Семья Пчелинцевых: следует требовать прекратить издевательства

23-02-2010
Семья Пчелинцевых: следует требовать прекратить издевательства Произвол в виде циничного отобрания троих детей за бедность, учиненный в отношении семьи общественного активиста Сергея Пчелинцева Дзержинской администрацией Нижегородской области, серьезно всколыхнул общественность. Терпение многих родителей и граждан, неравнодушных к теме реального отношения нашего государства к детям, - лопнуло. Пчелинцеву и его жене Бузановой поступает помощь со всех концов России, а также слова поддержки; звонят журналисты и чиновники «высокого уровня».
21 февраля в Сормово прошел пикет родителей, возмущенных издевательством государства над семьей Пчелинцевых. Участники пикета собрали более 400 подписей против введения системы ювенальной юстиции в России. Подобные пикеты проводятся родительской общественностью в рамках Всероссийской акции "Родительские стояния" по решению Объединенного Общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности с декабря 2009 г. В январе 2010 г. подобные пикеты уже прошли в Калининграде, Новосибирске и Сарове. Всего в акции приняли участие уже 9 городов России.
В Мурманске после сообщений СМИ о ситуации с семьей Пчелинцевых, организовалась группа родителей, инициировавших единое движение в защиту семьи, детства и материнства «8 марта». Создан сайт движения www.8marta-party.ucoz.ru. Лидером является правозащитник Елена Васильева.

Напомним, что 12 февраля у Пчелинцева и Бузановой, без наличия оснований и каких-либо документов, непредставившиеся сотрудники отобрали детей и поместили их в социальное учреждение. Семья Пчелинцевых - многодетная: сын Максим 2006 года рождения, и две дочери - Аня и Даша, 2007 и 2009 года рождения. Незадолго до этого события, Сергей Пчелинцев был вызван на беседу в Центр «Э» УВД Нижегородской области. Правоохранители потребовали от Сергея прекращения участия в протестных мероприятиях в городе либо сотрудничество в виде доносительства. Сергей категорически отказался. Тогда борцы с «экстремизмом» пообещали создать проблемы семье Пчелинцева.

На сегодняшний день, Максим, Анна и Даша продолжают пребывать в различных социальных учреждениях Дзержинска. Городская администрация официально опровергла факт насильственного отобрания детей у Пчелинцева и Бузановой. Журналистам огласили собственноручные «расписки» Сергея о его согласии на помещение детей в приют на различные периоды времени. В дзержинских СМИ развернута ответная кампания, подвергнувшая семью полной обструкции: мол, папа - алкоголик и тунеядец, дети ходили грязные и голодные и т.п. Чиновники официально сообщили, что предоставленная в январе этого года комната для семьи - это только временное жилье (о постоянном речь не идет вообще). Территориальный департамент соцзащиты заявил, что Пчелинцевы не получают никаких пособий - и правильно! - ведь теперь все дети помещены в приюты. То есть, находятся на полном гособеспечении.
Городские власти заявили, что семья Пчелинцевых попала на учет в инспекцию УВД как пребывающая в социально опасных условиях, еще в 2008 году.

Действительно, выясняется, что семью Пчелинцевых местные «органы» преследуют с конца 2008 года. Сергей считает - прежде всего по политическим мотивам. С 2006 года он организовывал летние спортивные палаточные лагеря в Нижегородской области для левых активистов. С января 2008-го, Пчелинцева стали регулярно вызывать для «бесед» в органы ФСБ и милицейские ведомства. Гражданская активность Пчелинцева правоохранителям порядком надоела. Сергея не раз склоняли стать осведомителем, отчего он категорически отказался.

Сергей Пчелинцев - старший сын в многодетной семье. Его младшие брат и сестра вместе с матерью проживают в том же Дзержинске в «однушке». Мама отобранных детишек - Лидия Бузанова, до создания семьи проживала с отцом-инвалидом в аварийном жилом помещении; кроме того, ее отец (недавно скончавшийся) накопил по квартире огромный долг.
В конце 2008 года, в поисках очередного временного пристанища, Сергей и Лида вместе с двумя малышами вынуждены были остановиться у отца Лиды, в той самой аварийной квартире.

Рассказывает Сергей Пчелинцев: «Приехали милиция и опека и забрали обоих детей, мотивировав это тем, что «пока у вас не будет своего жилья, мы детей забираем». С большим трудом нам удалось забрать тогда старшего сына, а Аню они под угрозой лишения прав до сих пор там держат. Конечно, мы её посещаем, но тем не менее у ребенка идет отвыкание от родных. «Пока не будет своего жилья». Где мы его им возьмем? И почему одному ребенку можно было с нами находиться, а другому нет?». Тогда, в феврале 2009 года, Пчелинцев и Бузанова вынуждены были оставить Анну под «добровольную расписку». Все попытки родителей забрать дочь из госучреждений оканчивались угрозами чиновников о незамедлительном начале процедуры лишения родительских прав. И таких добровольно-принудительных расписок родители за целый год чиновничьего шантажа, написали не одну.

Следует отметить, что Сергей и Лида юридически неграмотны. Сергей - простой рабочий-отделочник. У семьи нет денег на высокооплачиваемых юристов, готовых отыграть родителям судебный процесс. Тем более, когда противником малоимущей семьи «без связей» является администрация небольшого города, олицетворяющая в нем, по ее мнению, и закон и право.
Характерно, что за этот год фактического удержания Анны Пчелинцевой в больнице и приюте, компетентные инстанции совсем не стремились вернуть ситуацию в нормальное русло. То есть, ребенка в собственную семью с нормализовавшимися условиями жизни. Чиновники не приняли никаких мер к подбору вакансий постоянного места работы для Пчелинцева. Чиновники не приняли никаких мер по содействию в устройстве старшего ребенка в детский сад. Семья так и не получила никаких пособий - все «уперлось» в необходимость предоставления справки о составе семьи. Но, во-первых, все члены семьи оказались зарегистрированы на разной жилплощади. А во-вторых, старший Максим и его мама зарегистрированы в уже упомянутой аварийной квартире, обеременной огромным долгом по квартплате. По негласному правилу городских ЖЭКов, до оплаты долгов справки ими не выдаются.

Сергей пытался решить вопрос с предоставлением семье жилья. И, действительно, по ходатайству депутата городской Думы г. Дзержинска Лескова С.А. администрация выделила Пчелинцевым комнату. Договор социального найма был оформлен на Бузанову 11 января 2010 года. 21 января Сергей прописал в комнате двух дочек и себя.
Государство выделило многодетной семье комнату в следующем состоянии: с отсутствием труб отопления, с выбитыми оконными стеклами, вышибленной дверью, вздутым линолеумом, ободранными обоями. В самой коммунальной квартире водопровод и канализация, по словам Сергея, в плачевном состоянии.
Все, что успели сделать в только полученном жилье Сергей и Лида - отмыть и кое-как «подлатать» означенное помещение, которое на день его предоставления семье с трудом подпадало под понятие «жилого».

«Ненасильственная» передача трехлетнего сына Максима и грудной дочки Даши родителями государству, о которой поспешила заявить городская администрация, выглядела так. 12 февраля семь человек, преимущественно в форме сотрудников милиции, без предъявления каких-либо документов, вошли в комнату Пчелинцевых.
Представители власти увидели ухоженных и сытых детей. Но, семь неожиданных посетителей стали придирчиво осматривать комнату и общую кухню, упрекая Пчелинцева и Бузанову в бедности; один из инспекторов допросил трехлетнего Максима:
- А что ты сегодня кушал?
- Конфеты и пельмени.
Под конвоем личностей «в форме», не обращая внимания на крики, мольбы и слезы мамы детишек, Сергея Пчелинцева с сыном и дочерью вывезли в детскую городскую больницу № 8 г. Дзержинска. Там милиционеры передали Максима и Дашу врачам. Мать, Лидию Бузанову, отправили в опорный милицейский пункт «для дачи объяснений». Впоследствии Сергей выяснил, что среди этих конвоиров действительно не было ни сотрудников отдела опеки, ни представителей органов соцзащиты населения. Данный факт не только не оправдывает индифферентную позицию этих ведомств, а говорит скорее о том, что с их молчаливого согласия у родителей попросту похитили малолетних детей.
Отобрание детей осуществили сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних местного отдела милиции. Они же, изъяли у Пчелинцева и Бузановой подлинники всех свидетельств о рождении детей.
В понедельник, 15 февраля, Сергей и Лида попытались увидеться с Максимом и Дашей, но руководство больницы категорически отказалось пропустить родителей к детям. От родителей врачи потребовали разрешение органов опеки и попечительства на свидания с детьми.

Именно туда Пчелинцев и отправился 16 февраля. Рассказывает сам Сергей: «Я направился в органы опеки к Цибиной Ольге Лазаревне. Когда я потребовал пояснить ситуацию по поводу свидания с детьми в больнице, Цибина ответила что это не в компетенции органов опеки. Далее она стала говорить про сложную ситуацию, сложившуюся в нашей семье, про трудности в финансовом плане и с работой. И в конце концов предложила мне написать заявление на помещение младшей дочери в приют. Естественно, подобное заявление писать я отказался, и сказал, что у нас подобная ситуация со средней дочкой, Пчелинцевой Анной. Тем не менее Цибина поставила мне условие: или я пишу сам заявление на передачу ребенка в «Дом малютки», или они незамедлительно начинают процедуру лишения родительских прав. Перед таким «выбором» я, конечно, был вынужден написать заявление на временное помещение Дарьи в дом малютки. После этого Цибина забрала у меня медицинские полюса на Пчелинцеву Дарью и Пчелинцева Максима».

Рассказывает Виктор Буренков, москвич, левый активист, друг и частый гость семьи Пчелинцевых: «Несмотря на то, что Сергею много приходится отсутствовать по работе и общественным делам, ему и Лиде удаётся создать минимальные необходимые условия для воспитания детей. Несмотря на простые бытовые условия, трёхлетний Максим много играет и смеётся, активно общается с гостями, проявляет признаки развитого ребёнка. А когда подбегает к Сергею, говорит: «Папа, я люблю тебя!».


Семья Пчелинцевых: сын Максим 18 февраля Сергея и Лидию вновь «посетили». На этот раз делегация представляла собой 12 человек, ни один из которых не представился. Они долго попрекали родителей за начатую информационную кампанию по защите собственных детей. Затем, принялись составлять некий «акт обследования помещения». Ни прочитать, ни подписать его Пчелинцеву не дали. Родителей заставляли написать последнюю «добровольную» расписку - на помещение старшего ребенка, сына Максима, в приют. И вновь «детозащитники» выдвинули старый ультиматум: немедленная подача ими иска о лишении родительских прав, либо - подпись родителей «о временном отказе от ребенка». Некто, назвавшись председателем данной комиссии, пояснил Сергею следующее: они помещают детей в соцучреждения временно и дают Пчелинцеву и Бузановой срок - месяц - для решения материальных и житейских проблем. На возражения Сергея о том, что он начал ремонт комнаты и на время его проведения жена и дети могут остановиться у матери Пчелинцева, и на факт наличия самого необходимого питания и детской одежды - чиновник никак не отреагировал.

19 февраля Сергей и Лида направили в Генеральную Прокуратуру РФ заявление об инициации возбуждения уголовного дела в отношении инспекции по делам несовершеннолетних и органов опеки г. Дзержинска за злоупотребление служебными полномочиями. После начала информационной кампании поддержки семьи, к Пчелинцеву обратилось несколько семей из Нижегородской области, оказавшихся в похожей ситуации. Например, Камаева Светлана. У нее с жильем порядок. Она выполнила все требования органов опеки. И ремонт, и работа, и еда - все сделала, а ребенка не отдают. Для тех, кто заинтересован, ее телефон: 8 950 6026211.

Безусловно, никаких надежд на гуманизм ювенальной российской юстиции возлагать нельзя. Это в семье Пчелинцевых поняли достаточно поздно. Теперь, направив исковое заявление о лишении родительских прав в суд, органы опеки, правоохранители, прокуратура и чиновники всех мастей Дзержинска станут в первую очередь потрясать «добровольными» расписками Сергея и Лидии о помещении детей в государственные учреждения. Доказать факт шантажа суду весьма сомнительно. Ведь во всеуслышание не шантажируют.

В России на детские дома ежегодно выделяют 5 миллиардов бюджетных рублей. Чтобы финансирование не уменьшалось, надо и число воспитанников поддерживать на уровне. По словам члена Общественной палаты РФ Бориса Альтшулера, детей у родителей сейчас забирают по любому поводу, чуть ли не по разнарядке.

«Мне не надо славы и денег»- говорит Пчелинцев,- «Справлюсь. Нам надо, чтобы государство помогало людям, а не отбирало детей. Чтобы нам их вернули. Мы с женой специально собираем все чеки с того, что покупаем на присылаемые средства, чтобы не говорили, что мы кладем себе в карман. И в конце мы опубликуем фото с ремонтом комнаты, детские вещи, и чеки. Обманывать нам нет смысла, тут главное дети. И мы хотим, чтобы подобные инциденты были вообще исключены из жизни любого человека. Считаю, что все события, которые в последнее время разворачивались вокруг меня и моей семьи, имеют политическую подоплеку. В связи с моей активной гражданской позицией, выражающейся в защите интересов простого народа».

Поэтому мы, «Центр Гражданская позиция» при «Комитете за гражданские права», требуем от органов государственной исполнительной власти Нижегородской области:

- прекратить преследование семьи Пчелинцевых, незамедлительно вернуть Сергею Пчелинцеву и Лидии Бузановой троих детей без всяких ультиматумов и в присутствии представителей аппарата Уполномоченного по правам ребенка в РФ;

- незамедлительно реализовать конституционное право данной многодетной семьи на получение всех социальных выплат от государства без бюрократических проволочек в виде требований «справок о составе семьи»;

- передать выделенную семье Пчелинцевых комнату в постоянное, а не временное пользование, и обязать жилищно-эксплуатационное управление города привести окна, двери, отопительную и водопроводную системы в выделенном жилом помещении, в надлежащий порядок.


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования