Письма бунтовщиков из ИК-6, совершивших суицид в Самарском областном суде

11-11-2010
Письма бунтовщиков из ИК-6, совершивших суицид в Самарском областном суде В Самарском областном суде подходит к завершению судебный процесс над 14 заключенными - участниками бунта в колонии ИК-6 УФСИН России по Самарской области. Абсолютное большинство из них - 11 человек, не признают вину, и считают, что с ними расправились за их восстание против многолетних издевательств и физического насилия со стороны сотрудников колонии и осужденных- "активистов" (сотрудничающих с администрацией членов СДиП).

9 ноября не менее семи подсудимых вскрыли себе вены прямо в зале суда, в знак протеста против судебного произвола. Характерно, что среди совершивших попытку суицида, были и те подсудимые, кто признал вину в инкриминированных деяниях.

В Центр «Гражданская позиция» «Комитета за гражданские права» в день «кровавого» судебного заседания, были переданы обращения двоих заключенных, совершивших суицид. Ниже они публикуются в сокращении. Заключенные обращаются в своих предсмертных письмах к высшим должностным лицам Российской Федерации.

Следует заметить - судебное разбирательство дела самарских заключенных-бунтовщиков проходит в закрытом режиме. Пресса и публика в зал суда не допускаются. Весьма вероятно, что печальная практика российской Фемиды «засекретить» многие громкие, политические процессы или дела, вызвавшие общественный резонанс - имеет место и в настоящем случае. И это несмотря на то, что данная национальная юридическая «практика» уже признана Европейским Судом по правам человека, по ряду дел, нарушающей ст. 6 п. 1 Конвенции прав человека и основных свобод.

# # #

«От Дашаева Каима Шамсудиевича, обвиняемого по уголовному делу № 200814595.

…В Самарском областном суде судебной коллегией судей в составе: Медведева М.С., Перова А.В., Кудряшова С.В., рассматривается уголовное дело по обвинению Трофимова Д.А., по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Кучакшоева А.Д. по ч.1 ст.212, ч.3 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Дашаева К.Ш. по ч.1 ст.212, ч.3 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Кулагина А.Н. по п.п. «д», «ж» ч.2 ст. 105, ч.1 ст.212, ч.3 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Полосухина А.Н. по п.п. «а», «д», «ж» ч.2 ст. 105, ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Попова В.Н. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Попова Э.М. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Ураева Р.Ф. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Богатырева М.М. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Бахышова Ф.Д. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Хомуткина С.Н. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Графова А.И. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Абдуллаева С.О. по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ, Буянова А.В по ч.2 ст.212, ч.3 ст.321 УК РФ.

В ходе предварительного следствия были засекречены свидетели и потерпевшие, являющиеся осужденными и отбывающими наказание в местах лишения свободы, которые высказали пожелания давать показания в ходе предварительного следствия и в суде под псевдонимами: «Питер», «Санкт-Петербург», «Смерть», «Денис», «Воронеж», «Октябрь», «Самара», «Нижнекамск», «Клен», «Кама», «Механик», «Кот», «Саранск», «Киев», «Урюпинск», «Краснодар», «Читок», «Волков», «Омск», «Байкал», так как опасались расправы со стороны подозреваемых.

В материалах дела не имеется постановления следователя о наличии исключительных оснований для применения мер безопасности в отношении вышеуказанных свидетелей.

После событий 23.09.08г., то есть 24.09.08г. большая часть осужденных, в том числе и подозреваемые по данному уголовному делу, были этапированы в СИЗО 63/1 для раздельного содержания, в связи с чем у следствия не было достаточных и исключительных оснований для засекречивания свидетелей и потерпевших, так как подозреваемые не имели реальной возможности оказывать психическое и физическое давление на указанных свидетелей и потерпевших, а также препятствовать органам следствия осуществлять предварительное расследование.
Кроме того, в ходе расследования данного уголовного дела и рассмотрения его в суде были допрошены как свидетели и потерпевшие под псевдонимами, так и свидетели и потерпевшие давшие показания в зале судебного заседания - Дубов М.Б., Симаков П.А., Климов А.Н., Серегин А.С., Мельник В.А., Зотов А.А., Золодцев Д.С., Аллаберганов Р.Д., Водолевский В.В., Мурзин М.Л., Нестоянов И.Л., Баранов И.А., Пименов С.Ю., Гончарук В.А., Богданов С.М., Курынов Д.В., Барыгин А.А. Клюйков А.А., Шкутков Е.А., также уличающие подсудимых в совершении преступления и ни один из них в судебном заседании не говорил о том, что на них оказывается давление подсудимыми.

Меня и 13 других осужденных обвиняют в преступлении, которого мы не совершали, и которое было предано большой огласке. Следственная группа не проводила должным образом выяснение всех обстоятельств произошедшего и сфабриковала материалы уголовного дела, что могут подтвердить даже сами потерпевшие по этому делу.

Кровожадность и безнаказанность должностных лиц вынуждает меня пойти на крайние меры - покончить жизнь самоубийством! Иного выхода я не вижу, так как правосудия в этом судейском составе мы не дождемся, а наши приговора, для некоторых из нас они будут пожизненными, не смогут пережить наши близкие из-за плохого состояния здоровья. Произвол, который творится в Самарском регионе в судебной и следственной системах - невиновных людей обрекают на смерть своими неправомерными действиями, должностные лица, которые наоборот должны настаивать на законности и правомерности наказания и привлечения к уголовной ответственности тех или иных виновных лиц, а не по чьей-то указке сажать не виновных.

Преступные действия следственных органов и суда пытаются всячески скрыть преступные действия администрации ИК-6, которые продолжались на протяжении длительного времени и на которые закрывались глаза всех надзорных структур к которым обращались за помощью осужденные, их родственники, защитники и т.д.

Администрация ИК-6 через актив колонии, т.е. через членов СДПК превращали в безмолвных, бесправных рабов осужденных, которые выходили на работу в промзону, и которые подвергались каждодневному избиению членами СДПК. После ЧП все эти факты начали всплывать и чтоб избежать волнения на свободе со стороны родственников и прессы, должностные лица вступили в сговор и сфабриковали данное уголовное дело, чтоб самим не нести уголовной ответственности. Мы не можем доказать своей не виновности из-за коррупции в Самарской области, в которой тут все погрязли по уши…»

# # #

«От Кучакшоева Акбаршо Диловаршоевича, обвиняемого по уголовному делу № 200814595.

…Предоставленные в суд материалы уголовного дела практически все подделаны следователями Барановым В.Ф., Андреевым А.Е., Гребенниковым, Бариновым и другими, что подтверждается как адвокатскими запросами в различные учреждения, которые фигурируют материалах дела, так и самими потерпевшими, которые заявляют, что не видели и не участвовали в каких-либо действиях или подписании каких-либо документов. Что так же подтверждается не совпадением подписи одних и тех же людей, но в разных документах и одновременно допроса одним и тем же следователем нескольких человек и в разных местах.

По данным фактам нашими адвокатами были сделаны ходатайства по недопустимости доказательств, но суд все отклоняет и не основывается на законодательстве РФ, при этом делая высказывания, что те кто жалуются на них - плохо заканчивают!

Я надеюсь, что моя смерть будет не напрасной и прекратит произвол судебной системы в Самарской области, а мои родные - жена, трое детей, старики родители сумеют пережить её, так как я не сумею пережить смерть родителей после оглашения заведомого ложного приговора!

На основании изложенного прошу Вас привлечь компетентные органы надзора и провести проверку по моему обращению и реабилитировать меня посмертно по результатам проверки, чтоб мои родные и другие граждане РФ знали, что справедливого рассмотрения уголовного дела в Самарской области можно добиться только через смерть! В моей смерти прошу винить судью Медведева М.С., прокурора Бочкареву В.А., а так же прошу привлечь их к уголовной ответственности по всей строгости закона…».

# # #

История волнений заключенных в самарской 6-й колонии началась с гибели 3 октября 2007 года осужденного Вячеслава Подангина. Представители пенитенциарной системы утверждали и утверждают: заключенный скончался в результате пневмонии. Но родственники погибшего, значительное число осужденных ИК-6 и правозащитники, проводящие независимое расследование, утверждали: Подангина заковали в наручники сотрудники ИК-6 и зверски избивали, отчего последний умер, не получив никакой медицинской помощи своевременно. У умершего были обнаружены черепно-мозговые травмы, множественные ушибы, почечная гипертензия, кровоподтеки, повреждения грудной клетки.

4 октября 2007 года около 200 осужденных ИК-6 начали голодовку, требуя приезда сотрудников прокуратуры и расследования обстоятельств смерти В.Подангина. На приеме у приехавшего в колонию прокурора осужденные подали 16 заявлений о возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников ИК-6 на необоснованное применение физической силы и специальных средств. 80 осужденных рассказали прокурору о ненадлежащих бытовых и медико-санитарных условиях содержания, о нарушениях трудового законодательства и незаконном привлечении к различным работам.

Благодаря вмешательству журналистов и правозащитного сообщества, в один и тот же день: 31 октября 2007 года, прокурором Самарской области руководству ИК-6 было внесено представление об устранении нарушений законности; а Следственным Комитетом было возбуждено уголовное дело по факту гибели Подангина по признакам преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Однако, уже при внесении упомянутого представления, прокуратура отвергла обстоятельства применения незаконного насилия к осужденным. А уголовное дело по факту гибели Вячеслава Подангина то прекращалось, то возобновлялось, и на сегодняшний день «благополучно» прекращено и отправлено в архив.

Спустя год, 23 сентября 2008 года, около 21 часа в ИК-6 произошел пожар и бунт заключенных, для подавления которого были брошены силы ОМОН региона и спецназа ФСИН.

По версии правозащитников, не признающих вину осужденных и многих других заключенных, бунт был спровоцирован действиями администрации ИК-6 и осужденными из числа членов СДиП.

А именно, сначала возник пожар в бараке усиленного режима (БУР). При этом, по словам заключенных, специально никто барак не поджигал. Заключенные, оказавшиеся в зоне огня, не могли выйти из закрытого барака, а сотрудники администрации не торопились открывать двери БУРа.

Осужденные начали выпрыгивать из окон верхних этажей. Тем временем вернувшиеся из промзоны сокамерники бросились ломать двери БУРа.

Затем возникла драка между работающими заключенными и активистами секции дисциплины и порядка (СДиП). Поводами для конфликта стали пожар и бездействие администрации колонии во время чрезвычайного происшествия. Но основной причиной этой внезапно возникшей драки было накопившееся недовольство осужденных общей ситуацией в данной колонии.

Во время пожара погибли 2 человека (осужденные), 34 получили травмы различной степени тяжести, в том числе трое сотрудников ФСИН.

Заключенные с мая 2009 года жаловались, что администрация колонии стала «закручивать гайки» - активисты секции дисциплины и порядка получили распоряжение жестоко подавлять любые ростки недовольства среди осужденных, что они и делали по-своему: дежурные на выходе в промзону активисты секции буквально обирали проходящих через КПП рабочих-осужденных; отбирали продукты и сигареты, при этом издевались над ними.

Характерно, что после данного чрезвычайного происшествия, 74 осужденных были сразу этапированы из колонии в СИЗО, по сообщению УФСИН, «для нормализации обстановки». Через месяц, пресс-служба Главного управления исполнения наказаний по Самарской области сообщила: «Проверка показала, что начальник колонии Игорь Стариков не справлялся со своими обязанностями». При этом не сообщалось, какие конкретно провинности допустил уволенный начальник ИК-6. Уволился он по собственному желанию.

А в конце декабря 2009 года на официальном сайте Министерства Юстиции РФ было опубликовано решение о ликвидации секций дисциплины и порядка во всей системе ФСИН России с 1 января 2010 года.

По официальной версии - то есть версии обвинения, в день 23 сентября 2008 года произошло следующее.
Конфликт начался с драки между простыми зэками, так называемыми «работягами», и «активистами» - членами СДиП.

Администрация колонии вовремя погасить драку не смогла - потасовка переросла в бунт: «работяги» начали избивать «активистов», подожгли бараки, смотровые вышки и деревообрабатывающий цех. Заключенные выдвинули руководству областного Управления ФСИН требование об отставке администрации исправительного учреждения, которая способствовала беспределу со стороны «активистов» по отношению к остальным заключенным.

Теперь, за очевидные промахи разных должностных лиц в воспитании заключенных, формальное отношение к их жалобам и неумение управлять коллективом лиц, отправленным отбывать наказание, - расплатятся вплоть до пожизненного лишения свободы или до «удачной попытки» покончить с собой, 14 заключенных-бунтовщиков из ИК-6.


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования