Прокурор и приговор (по материалам круглого стола, проведенного в Общественной палате РФ)

25-10-2010
Прокурор и приговор (по материалам круглого стола, проведенного в Общественной палате РФ) 21 октября в Общественной палате РФ прошел круглый стол «Проблемы соблюдения прав человека при обращении в органы прокуратуры по вопросам принесения надзорных жалоб на вступившие в законную силу судебные приговоры».

Андрей Бабушкин (руководитель «Комитета за гражданские права») заявил: «РФ по Конституции является социальным государством, а значит, каждый ее гражданин имеет право на защиту со стороны закона.
Тем не менее, орган, который эту защиту должен осуществлять - прокуратура - не исполняет свои обязанности.
Если в середине 90 -х протест на приговор выносился по 7-8 % поданных в прокуратуру жалоб, то сейчас прокуратура реагирует на 0.5 % обращений».
Результат этого очевиден. «Мы в нашей организации разбираем не менее 15 приговоров в день, - заявил Андрей Бабушкин, - и можем уверенно утверждать, что не менее 10% осужденных сидит в результате грубой, очевидной, бросающейся в глаза судебной ошибки!». В качестве примера одной из таких ошибок, вынесения неоправданно жестокого приговора, Бабушкин привел дело Кумукова. Кумуков был осужден на два года лишения свободы за кражу 10 шоколадок «несквик». По поводу этого приговора протестовал даже потерпевший, официально, в своем обращении в прокуратуру заявивший, что «если бы я знал, к каким последствиям приведет мое заявление, я бы никогда его не подал».

Михаил Трепашкин (адвокат, бывший политзаключенный) рассказал, что в конце 90-х на работу помощника прокурора стали принимать студентов-третьекурсников. По мнению Михаила Трепашкина, в суде такого помощника можно заменить роботом, обученным в ответ на все протесты защиты отвечать судье: «Закон нарушен не был, ваша честь!»
К примеру, во время одного из заседаний суда такой помощник не усмотрел нарушения закона в том, что при задержании вместо протокола задержания был составлен протокол осмотра трупа (поясняю, нет, задержанный трупом не стал, его просто записали как труп).
Так же, по словам Трепашкина, в российском праве существует такое невозможное, ни в одной развитой стране не используемое понятие, как «несущественное нарушение закона». К примеру, судьей Хасановой была осуждена Гойко Ольга, причем единственным доказательством по делу был протокол обыска Ольги. Следует отметить, что обыск был проведен абсолютно незаконно - и обыскивающие, и понятые были мужчинами. Сначала судья и обвинение согласились с тем, что подобное доказательство является недопустимым, однако потом, когда выяснилось, что этот протокол - это единственное доказательство по делу, помощник прокурора заявил: «Ваша честь, да было нарушение закона, но оно было несущественным». И Гойко была осуждена.

Сергей Князькин (руководитель Комитета по защите прав человека Татарстана) призвал участников круглого стола подписать обращение в защиту В.М. Кузнецова, человека, подготовившего доклад о коррупции в высших эшелонах власти и брошенного за это в тюрьму по сфабрикованному обвинению в мошенничестве.
Интересно, что двое лиц, пострадавших (по их заверению) от мошеннических действий Кузнецова, фигурируют в качестве пострадавших и в деле Магницкого, и в деле Трифоновой, и в деле Гридасова, и в ряде других громких дел.
В общем, то ли эти ребята отличаются крайней невезучестью (ну постоянно их обжуливают, что ж тут поделаешь), то ли наоборот, крайней универсальностью (в смысле пригодности к использованию во время провокаций)?

Федосеенков Дмитрий (руководитель Службы Заочной Правовой Консультации, «Комитета за гражданские права») заявил, что большинство отказов из прокуратуры написано однотипно, как по трафарету, видно, что написавшие отказ сотрудники в суть дела не вникали.

Элеонора Мирошниченко (представитель Всероссийских гражданских сетей «За честные выборы!» рассказала об еще одной милой прокурорской традиции. Прокуратура отправляет жалобу осужденного именно туда, где произошло нарушение его прав, и представляет нарушителю прав возможность дать заключение по жалобе, которое и использует для ответа.

Валерий Габисов (президент Ассоциации гуманизации правоприменительных органов) заявил: «Во времена Союза судьи учились на курсах повышения квалификации, а сейчас учатся на нас. А цена судебной ошибки в гражданском суде - человек, ставший нищим и бомжом, в уголовном - разрушенные судьбы, разваленные семьи, годы лишения свободы, туберкулез, рассадником которого стали тюрьмы!»

Автору материала, очень хотелось бы узнать, что думают по поводу вышесказанного сами представители прокуратуры. Однако, увы, господа прокурорские появиться на круглый стол не соизволили, хотя и были официально приглашены.
Александр Зимбовский


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования