Ювенальная юстиция = карательная опека, или «В доме нет апельсинов - мы идем!»

24-12-2010
Ювенальная юстиция = карательная опека, или «В доме нет апельсинов - мы идем!» 21 декабря 2010 года в Независимом пресс-центре Москвы состоялся организованный «Комитетом за гражданские права» круглый стол «Ювенальная юстиция: за и против».

Выступающие заявили:

Андрей Бабушкин (председатель «Комитета за гражданские права», член Общественного совета при МВД РФ) сказал, что ювенальная юстиция - это концепция, в соответствии с которой уголовная ответственность для детей должна быть мягче, чем для взрослых. По словам Андрея Владимировича «антисоциальные концепции разрушения семьи, например, отбор ребенка из бедной семьи, которые сейчас рядятся в одежду юстиции, не имеют к ней никакого отношения».

Эдуард Рудык (член правления «Комитета за гражданские права») заявил, что у него нет однозначной позиции по ЮЮ поскольку:
"Есть аргументы и за и против ювенальной юстиции.
Аргументы «за» это:
Во-первых. Когда заболел ребенок, его ведут лечиться к детскому врачу. Стричься - к детскому парикмахеру. Ну и так далее. Было бы логично, что бы и судопроизводство в отношении детей осуществляли детские юристы.
Во-вторых, дела по нанесению побоев, нанесению легкого вреда здоровья возбуждаются только по заявлению потерпевшего. Соответственно, в случае с ребенком суд примет заявление только от родителей, а если они сами и наносят эти побои? Еще в суд может обратиться опека, но она зарекомендовала себя только с отрицательной стороны.
Аргументы «против»:
Чего я боюсь? Того, что с введением ювенальной юстиции у нас произойдет то же, что происходит с любым начинанием в нашей стране. Как, к примеру, вытрезвитель из заведения, в которое нужно забирать пьяного человека, чтобы его не избили и не ограбили, превратился в заведение, где бьют и грабят.
Или все ждали введения мировых судей, а теперь, как показала практика, у них нижайший квалификационный уровень. К тому же мировой судья, как правило, правило бывший мент.
Сейчас мы уже имеем нападки на семью со стороны карательной опеки. Изъятие детей по политическим мотивам (случаи с Пчелинцевыми, с Лапиными, с Дмитриевой), изъятие детей в связи с так называемым беби-бизнесом.
Я хотел бы, чтобы ювенальные суды побороли карательную опеку. Но процентов на 90 с принятием закона все станет гораздо хуже".
Отвечая на вопрос автора материала, Э. Рудык пояснил, что наибольшие опасения в готовящемся законопроекте внушают пункты, в соответствие с которыми детей можно изымать «за бедность» и в связи с «экстремистскими взглядами» родителей.
Надежду же на то, что новый закон ограничит произвол карательной опеки, дает пункт, в соответствии с которым решения об отобрании детей должны будут приниматься не муниципальной комиссией (фактически опекой), а ювенальным судом.
Правда, надежда эта является достаточно зыбкой. Ведь после того, как решения о помещении человека в СИЗО начала принимать не прокуратура, а суд, злоупотреблений стало больше (прокуратура немножко опасалась суда, а суд не боится никого).

Николай Кавказский (юрист «Комитета за гражданские права») утверждал, что в принципе ювенальная юстиция нужна для защиты прав ребенка от злоупотреблений внутри семьи. Однако ее введение в России, возможно, преждевременно, поскольку есть большие шансы, что под видом ювенальной юстиции будет введен именно институт карательной опеки.

Рэм Латыпов (руководитель Центра "Гражданская позиция", член «Комитета за гражданские права») заявил: "Существует исторический анекдот. Петр Великий, перед введением своих реформ, решил изучить старые уголовные уложения в России и обнаружил, что самым частым наказанием в них является посажение на кол. «Что это за страна, - воскликнул он, - где все делается через задницу!»
Тоже и с ювенальной юстицией. Модель нормальна, но внедрение ее вызовет ужас, который мы будем расхлебывать несколько поколений. Во-первых, будет изъятие детей до трех лет (их проще всего продавать для усыновления). Во-вторых, будет изъятие детей и для других коррупционных целей".
И осуществлять эти изъятия будет достаточно легко, поскольку будущий закон лишен правовой правовой определенности: «Что такое благополучие детей? Родители бедные - угроза благополучию? Вот апельсинов нет в холодильнике - угроза благополучию? Так можно 90% детей изъять!».

Татьяна Тугарева (представитель Уполномоченного по правам человека РФ) сказала, что: «Когда на практике начинаешь разбираться в действиях органов опеки, выясняется, что они говорят: «Мы действуют в интересах ребенка», однако понимают эти интересы очень субъективно».

В общем, прошедшая пресс-конференция еще сильнее убедила автора материала в том, что ювенальная юстиция (ну или то, что существующий режим называет ювенальной юстицией) войдет в жизнь нашей страны так же прочно и глубоко, как и самое популярное в допетровской Руси орудие наказания. Причем, через то же самое место!
Александр Зимбовский


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования