Пытки заключенного тульской колонии: расследование изнутри

23-02-2010
Пытки заключенного тульской колонии: расследование изнутри От родственников осужденного Виталия Бунтова стало известно о том, что на последнем свидании, 6 февраля 2010 года, они получили от Виталия заявление с описанием различных пыток, допускаемых в отношении него сотрудниками колонии № 1 (г. Донской, Тульской области). Родственники утверждают, что он передал им собственные ногти, вырванные у него во время истязаний сотрудниками вышеуказанной колонии. Произошло это в связи с его отказом стать агентом тайной организации, организованной руководством ИК-1 для ломки блатных авторитетов.

В составе делегации журналистов федеральных и региональных СМИ, а также адвоката осужденного Виталия Бунтова, 19 февраля 2010 года было осуществлено посещение первой колонии. В ходе посещения этого учреждения происходило следующее.
По прибытии к колонии нас встретила группа сотрудников ИК-1 и УФСИН по Тульской области, сразу запретивших участие адвоката Бунтова в запланированной пресс-конференции, на том лишь основании, что адвокат не является журналистом. Среди участников пресс-конференции были: Валерий Николаевич АНИСИН, Председатель Общественной наблюдательной комиссии по Тульской области, Вячеслав Васильевич КОЧЕТЫГОВ, исполняющий обязанности начальника УФСИН по Тульской области, Дмитрий Валерьевич ЖДАНОВ, исполняющий обязанности начальника ИК-1 УФСИН по Тульской области, Маргарита Валерьевна РИМАР, начальник пресс-службы УФСИН по Тульской области, Надежда Раднаева, журналист газеты ООД «За права человека», Сергей Стариков, корреспондент газеты «Слобода», Борис Пантелеев, заместитель главного редактора Российского тюремного журнала (РТЖ), Илья Емельянов, корреспондент телекомпания «Рен», другие журналисты.
И. о. начальника УФСИН предложил собравшимся следующий план действий. Вначале все присутствующие совершают обход колонии, общаются с теми заключенными, с которыми пожелают поговорить. Потом возвращаются в административное здание, где пройдет пресс-конференция, после чего вновь проходят на территорию колонии для разговора с самим В. Бунтовым, если последний изъявит желание общаться с тем или иным представителем СМИ. По окончании беседы все вновь возвращаются на исходную, для завершающего этапа пресс-конференции. Предложенный план почти всех устроил. Подойдя к В. В. Кочетыгову, я представился и попросил после окончания всех действий принять у меня литературу для сотрудников Управления и библиотек учреждений. На что последний охотно согласился.
После чего все пошли на территорию колонии.

Вначале состоялось посещение отряда № 14, в котором содержался В. Бунтов (содержащийся сейчас, в так называемом БМ - безопасном месте). Посетители увидели вполне сносные условия существования - полы помещений отряда устланные линолеумом, помещение для отдыха с периодической печатью, мягкой мебелью, аквариумом, умывальник с восемью раковинами и 9-ой раковиной для мытья ног, туалет с дверцами, обеспечивающими конфиденциальность отправления естественных надобностей, комнаты ПВР (на 20 мест с телевизором) и для сушки белья, ухоженные жилые помещения (некоторые из них) примерно на 60, 6 и 7 спальных мест. Надо отметить, что в помещении данного отряда с большим количеством мест было весьма прохладно (несмотря на то, что там спали некоторые заключенные), а в маленьких секциях было явно тепло. Что может свидетельствовать о том, что в маленьких секциях пребывают осужденные, имеющие более льготные условия проживания. На мой вопрос к сопровождающему офицеру о том, должно ли исполнение пункта ПВР ИУ, регламентирующего заправку спальных мест (в данном случае имеется в виду обнаруженная нами заправка «по белому») осужденных, предусматривать соблюдение не только буквы, но и духа ст. 8 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ, он ничего ответить не смог. На информационных стендах отряда были размещены, в том числе, адреса и телефоны Уполномоченного по правам человека Тульской области, ОНК, прокуратуры и т. д. В тумбочках осужденных (открываемых с согласия сопровождающих) мы обнаруживали минимально необходимый набор - туалетные принадлежности, канцелярские товары и предметы первой необходимости, тетради, ручки, книги и т. д. В комнате ПВР уже сидело около 15 человек, смотревших телевизор. В процессе беседы журналистов с заключенными удалось узнать, что Бунтов вел замкнутый образ жизни, был, по их мнению, достаточно конфликтен, также, то, что Виталия никто не пытал, а его версия о пытках является вымышленной.

Понимая, что представленные нам заключенные, скорее всего, тщательно проинструктированы, постарался задавать вопросы таким образом, чтобы максимально исключить возможность получения заранее заготовленных ответов, удобных администрации. В частности, удалось выяснить, что Бунтов занимался спортом, много читал, в основном литературу по истории. На мой вопрос одному из заключенных, (просившего не упоминать его имени) не считает ли он странным, что тот, о ком они высказывают такие предположения, судя по их же портрету, не похож на профессионального интригана и кляузника, вразумительного ответа не получил.

Следует отметить, что некоторые из сопровождавших нас офицеров пытались неоднократно, воспрепятствовать нормальному диалогу, прерывая мой разговор с теми, с кем было разрешено общаться. Выйдя на улицу, услышал, как меня позвали обратно в отряд. Некоторые заключенные пожелали уточнить, какое именно СМИ я представляю. Кратко рассказал о Российском тюремном журнале, пояснив, в присутствии В. В. Кочетыгова, что нами передано по 15 экземпляров журнала и «Карманной книжки заключенного и их родственников» в УФСИН по Тульской области с просьбой об их распространении по библиотекам учреждений Управления. Также, пояснил о том, каково содержание этих изданий и как именно их можно приобрести.

После чего мы пошли в столовую колонии. Помещение столовой, по сравнению с некоторыми другими колониями, было достаточно опрятным. На столах были выставлены бачки с пищей, были видны тарелки с блюдами, напоминающими винегрет. Несколько раз задавал обедавшим вопрос - всегда ли их так кормят или только к нашему приезду. Ответом заключенных было, как правило, или молчание или пожелание нам приезжать почаще. Но были и утвердительные ответы о том, что так хорошо их кормят каждый день. Вместе с адвокатом Бунтова, Андреем Столбуновым, мы прошли на кухню, где попросили дать нам на пробу обед. Нам принесли рассольник, кашу пшенную с порционным мясом и подливкой, компот. Сняв пробу, мы зафиксировали вполне удовлетворительное качество приготовления и нормы закладки продуктов, подчеркнув, что надеемся на такое качество пищи ЕЖЕДНЕВНО.
После посещения столовой журналисты ушли в административный корпус, а мы с помощницей Столбунова пошли в санчасть ИК-1. Там, ввиду ограниченности времени тоже зафиксировал лишь общее - приемлемое - состояние. В частности, времени хватило только на просмотр журнала учета посещений стоматологического кабинета медчасти. В нем я обнаружил, напротив фамилий заключенных, много следующих записей с сокращением- «анестез.», «фиксац.». Встречались и сокращения - «снят. корон.», что позволяет предположить, с достаточной степенью уверенности, что в стоматологическом кабинете производится не только удаление зубов, но и их лечение. Выписывать фамилии из журнала, с последующей сверкой, времени не было. При этом, было несколько странно, что обратившись к больным одной из палат с вопросом о В. Бунтове и о жалобах, просьбах и пожеланиях по режиму содержания, услышал категорическое нежелание осужденных отвечать на любые вопросы.

На пресс-конференции представители УФСИН и Председатель ОНК по Тульской области, изложили собравшимся свою версию произошедшего. В соответствии с которой Виталия Бунтова никто не пытал, иголки под ногти не загонял, в тайную организацию, полунацистского толка, призванную ломать воровских авторитетов, никто вступать не принуждал, а все 10 ногтей отвалились у Виталия сами по причине … запущенного им самим заболевания грибком. На мой вопрос для чего В. Бунтову, характеризующегося, в соответствие со справкой пресс-службы УФСИН РФ по Тульской области, положительно, имеющего хорошие условия содержания, (в частности - возможность ежедневных занятий спортом), нежеланием родственников самого Бунтова перевода его из Тульской области, зачем ему - Бунтову - идти, в такой ситуации, на явную и серьёзную конфронтацию с администрацией ИК-1, внятного ответа я не получил.

Также, не смогли, пребывающие в Президиуме, дать ясный ответ на мой вопрос о том, почему осужденному Бунтову (если принимать за основу версию администрации о грибковом заболевании, приведшем к исчезновению ногтей), на протяжении года, не оказывалась надлежащая медицинская помощь. Следствием чего, исходя из версии администрации о самопроизвольном процессе, и явилось отслоение ногтей.
По окончании пресс-конференции принесли список тех, с кем Бунтов согласился встретиться. В нем отсутствовали лишь местные СМИ. Остальные вновь прошли на территорию колонии, в здание администрации, и поодиночке (жесткое условие администрации) заходили в кабинет начальника колонии, где был ос. Бунтов, для общения с ним. Я зашел в этот кабинет с журналисткой интернет-портала «С-правдой.ru».

Во время беседы с Бунтовым особенно запомнилось следующее.
- Твердая убежденность осужденного в том, о чем он говорил (взгляд прямой, не бегающий, твердость интонаций, при незначительной дрожи в голосе, четкость мысли). На вопрос, заданный мною в первую очередь, понимает ли он возможные последствия уголовной ответственность за клевету, Бунтов ответил утвердительно.
- Пальцы рук Бунтова, на которых вообще отсутствовали ногти. Причем края ямок, на месте которых должны были быть ногти, были покрасневшими. Что, по моему мнению, с трудом может свидетельствовать в пользу версии о грибковом происхождении. Но, при этом, не было и видно следов иголок или ран, неизбежных при применении таких пыток.
- Даже несмотря на то, что в кабинете, кроме нас, присутствовало не меньше четырех офицеров и начальник пресс-центра УФСИН по Тульской области, Бунтов продолжал говорить все то, о чем написал в заявлении ранее.
- Неоднократные попытки, со стороны присутствующих сотрудников УФСИН по Тульской области, прервать осужденного во время его ответов нам или задавать вопросы по принципу перекрестного допроса. Иногда создавалось впечатление, что не мы являемся главными участниками данного переговорного процесса, но офицеры УФСИН. После того, как я сделал, по этому поводу замечание начальнику пресс-центра, Маргарите Валерьевне Римар, ею была предпринята попытка прекратить НАШЕ собеседование с Бунтовым вообще, которую она, впрочем, не осуществила до конца.
- Наличие множественных и крупных гематом на ногах В. Бунтова. Меня не устроило ни версия самого Бунтова, объяснившего, что его били только по ногам, боясь повредить жизненно важные органы, ни мнение присутствовавших при разговоре офицеров УФСИН по Тульской области, в соответствие с которым … Бунтов избил себя сам. И синяки, поэтому, имеются лишь там, куда Виталий смог дотянуться.
- Называя конкретные имена и фамилии тех, кто, по рассказу В. Бунтова, был завербован сотрудниками ИК-1 для ломки воровских авторитетов, данный осужденный, фактически, пользовался инсайдовской информацией, которую невозможно взять с потолка. Во-всяком случае, на мой вопрос-просьбу к офицерам, на пресс-конференции, о возможности встречи с упомянутыми Бунтовым фигурантами-заключенными, чтобы узнать у них что-то, что помогло бы развеять сомнения, был дан категорический отказ, со ссылкой на тайну следствия. Что странно. Ведь с самим Бунтовым, также, являвшегося главным участником следственных действий, нам встретиться и пообщаться позволили. Если же все сказанное Бунтовым является плодом его воспаленного воображения и заключенные-сексоты ИК-1, которых наш визави упоминал в качестве возможных свидетелей происходящего, таковыми, на самом деле, не являются, то тем более непонятны опасения тех, кто запрещает нам с этими лжеагентами встретиться.

По окончании беседы с Виталием Бунтовым мы зашли в помещение ШИЗО и ПКТ и убедились, что в камере, где происходили экзекуции В. Бунтова, нет никаких признаков недавнего ремонта, произведенного по словам заявителя, с целью убрать следы его крови. После чего мы вернулись в административный корпус за зоной и продолжили беседу с представителями УФСИН вдвоем с корреспондентом интернет-портала «С-правдой.ru» (остальные журналисты уже разъехались). Во время этой беседы я четко обозначил свою позицию - мне до сих пор не все ясно и некоторые сомнения в данном деле остаются. С одной стороны, существуют аргументы в пользу администрации колонии (например, имея возможность вменить В. Бунтову т. н. полосу побегушника сотрудники ИК-1 этого не сделали, рассмотрев вопрос с представлением оперативников из СИЗО объективно и непредвзято), с другой - аргументация самой администрации явно хромает в некоторых местах. Также, можно усомнится в объективности и тщательности расследования прокуратурой г. Донской некоторых смертей осужденных, подозрительно участившихся, в последнее время, в ИК-1.

Далее обратился к и. о. начальника УФСИН по Тульской области Вячеславу Васильевичу Кочетыгову, с таким предложением - «Я пока не могу быть уверенным в том придумал Виталий Бунтов всю эту историю или нет. Но, если это действительно так, то конечной целью для него является перевод в другую колонию. Значит необходимо дать ему понять, что такой цели он добиться не сможет. Желательно оставить его в покое, не преследовать за его жалобы ни в каком виде, но и не переводить никуда. Тогда Бунтов, видя что общественность держит его вопрос под контролем (было получено согласие на последующие посещения для встреч с Бунтовым), но при этом его никуда не переводят, т. е. его стратегия больше не дает нужного результата, Бунтов будет вынужден прекратить жалобы.» Вячеслав Васильевич сказал, что он попытается ещё раз лично переговорить с Бунтовым.
Далее в разговоре выяснилось, что ИК-1 УФСИН по Тульской области помогает, в частности, детскому дому «Светлячок» с детьми-сиротами. Была продемонстрирована фотография с детьми и сотрудниками УФСИН по Тульской области. На мое предложение прислать этот материал для опубликования его в рубрике РТЖ «Разрешите поблагодарить» было получено согласие. Также, было обещано, что среди осужденных УФСИН по Тульской области будет проведена работа по подписке на РТЖ.

По окончании встречи, мы дождались адвоката Виталия Бунтова, сообщившего нам - его подзащитный продолжает держать голодовку, что подтвердил один из офицеров колонии, вернувший родственникам В. Бунтова продуктовую передачу. Стоит добавить, что адвокат Виталия Бунтова собирается заявить перед следственными органами ходатайство в котором будут поставлены следующие вопросы: о проведении независимой экспертизы, которая должна дать заключение о том, каким образом с рук Бунтова исчезли ногти - путем хирургического вмешательства или в силу каких-либо других причин; присутствует ли грибок на ногтях, переданных Бунтовым родственникам или они ничем не заражены; об идентификации ногтей на предмет принадлежности их Бунтову.

В системе Федеральной службы исполнения наказаний РФ намечаются существенные реформы. Чем являются, описываемые выше события: планомерным «закручиванием гаек» или последовательным стремлением сотрудников уголовно-исполнительной системы России к максимальной открытости и прозрачности - покажет время.


Руководитель Санкт-Петербургского отделения Комитета,
Заместитель главного редактора Российского Тюремного Журнала

Борис Пантелеев


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования