Ирек Муртазин. Записки арестанта #2

23-02-2010
Ирек Муртазин. Записки арестанта #2 Мы продолжаем публикацию тюремных заметок Ирека Муртазина, начатую ранее. (Фото с сайта hro.org)

После медпункта начали оформлять мое водворение в тюремную камеру. Но набежали какие-то майоры, подполковники, вернули изъятое обручальное кольцо, ремень и препроводили обратно в автозак. Пока шли к машине, сопровождавшие меня надзирателя возмущались:
- Знали ведь, что со дня на день в изолятор нагрянет московская проверка, пойдет по всем камерам… Если не хотели, чтобы Муртазин пересекся с московскими проверяющими нафиг его сюда привезли?
- Да, наверное, судью забыли предупредить, - резонно заметил второй надзиратель.
- А что за проверка то? - встрял я в разговор своих конвоиров.
- Да у нас тут Зима концы отдал. Зимин то есть… Арестованный…
- И чего с ним?
- А бог его знает. Тут у нас все в панике, что свиной грипп у него был. Хотя умер вроде бы от пневмонии.
- Все больные свиным гриппом умирают именно от пневмонии… - бросил я уже поднимаясь в автозак.
Поехали. Встали. Снова поехали. Снова встали. Прильнув к решеткам автозака, выхватил краешек улицы. Это была Ярмарочная площадь. Машина сопровождения врубила сирену и прорезала как нож масло скопление машин. Проехали мимо цирка на Кировскую дамбу. Я засмеялся. Видимо чересчур громко.
- Чего ржешь? - не зло возмутился один из конвоиров.
- Анекдот вспомнил: раньше я жил напротив тюрьмы, сейчас живу напротив своего дома.
- И что? - причины моего веселья конвоир не понял.
- Да ничего. Просто я живу на в трехстах метрах от тюрьмы. А сейчас меня поселят в трехстах метрах от дома.
Приехали во второй изолятор. Снова медпункт, изъятие ремня, обручального кольца, оформление. Повели в баню. <…> Баня - сказано громко. Это тот же душ. От стены до стены - труба, в которой через 30-40 сантиметров проделаны отверстия, через которые льется очень горячая вода.
После бани выдали матрас, одеяло, две простыни, туалетные принадлежности. Пока я прикидывал, как все это добро половчее взять, чтобы ничего не растерять по дороге, в камеру, подошел арестант в черной робе, скатал матрас, уложив в скатку белья, подхватил и пошел. Так что мне осталось нести только туалетные принадлежности в запакованной коробке в одной руке и посуду в другой.
Поднялись на четвертый этаж. Здесь это называется «четвертый продол». На дверях камеры, к которой меня подвели, было написано 4/3. Камера двухместная. Мой сокамерник 35-летний Антон (имя изменено) <…>. Он уже пять месяцев под стражей. Антон разъяснил мне, что «дроби» - камеры, оторванные от остального тюремного мира, без «дороги». Здесь содержаться особо опасные арестанты. <…> Почему дроби называются дробями Антон объяснить не мог.
- Может потому что хаты эти вообще-то одиночные, но оборудованы они шконками (двухъярусными кроватями) на два человека.
-Хочешь вниз? - спросил Антон.
- Да нет. Наверху мне больше нравится, - ответил я, оглядев камеру и прикинув, что и в без того темноватой камере внизу совсем темно. - Наверху света больше.
-Ну смотри… Есть хочешь?
- Можно и поесть.
- Мне тут на Курбан-байрам «дачку» принесли, - объяснил Антон, раскладывая на крохотном столике блины, колбасу, конфеты.
И ужин, и разговор за жизнь произошли позже. А когда я только-только переступил порог камеры, а за моей спиной с противным лязгом закрылась кованая дверь и повернулась со скрежетом на несколько оборотов замок, по «Эфиру» началась программа «Актуальное интервью». Ведущий программы Кулешов вместе со штатным оппозиционером демократом Ахметовым обсуждали мой приговор. О том, что основная моя статья - 282-я не было сказано ни слова. Весь разговор - исключительно о слухах о смерти Шаймиева. О том, какой же я негодяй, что похоронил живого человека и что за это получил вполне по заслугам. О том, что о кончине Шаймиева 12 сентября 2008 года говорил весь Татарстан - ни слова. Как ни слова и о том, что за слухи Кочемасов «выписал» мне исправительные работы, а лишения свободы в виде колонии-поселения меня «одарили» за разжигание социальной розни по отношению к социальной группе «представители власти».
В ходе следствия мне не раз говорили, сдай источник дезинформации, назови имя человека, сообщившего о смерти Шаймиева, дело будет закрыто. Я не назвал. И правильно сделал. Это все равно не повлияло бы на приговор. Как сказал Марат Нуриев (гособвинитель) мне «инкриминируется распространение информации о смерти Шаймиева, а не то, что первоисточник этой информации».
Сегодня у меня нет никаких сомнений, что первоисточник надо искать в окружении Шаймиева. Не берусь утверждать, что Минтимер Шарипович с самого начала был в курсе «блестящей спецоперации». Возможно, что его использовали «в темную», доложив, что Муртазин запустил слух о вашей смерти. К тому же накрутив, вот, мол какой негодяй этот Муртазин, сидит сейчас потирает руки, ждет как вы броситесь опровергать эту «утку». Убедить в чем-то Бабая - дело не очень сложное. Понятно, что после подобной обработки он не стал ничего опровергать, продолжив отдыхать.
Это в лучшем случае. В худшем - дыма без огня не бывает. Татарстанцы не услышали голос своего президента в первые же дни после того, как по республике расползлась весть о его смерти, вполне возможно, именно потому, что он не мог физически опровергнуть эти слухи. И именно поэтому не полетел в Казахстан в составе официальной делегации, в которую был включен. Именно поэтому Радик Шаймиев и Рустам Минниханов отказались от участия в очередном этапе Кубка Европы по авторалли. Хотя и были заявлены. Но 14 сентября 2008 года гонка прошла без них. <…>
Уже позже в ходе расследования и судебного следствия мне удалось выяснить, что еще 11 сентября в Татнефть- арене во время игры «Барсов» с московскими динамовцами по трибунами шушукались о смерти Шаймиева. Что 12-го с утра в редакции газет, на телекомпании, в аппарат президента обрушился шквал телефонных звонков. Люди хотели знать правду о своем президенте. И они получили эту правду. Вечером 12 сентября прокурор Татарстана Кафиль Амиров заявил прессе, что по факту распространения слухов проводится проверка, по итогам которой будет принято решение о возбуждении уголовного дела. И дальше Кафиль Фахразиевич сказал ключевые слова, предопределившие развитие событий: «Все зависит от того, какими мотивами руководствовался Ирек Муртазин».
Это было сказано вечером 12-го сентября. То есть проверка еще только началась, а прокурор уже назвал преступника… Мне оставалось только радоваться, что на дворе 2008 год. Подобных «разоблачений» в истории было не мало. Только масштабы разные. Где-то это были события, внесшие «коррективы» в ход развития всего человечества, а где-то изменили историю какого-нибудь заводика или колхоза. 27 февраля 1933 года гитлеровские штурмовики подожгли Рейхстаг. Не успело остыть пожарище, а геббельсовская пропагандистская машина уже начала истерить, что Рейхстаг подожгли коммунисты. Нескольких дней массированной обработки общественного мнения оказалось более чем достаточны, чтобы 3 марта гестапо отправило в Моабитскую тюрьму Эрнста Тельмана. Конечно, я не Тельман. Да и Татарстан не нацистская Германия.
Ирек Муртазин


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Фотошторы дешево смотрите на www.fotoshtora.ru .

    Rambler's Top100 Яндекс цитирования