Ротация в Общественных наблюдательных комиссиях-2010: протесты и мнения

24-11-2010
Ротация в Общественных наблюдательных комиссиях-2010: протесты и мнения

Открытое обращение ОНК Санкт-Петербурга к секретарю Общественной палаты РФ

Уважаемый Евгений Павлович!

10 ноября в Общественной Палате РФ заседала комиссия по формированию нового состава ОНК второго призыва. В интервью для СМИ член комиссии М.В.Каннабих заявила, что в качестве членов общественных наблюдательных комиссий (ОНК) были выбраны «самые достойные, честные, квалифицированные и порядочные люди». К сожалению, мы считаем, что в отношении целого ряда утвержденных членов ОНК требование о необходимой квалификации совершенно очевидно проигнорировано.

Вызывает большое удивление подход Комиссии к отбору кандидатов.
Так, из выдвинутых Санкт-Петербургскими общественными организациями и поддержанных Комиссией по правам человека при Губернаторе Санкт-Петербурга двух специалистов по проблеме ВИЧ, которая является одной из самых серьезных проблем УФСИН нашего региона, было отказано включить в состав ОНК. С.М.Яцышина, руководителя программ Красного Креста по профилактике социально-опасных заболеваний, эксперта отдела Внешних церковных связей Московской Патриархии по разработке программ профилактики социально-опасных заболеваний среди молодежи, а также кандидата от общественной организации А.М.Лоза, который много лет занимается проблемой ВИЧ-инфицированных в учреждениях УФСИН.

Почему выдвинутые общественными организациями в состав ОНК специалисты по ВИЧ были отклонены? Вместо них в состав ОНК были введены представители охранного предприятия Фонд «Правопорядок-Санкт-Петербург», который на сайте сообщает о себе следующее: «Фонд организован для реальной работы в сфере безопасности в полном понимании смысла этого слова. Соответственно, это экономическая безопасность, охранные и детективные услуги, юридическое и информационное сопровождение, инженерно-техническое обеспечение, эскорт и сопровождение лиц и грузов. Изначально Фонд создан для осуществления взаимодействия граждан и гостей нашей страны и сил правопорядка». Какое отношение имеет такой Фонд к работе ОНК? В чьих интересах это решение Комиссии?

Вызывает удивление и то, что решением Комиссии Фонд «Правопорядок-Санкт Петербург» признан соответствующим требования п.2 ст.10 Закона 76-ФЗ и необходимым для ОНК, а Благотворительный фонд «Центр социальной адаптации святителя Василия Великого», одна из самых активных организаций в городе по работе с подростками в воспитательной колонии в Колпино (КВК), признана недостойной по чисто формальным причинам. Хотя кандидатами от этой организации выдвинуты руководитель Фонда Ю.В.Никитина, практически все свое время отдающая работе в КВК, как и протоирей Олег Скоморох, заведующий сектором тюремного служения Санкт-Петербургской Епархии, который руководит всеми священниками, работающими в местах принудительного содержания и, безусловно, принес бы огромную пользу работе ОНК.

Зато в состав ОНК включены кандидаты АОО «Большая Медведица», которая так представляет себя на своем сайте: «Главное направление благотворительной деятельности Ассоциации - всемерная поддержка участников Великой Отечественной войны, тружеников военного тыла, жителей блокадного Ленинграда, а также ветеранов, семей военнослужащих и сотрудников силовых структур, которые погибли при исполнении служебных обязанностей, семей с детьми-инвалидами, сирот - воспитанников детских домов и общеобразовательных военно-учебных заведений». Какое отношение это имеет к задачам ОНК? И снова возникает вопрос: в чьих интересах это решение Комиссии?

И, к сожалению, это не единственный случай. Как сообщает С.М.Шимоволос, член ОНК Нижегородской области, из их списка исключена Г.Ф.Лебедева. Она - одна из лучших экспертов в России в общественном контроле армейских частей, выдвинутая «Экологическим Центром Дронт».

Настораживают и какие-то странные манипуляции с документами в Комиссии Общественной Палаты. Таинственным образом исчез пакет (доставленный DHL) с документами наиболее активных членов ОНК Республики Коми в " Н.Н.Дидюка, Э.А.Мезака, И.В.Сажина. Из комплекта документов А.В.Тутубалина («Молодежная правозащитная группа», Нижний Новгород) исчезла заверенная анкета, и на этом основании его кандидатура отклонена.

Вызывает удивление и решение Комиссии о включении в состав Санкт-Петербургской комиссии В.Ю.Матуса. Известно, что он является председателем действующей еще 9 месяцев ОНК Ленинградской области. Это хорошо знает М.В.Каннабих. Да и другие члены Комиссии не могли не слышать о том, что он председатель ОНК Ленинградской области, это упоминалось на заседании. Таким образом, это решение Комиссии создает прецедент, что один человек может быть одновременно членом ОНК разных регионов. Строго говоря, Закон 76-ФЗ этого не запрещает, но хорошо бы принять по этому вопросу решение Общественной Палаты РФ с тем, чтобы и другие могли пользоваться этим правом.

Мы обращаемся к Вам, Евгений Павлович, с просьбой обратить серьезное внимание на процедуру формирования ОНК регионов. Она должна быть предельно понятной, прозрачной и демократичной. Считаем, что обсуждение и принятие решений Комиссией ОП РФ должно быть гласным, а не секретным заседанием за закрытыми дверьми.

И считаем, что необходимо вернуться к вопросу о целесообразности включения в состав ОНК представителей организаций, никогда не работавшие в области защиты прав и свобод человека и гражданина (что требуется в соответствии с п.2 ст.10 Закона 76-ФЗ), Такие, как «Клуб фармацевтов», Ассоциация «Большая Медведица», Фонд «Правопорядок-Санкт Петербург», Спортивное движение «Шурави» и т.п.

Принято на заседании ОНК Санкт-Петербурга 11 ноября 2010 года

В.Э.Шнитке,
председатель ОНК Санкт-Петербурга


Пикет протеста против невключения в ОНК достойных кандидатов

16 ноября 2010 года в Москве на Чистопрудном бульваре у памятника Александру Грибоедову состоялся пикет, посвященный проблеме формирования общественно-наблюдательных комиссий (ОНК), осуществляющих контроль за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания.

Пикет был организован представителями движения «Солидарность», Фонда «Социальное партнёрство», МХГ. В пикете принимали участие известные правозащитники (В. Борщёв и Л. Алексеева), члены ОНК по Москве и ОНК по Московской области, члены «Комитета за гражданские права». Мероприятие собрало порядка 60 человек.

Участники пикета требовали прекратить влияние органов государственной власти на формирование ОНК столицы и регионов. Пикетчики протестовали против невключения в состав ОНК по городу Москве Михаила Кригера и Ивана Ниненко, а так же в состав ОНК по Нижегородской области Сергея Шимоволоса.

Мероприятие прошло со скандированием лозунгов: «России - гражданский контроль», «Тюрьмы под контроль граждан, а не под контроль ЧК», «Руки прочь от ОНК», «Кригера и Ниненко в состав ОНК» «Мишу с Ваней в ОНК», «Путина в отставку», «Свободу политзаключённым», «Свободу Григорию Торбееву», «Свободу Косякину и Удальцову».

Эдуард Рудык,
член ОНК по Московской области


ОНК в 2010-м - финал, который был прогнозируем

«Узок круг правозащитников, страшно далеки они друг от друга».
Это перефразированное изречение давно уже не ленюсь повторять из раза в раз. Оно может быть спорным. НО.

Подобного рода протестность и единение, точнее - некое их подобие, каковые обнаружились в вышеуказанных сведениях, должны были бы, по идее, возникнуть у правозащитников задолго до событий, по которым пишутся эти материалы. Я не о тех, кто счел возможным выразить, в супервежливой форме, свое удивление тому, как именно происходит ротация в Общественных наблюдательных комиссиях РФ. Они-то, хотя бы, решились высказаться.

Но вот «…есть многое на свете, друг Горацио, что неподвластно даже мудрецам». Мною и немногими другими правозащитниками, ещё в прошлом году, и пару лет назад, поднимался вопрос о том, что норма-квота 20 человек в комиссию ОНК на регион может быть недостаточной. Мы говорили о том, что положение закона, по которому 20 человек назначаются одинаково и для Красноярского края (имеющего одних только тюремных заведений почти полсотни), и для Республики Тыва, например, где этих же заведений всего-то полдесятка, не совсем верно. И о том, что в этой части закон мог бы быть гибче. Однако, никто из тех, кто прошел в комиссии, как, впрочем, и многие из тех, кто не прошел, нас не слышали. Хотя время для официальных обращений, поиска субъектов для внесения соответствующих поправок в закон об ОНК, у всех, к кому мы обращались - было.

Когда мы говорили о том, что общественный контроль не может существовать лишь на благих начинаниях, нас тоже не очень-то и слышали. Например, в Мурманской области Ирина Пайкачева очень успешно работает, но при существующих огромных расстояниях между колониями, отделениями милиции, ИВС Кольского полуострова, ни она, ни другие члены ОНК, физически неспособны все сигналы отрабатывать. Не предусмотрен транспорт для деятельности комиссии, по закону об ОНК. От Мурманска же до, например, поселка Ревда (где расположена ИК-23) около полутора сотен километров. И как членам ОНК туда добираться? Тем более, добираться в случае срочной необходимости. На автобусе - долго и неудобно. Кроме того, за свой счет на автобусе не наездишься. Подозреваю, что в каких-то глухих закоулках «российской империи», к некоторым тюремным заведениям общественный транспорт вообще не ходит.

И почему звучат удивления по поводу того, что какие-то организации, вроде бы, не имеют права выдвигать своих представителей в ОНК? В законе что сказано? Правильно - «Правом на выдвижение кандидатур в состав общественной наблюдательной комиссии обладает общероссийское, межрегиональное или региональное общественное объединение, имеющее государственную регистрацию, осуществляющее свою деятельность не менее пяти лет со дня его создания, уставной целью или направлением деятельности которого является защита или содействие защите прав и свобод человека и гражданина». Конец цитаты.

Следовательно, нравится нам это или не нравится, своих представителей в ОНК могут выдвигать любые организации. От пожарников и тружеников военного тыла, до космонавтов. Любые организации общероссийского, межрегионального или регионального статуса, зарегистрированных не позже 2005 года. Лишь бы в уставах этих организаций, среди целей и задач деятельности, были прописаны слова о защите прав человека. Таков закон. И не только его буква, но и его смысл, вполне устраивали раньше тех, кто прошел в первый созыв, но сейчас решили обратить внимание на белые пятна или противоречия этого закона…

То же самое и в отношении выдвижения в ОНК членов, уже состоящих в других комиссиях. Вот решил кто-то, безо всяких интеллигентских рефлексий, воспользоваться принципом «Что не запрещено, то разрешено». И выдвинул свою кандидатуру в другую комиссию, при исполнении полномочий ещё в одной ОНК. Но, если буква закона здесь соблюдена (закон такого совмещения не запрещает), то какие вопросы-то? У критикующих была возможность предусмотреть такую возможность ранее? Была, без сомнения! Не предусмотрели? Нет. Ничто не мешает критикующим или оспорить норму закона (но не поступки тех, кто по этой норме действует), или самим поступить аналогичным образом, или признать, молча, «право первой ночи». Все остальное, по моему мнению, как сказал один известный телеведущий - «суета суЁт». Конечно, эти возражения я адресую и к себе тоже - не пытались мы дожимать ситуацию до логического завершения. Дела, делишки, проблемы, проблемки.

Поэтому, думаю, имело бы смысл четко понимать и разделять недостаточно совершенное законодательство и его лукавое правоприменение некоторыми, недобросовестными представителями той или иной структуры.
Подобного рода «несопоставухи» неизбежны, когда правозащитники, желающие приносить пользу обществу и нормально работать (в большинстве своем), сталкиваются с некоторыми госчиновниками заинтересованными, мягко говоря, несколько в другом…

Надо признать, что кто-то обходит нас периодически и не на пол-ноздри - на целую голову вперед. Оно и понятно - у «них» школа, корпоративные традиции, административный, информационный, финансовый и черт-те ещё какие ресурсы. А мы продолжаем тянуть свою правозащитно-бурлацкую лямку.

А сколько раз я говорил разным ОНКашникам - требуйте, добивайтесь введения в Положение о комиссии такого термина как «Эксперт комиссии». Что давало бы право членам ОНК брать для работы в комиссии и других людей. Не менее опытных, чем члены ОНК, не менее знающих, чем члены ОНК, но также и умеющих, как и члены ОНК. Не слушали или не слышали.

Можно, конечно, устраивать различные акции протеста, пикеты, (общей численностью в три с половиной человека), с яростными речевками, больше напоминающих языческие заклинания, по поводу чьего-то незаконного решения, с последующим возвращением, по окончании акций, в уютные квартиры к телевизорам и пирогам с чаем. Кстати, грустно было наблюдать, как протест на чье-то необоснованное решение в регионах почти и не прозвучал (за исключением Мурманска). Даже оппозиционный Питер ограничился лишь заявлением ОНК.

А можно пытаться решать типично юридические вопросы не политическим путем, но строго на юридическом поле - с помощью законов, обжалований чьих-то действий и т. д. Этот вариант более сложен, менее комфортен. О тех, кто выбирает такой способ решения вопросов, скорее всего, не напишут в СМИ, не пригласят на престижную конференцию и т. д. Однако, этот путь, как мне представляется, наиболее логичен для правозащитников. Думаю, те 40 человек, нашедших время и силы для пикета у Чистых прудов в знак протеста против неправильной ротации в ОНК наверняка могли бы пойти дальше. Каждый из пикетчиков мог бы обжаловать действия власти в суде или прокуратуре.

Больше того, до тех пор, пока правозащитники будут пытаться решать сугубо правовые вопросы путем стачек (используя политические постановки как главный, или последний, аргумент в «споре хозяйствующих субъектов») - будут нас, раз за разом, щелкать по носу, веля «…сходить на конюшню и самих себя выпороть».
Между тем, и Михаил Кригер, и Иван Ниненко и другие невключенные в ОНК граждане, вполне могли бы привлекаться в качестве экспертов теми, кто все же прошел в Общественные наблюдательные комиссии. Если в привлечении к общественному контролю невключенных в ОНК кандидатов заинтересованы те, кто в комиссии вошли, и последние твердо решили добиться работы в них «отклоненных» товарищей.

Вот только… Узок круг правозащитников, страшно далеки они друг от друга?...

Борис Пантелеев,
Комитет помощи заключенным,
Санкт-Петербург




[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования