца, тяжелые травмы внутренних органов, потребовавшие хирургического вмешательства;
Попова Марина Александровна (Москва): черепно-мозговая травма, перелом правой руки;
Рябов Петр Владимирович (Москва): ушиб мягких тканей головы, ушиб руки;
Черный Евгений (Иркутская область): рваная рана на голове;
Макаров Михаил Влдимирович (Пермь): множественные ушибы руки;
Суруг Алексей Владимирович (Иркутск): множественные ушибы руки.

Все участники палаточного лагеря являются свидетелями либо потерпевшими по делу, личности нападавших им неизвестны. Поэтому, каждый из них не заинтересован лично в исходе дела в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления; показания потерпевших и очевидцев преступления соотносятся с принципами относимости, допустимости и достоверности. Сведения, сообщенные ими, указывают на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, с четким распределением ролей в преступной группе, с использованием предметов в качестве оружия соисполнителями преступления для нанесения с прямым умыслом телесных повреждений (при этом степень тяжести повреждений жертв была для нападавших безразлична), подавляющее большинство жертв нападения не оказывали сопротивления и физически не могли его оказать, поскольку спали – что для нападавших было совершенно очевидно; хищение имущества носило открытый характер с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Реакция правоохранительных и следственных органов на данное преступление вызывает недоумение и возмущение.
Так, на звонки участников лагеря по мобильным телефонам в отделение милиции дежурные сотрудники не отреагировали. Расследование дела ведут следователи прокуратуры г. Ангарска. В настоящее время задержано 6 человек, установлены личности 13 нападавших (по сообщению ГУВД Иркутской области). При этом, в нарушении ст. 42 УПК РФ, потерпевшим до сих пор неизвестно о предъявленных задержанным обвинениях. При составлении протоколов допросов потерпевших и свидетелей, следователи отказывались записывать показания о том, что нападавшие действовали с криками «Анти-антифа» и «правые». 22 июля 2007 г. следственные органы изъяли у участников палаточного лагеря теплые вещи, предметы гигиены, иное имущество. До сих пор судьба этих предметов не решена – какие из них не признаны вещественными доказательствами по делу, а какие – признаны. Большинство потерпевших и свидетелей не могут покинуть Иркутскую область, но при этом не являются жителями области. После изъятия личных вещей иногородние испытывают большие затруднения. Следственные органы отказываются пояснить, когда будут возвращены вещественные доказательства, которые можно возвратить законным владельцам без ущерба для доказывания (ст. 82 УПК РФ), а также остальные предметы. Граждане, обратившиеся в адрес Комитета, указывают на грубое и унижающее достоинство обращение сотрудников следственных органов в ходе изъятия указанных выше вещей. 23 июля 2007 г. свидетели и некоторые потерпевшие прибыли по уведомлению следственных органов в здание прокуратуры г. Ангарска на опознание задержанных. Однако, следственное действие было сорвано – здание прокуратуры оказалось запертым, никаких пояснений следственные органы не дали.
По сообщению ГУВД Иркутской области, возбуждено дело по ст.ст. 111 ч. 4 (эпизод, связанный с гибелью Бородаенко), 213 УК РФ. Эта информация известна участникам палаточного лагеря, и вызывает обоснованное возмущение. Очевидно, что действия всех нападавших были охвачены единым умыслом, преступление совершено группой по предварительному сговору, потерпевшим причинены телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе тяжкие и средней тяжести, преступление совершено в отношении более чем 2 лиц, в том числе тех, кто находился в заведомо беспомощном состнянии (спал), из хулиганских побуждений (возможно – по найму), совершено открытое хищение с применением предметов в качестве оружия. Действительно, вызывает как минимум недоумение отсутствие факта возбуждения уголовного дела по ст. 111 ч. 3, ст. 112 ч. 2, ст. 162 ч. 2 УК РФ в отношении лиц, не причастных к гибели Бородаенко.
Необходимо обратить особое внимание на политический характер данного дела. Так, показания участников лагеря о внешности и криках нападавших указывают на факт принадлежности преступников к группировкам скин-хедов. С другой стороны, сотрудники правоохранительных органов г. Ангарска пристально наблюдали за палаточным лагерем. Так, накануне нападения 20 июля 2007 г., сотрудники милиции прибыли в лагерь, обыскивали палатки, задержали некоторых участников с целью проверки документов. Лагерь располагался вблизи особо охраняемого объекта. Тем не менее, правоохранительные органы не предотвратили преступление. В функционировании Центра по переработке зарубежных ядерных отходов в Ангарске были заинтересованы различные структуры, как местного, так и федерального уровня. Поэтому, невозможно исключить как версию о нападении по мотиву социальной ненависти (скин-хеды – антифашисты), так и по найму местных молодежных группировок лицами, непосредственно заинтересованными в свертывании палаточного лагеря. Вторая версия мотива этого преступления указывает на возможное давление заинтересованных в функционировании Центра структур на следователей Ангарской прокуратуры, с целью минимизации следственных мероприятий по делу, оказания давления на потерпевших и свидетелей. Характерно, что 23 июля 2007 г. на свидетелей по делу напали неизвестные, избили их с требованием прекратить давать изобличающие показания. Подобная наглость в отношении свидетелей говорит о том, что к нападению причастна хорошо и четко организованная преступная структура, мало опасающаяся правоохранительных органов и справедливого наказания за совершенное преступление, в том числе за гибель человека.

В связи с изложенным, убедительно ПРОШУ:

- установить непосредственный контроль за ходом расследования, его объективностью, полнотой и всесторонностью, силами Прокуратуры Иркутской области и Генеральной Прокуратуры РФ;
- принять меры по восстановлению нарушенных прав потерпевших и свидетелей по делу, принять меры по прекращению оказания давления на них и какого-либо нарушения их прав, учесть, что эти лица являются иногородними;
- провести полную и объективную проверку тщательности отработки всех версий мотивов совершенного преступления следователями Прокуратуры г. Ангарска, и соответствующей квалификации совершенных преступных деяний;
- переквалифицировать действия лиц, виновных в гибели Бородаенко Ильи по ч. 2 ст. 105 УК РФ, а иных соучастников преступления – по ст. 111, 112, 162 и ст. 213 УК РФ.

По результатам проверки и принятых мер ПРОШУ сообщить в наш адрес.

А. В. Бабушкин
 

Aдрес статьи: http://zagr.org/100.html

[ ЗАКРЫТЬ ]