Органы опеки города Дно Псковской области: искусство толкать падающего

23-03-2011
Органы опеки города Дно Псковской области: искусство толкать падающего «Падающего толкни!», так в свое время говорил, по версии Ницше, Заратустра (естественно реальному Заратустре и в голову не пришло бы нести подобные глупости и мерзости). Я не знаю, читали ли сотрудники опеки города Дно труды одного из духовных отцов фашизма, но вот поступают они в точности с его заветами. И так.

В свое время уроженка городка Дно (Псковская область) Светлана Пенская, пытаясь уйти из неблагополучной семьи, рано вышла замуж. Однако проблема не решилась, только стало еще хуже. Муж постоянно избивал Светлану, угрожал ей убийством. Доведенная до отчаяния женщина написала заявление в милицию. Муженек отсидел 8 месяцев, вышел на волю и взялся за прежнее с удвоенной силой. В итоге, боясь за свою жизнь и, главное, жизнь еще не рожденного ребенка (в тот момент Светлана была беременна), Пенская бежала от мужа. Она надеялась устроиться в Питере на работу, снять хоть какое-то жилье, затем вернуться и забрать остальных троих детей. Это Светлане не удалось. По словам Пенской, вскоре после отъезда подруга сообщила ей, что она должна срочно возвращаться, поскольку ее муженек сел в тюрьму, а дети попали в детдом. Светлана вернулась. Детей забрать не получилось. Детозащитники решили, что в детдоме им будет лучше. А что б им стало совсем хорошо, местная опека через суд добилась, что бы с матери вычитали алименты в размере 75% зарплаты.

Об интересах новорожденного сына Пенской детозащитники не подумали, точнее, подумали, но после. После того, как Светлана смогла устроиться уборщицей на вокзал (сами понимаете, женщине с маленьким ребенком на руках не так-то просто найти работу, особенно в маленьком бедном городке), после того, как у нее появился второй муж. После того как муж трагически погиб, оставив Пенскую с новорожденным сыном, те, кто надо, наконец задумались об интересах детей Светланы.

Был подан иск об ограничении родительских прав Светланы в отношении старшего, 9-ти летнего на тот момент, сына.

Прокуратура мотивировала свою позицию тем, что, цитирую дословно по решению суда: «Пенская должным образом не заботиться о нравственном, духовном физическом и интеллектуальном развитии ребенка» (по заявлению людей знающих Пенскую, сотрудников вокзала железнодорожной станции Дно это не соответствует истине).

Представитель опеки и попечительства г. Якимова Н.В высказалась еще «ярче»: «все проблемы ответчицы связаны с низким материальным уровнем семьи» (напоминаю, низкий материальный уровень семьи вызван, в том числе, и предыдущими действиями детозащитников, добившихся лишения Пенской большей части заработка). Также на суде говорилось о том, что Пенская имеет огромный долг по коммунальным платежам и уже привлекалась к административной ответственности за невыполнение родительских обязанностей (за то, что в том жилье, в котором она обитает, недоделан ремонт). Суд постановил - ребенка отобрать и сдать в детдом, Пенскую ограничить в родительских правах. Взимать с нее, в качестве алиментов, 83% дохода.

В настоящее время идет суд по отобранию у Пенской последнего пятого ребенка. Малыш пока еще на руках у матери, но есть серьезные опасения, что это уже не надолго.

Сотрудники вокзала, на котором Светлана работает, написали письмо в ее защиту. Они свидетельствовали что: «С. (Светлана Пенская) работает в нашем коллективе уже много лет. Она очень ответственный работник, честный и добрый человек. И при этом настолько скромный, и не умеющий постоять за себя, что в это просто невозможно поверить. Но, тем не менее, это так - к примеру, о том, что она ухитрялась вместе с сыном жить на тысячу рублей в месяц, долгое время вообще никто не знал… Сына она вырастила - это отмечали все мы - просто замечательного. Сейчас мальчику 9 лет, и мать по праву может им гордиться - не но всех «благополучных» семьях растут такие воспитанные дети (этого не отрицает даже служба опеки)… В октябре у С. родился еще один сын. Все мы молимся за них и надеемся, что у малыша будет любимая мама и брат. Что они снова будут вместе. Помощь наша не ограничилась одними молитвами; мы, работники вокзала, «всем миром» собрали деньги - кто сколько смог - и помогли С. привести квартиру в порядок. Но, к сожалению, проблемы на этом не кончились: за коммунальные услуги у молодой мамы астрономический долг, накопленный еще ее пьяницами-родителями. Наверное, можно было бы каким-то образом погасить задолженность, если бы С. удалось получить материнский капитал. А на положенное ей по закону детское пособие она вполне могла бы прокормить новорожденного, которого - кстати - у нее заранее грозятся отобрать….»

Детозащитники из управления Главного государственного Управления социальной защиты Дновского района не поленились и не побрезговали ответить на письмо. Не могу не процитировать некоторые места из сего занимательного документа:
«…Нет сомнения, что женщина любит детей (!)… С. работала по договору. Соответственно, не имела социального пакета, Мы понимаем боль и сострадание ее коллег, но прожить семье из 3-х человек, из которых двое дети на ежемесячное пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет в размере 2060.41 руб. и ежемесячное пособие в размере 260 руб. невозможно. Как невозможно и освободить ее от уплаты за жилое помещение.

Мы очень благодарны работникам вокзала - коллегам С. Но мы все взрослые люди и понимаем, что опекать данную семью постоянно они не смогут».

Ну что тут можно сказать. Мы действительно взрослые люди и знаем, что на ребенка содержащегося в детдоме выделяется в год, в зависимости от региона от нескольких сот тысяч до миллиона рублей. Также мы знаем, что далеко не все эти деньги доходят до детей. Немножко непонятно зачем было плюсовать к этим деньгам жалкие копейки из зарплаты уборщицы.

Трудно представить, что чиновничий аппарат так уж обогатили эти гроши, но видимо, как говорил солдат Чонкин, «в нашем положении и малой выгодой пренебрегать не следует!».

Так же мы не понимаем, так ли необходимо изымать детей, у любящей их матери, если единственной проблемой этой матери (по словам самих же детозащитников) является бедность. Зачем эту бедность искусственно усугублять? Для чего вообще существуют органы социальной защиты: для того чтобы помогать людям, попавшим в трудную ситуацию или для того, чтобы топить их еще глубже? Автор подозревает, что на все эти вопросы нет ответов. Поскольку то ли эти ответы слишком детские, то ли наоборот, слишком взрослые?
Александр Зимбовский


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования