Секций дисциплины и порядка больше нет?

11-01-2010
Секций дисциплины и порядка больше нет? За несколько часов до наступления нового 2010 года на официальном сайте Министерства Юстиции РФ появилось лаконичное сообщение о ликвидации секций дисциплины и порядка (СДП) в исправительных учреждениях системы ФСИН России.

«Минюстом России признан утратившим силу приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 08.06.2005 № 79 «Об утверждении Положения о порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительном учреждении Федеральной службы исполнения наказаний» и утвержден новый приказ Минюста России, определяющий порядок формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях.
Новым приказом с 1 января 2010 г. в исправительных учреждениях упраздняются секции дисциплины и порядка, которые формировались из числа осужденных. Одной из задач названной секции являлось содействие администрации учреждения в соблюдении лицами, отбывающими наказание, правил внутреннего распорядка.
Приказом установлено правило, запрещающее членам самодеятельных организаций осуществлять командно-распорядительные и контрольные функции в отношении других осужденных.
Изменения направлены на недопущение передачи администрацией исправительного учреждения своих полномочий по надзору и контролю за осужденными лицам, отбывающим наказание, и предотвращение конфликтных ситуаций между осужденными.»

Это сообщение если оставило равнодушным (в предпраздничном настрое) широкую общественность, то явно не оставило равнодушными российских заключенных, освобожденных, а также правозащитников, работающих непосредственно с жалобами осужденных на факты правового беспредела в ИУ.
Мнения некоторых правозащитных деятелей приводятся ниже. Предлагаем и Вам прокомментировать ситуацию, воспользовавшись функцией сайта «комментарий».



ФСИН России - продолжительный прыжок в пустоту

Итак, свершилось. Не один год правозащитники и общественники "бомбили" всяческие инстанции и СМИ призывами к ликвидации СДП, СДиП - секций дисциплины и порядка в исправительных учреждениях.

Набор секций самодеятельности в исправительных учреждениях с незапамятных времен весьма стандартен. Это: секция досуга, пожарная секция, спортивная секция, случается еще художественная. Если наименование данных секций как-то обозначает характер "самодеятельности", то самодеятельность в области "порядка и дисциплины" - в подобное понятие любой начальник мог вложить один понятный ему, то бишь произвольный, смысл.

Мне думается, что именно с перестроечным парадом в зоны зашагала новая воспитательная политика под названием "щемить по режиму". Производство в колониях, во всяком случае в очень и очень многих колониях, "накрылось" совместно с производством по всей стране. В колониях образовались праздные коллективы, и при том весьма специфические - отняв процентов 10 людей невиновных и "случайных", все же мы получим коллективы бездельничающих годами преступников.

Тогда, по-видимому, в недрах системы ГУИН (ФСИН) РФ, основная масса чиновников которой не отличается особой фантазией, равно как и работоспособностью, родилась идея перевоспитания осужденных на основе режимных требований. Да такого перевоспитания, чтобы лишний глоток воздуха не доставался осужденному без санкции контролера.
Появились марши на плацу под песни и барабанный бой; бесчисленные обыски, ставящих главной своей целью, не поиск "запретов", а разбрасывания и растаптывания вещей осужденных (пусть собирают - будет чем время занять), многочасовые "выдержки" стоя на проверках, хотя проверка-перекличка от силы занимает 30 минут.
Но это все работа с массовкой. А ведь надо было еще воспитывать индивидуально. Тех, для кого орание песен, по вполне понятной, человеческой логике, унизительно. Тех, кто закурил в одном шаге от выделенного места для курения. Да и тех, кто несколько недоволен лагерной жизнью - жалобы пишет, все критикует кого-то.
Понятно, что для индивидуальной работы сотрудников не хватило бы. Зато очень на руку оказалась лазейка в виде СДиП.

Костяк заключенных в числе СДиП, по иному называемые "активистами", "красными", «красноповязочниками» получил от лагерных администраций весьма широкие полномочия и привилегии. Прямую дорогу к первому УДО с рекомендацией руководства суду о целесообразности досрочного освобождения. "Теплые" должности в виде дневальных и "начальников" каптерок. Неафишируемое согласие сотрудников на обдирание "активистами" других осужденных: отобрание приглянувшихся вещей, продуктов, сигарет и т.п. Взамен, соучастники сдпэшного беспредела должны были: помогать сотрудникам колонии избивать прибывшие этапы, дабы заставить новеньких формально вступить в СДиП. Ведь с тех же незапамятных времен стать "активистом" считалось в криминальном мире "западло". Действительно, и в мире некриминальном получить путевку от власти на издевательство над человеческими существами - в общем-то, западло. Также члены СДП должны были: писать доносы на других осужденных о реальных и вымышленных нарушениях режима содержания. Избивать тех осужденных, кто посмеет пожаловаться. Рассказывать членам проверяющих комиссий всех мастей и рангов, о том, как хорошо жить и исправляться в проверяемом учреждении.

Представляете, каких замечательных представителей рода человеческого получали наши вольные сограждане в виде освобожденных из таких вот, "перекрашенных", зон? Если одни преступившие закон в системе наказания и исправления, получали неограниченную власть беспредельщиков, а другие, в свою очередь, низводились до психологического состояния амебы путем ежедневных моральных и физических унижений, теряя способность осмыслять критически окружающий мир?

Ну, допустим, было и прошло. Пенитенциарная система России признала свою ошибку. Но, считаю, точку на этом не поставишь, разве что самое многозначительное многоточие.

Как говорится в нашем отечестве, "свято место пусто не бывает". Образовавшееся на месте СДиП и политики "перекрашивания" зон, "усилений режима" (без СДП эту политику проводить сложно - сотрудников не хватит) пустое место, ФСИН России заполнить-то и нечем. Какой-либо здравый и многоаспектный проект по исправлению и перевоспитанию заключенных, в этой системе отсутствует в принципе. Если столь нелюбимый либеральной правозащитой, да и большинством заключенных, - "Совок" - пытался внедрить систему трудотерапии (как перефразируют иные зеки - "зона держалась на мужике"), то нынешний демоГУИН относительно подъема производственных мощностей в ИК даже не заикается. О планировании наладки производственных линий и обеспечения их государственными заказами, с четкой системой подготовки и переподготовки востребованных квалифицированных рабочих кадров, с четкой и осовремененной оплатой труда работников-заключенных, чиновники-воспитатели пенитенциарной системы РФ давно позабыли.

Впрочем, все это лишь следствие государственной политики. Либеральная Россия начала свой путь в пропасть с глумления над "работяжничеством" и со славословия торговцев-челноков. Современный молодой человек, вне маргинальных или криминальных молодежных группировок, мыслит начало своей карьеры с офисного планктона какого-нибудь Газпрома, с перспективой дослужиться до начальника отдела международных отношений. Те, кто в силу каких-то причин данный путь проделать не способны, уготованы к роли обслуги планктона и планктонова начальства. Ну, а сидеть за рулем иномарки с блондинкой на соседнем сиденье хотят все - и молодой карьерист на воле, и молодой зек - а молодежи и мужчин средних лет в исправительных учреждениях большинство. Так что обучить заключенных востребованным профессиям водителей, механиков, электриков и сварщиков с соответствующей производственной практикой - это еще только полдела.

В общем, перевоспитывать фсиновские чиновники не хотят, не умеют и не могут. Зато, новый руководитель ФСИН России Реймер предложил, по западному образцу, вместо лагерей с бараками и раздельными жилыми и промышленными участками, понастроить в России крытые тюрьмы по западному образцу. Понятно, что на эти цели будет запрошена солидная часть средств нашего скудного бюджета. С учетом любви нашего человека к укомплектованию государственными стройматериалами собственных дач и коттеджей, тюрьмы западного образца окажутся обычными каменными мешками на манер екатерининских зданий СИЗО, коими наполнена российская провинция. Также не учел г-н Реймер, что в Англии или в Германии зимой температура воздуха в основном около нуля, тогда как в России где-нибудь на широте Тюмени зимой минус 40. Камерная система, в сочетании с неизбежными холодом и сыростью (по указанным причинам особенностей построек и климата), всенепременно станет очагом инфекционных заболеваний, в том числе и без того распространенного среди российских заключенных туберкулеза легких. Так что новые пенитенциарные затеи - не просто план по увеличению смертности среди осужденных, но и угроза здоровью нации через освобожденных, родственников осужденных да и самих сотрудников таких тюрем.

Лариса Романова,
сотрудник "Комитета за гражданские права"


Концептуальный подход или - ты не ловок, дай-ка я

Все изложенное Ларисой Романовой, которую я очень уважаю, несмотря, даже, на её левацкие взгляды, все, что она написала - очень точно, емко, хлестко.
Но есть некоторые моменты, о которых не могу не сказать.
Например, не могу согласиться с тем, что разнообразнейшие секции, существовавшие ещё при «совке» стали функционировать в качественно ином виде. Осмелюсь предположить - идеологи и политтехнологи советского режима, являясь людьми очень даже неглупыми, многие вещи продумывали «щательней». В частности, ученые советского, тюремного ведомства (НИИ ГУИТУ СССР) достаточно хорошо знали психологию «гомо совьетикус». И им нетрудно было просчитать как именно будут относится закоренелые, и не очень, преступники к неформальным образованиям, пользующимся негласной поддержкой администрации. Так, что идея создания самодеятельных организаций как идея пятой колонны от администрации - СДиП и другие секции - изначально была рассчитана в целях дополнительного инструмента управления «спецконтингентом». А в некоторых случаях - и как инструмент подавления. Свидетельством тому могут быть, скажем, рассказы ветеранов ГУЛАГа о том как зверствовали красноповязочники в ПКТ, ЕПКТ, и прочих, всевозможных белых лебедях, помогая администрации ломать воровские традиции.
И никакого значения не имело - действительно человек виновен в том, за что осужден или же упрятан в тюрьму по беспределу. Не только потому, что и у невинно осужденного может быть гнильца в душе. Но и потому, что, как правило, администрациями колоний, не только не обращалось внимание на то кому они доверяют носить красную повязку, нажимать на кнопку, открывающую калитку локального участка, писать рапорты, на основании которых людей лишали ларьков, свиданий, водворяли в ШИЗО или ПКТ. В некоторых случаях наоборот - в ряды «гвардейцев кардинала» брали лиц осужденных за совершение тяжелейших преступлений. Усматривая, очевидно, в последних близких по духу субъектов.
И поэтому все те прелести», которые мы наблюдаем сейчас, от марширования по плацу под барабанную дробь, до варварских обысков с растаптыванием личных вещей, все это было и во время оно. В меньших масштабах и не столь откровенно нежели сейчас, но было.
Что касается внедрения «совком» системы трудотерапии, то спешу разочаровать Ларису Валерьевну - и в те времена, даже на рабочих зонах (коими, при «совке», являлись почти все колонии) существовали и нулевые, нерабочие, бригады и бригады (а то и целые цеха) где зеки работали, что называется «за пайку». Все это видел и испытал на собственной шкуре. И это тоже, полагаю, было частью государственной политики, пусть и негласной - тюрьма не должна быть для зека домом родным.
Насколько известно, утвержден новый приказ Минюста России, в соответствие с которым, с 1 января 2010 г. в исправительных учреждениях упраздняются секции дисциплины и порядка, формировавшиеся из числа осужденных. Данным приказом установлено правило, запрещающее членам самодеятельных организаций осуществлять командно-распорядительные и контрольные функции в отношении других осужденных.
Хорошая, вроде бы, идея. Но возникает несколько вопросов.
1. Подразумевает ли упразднение секций дисциплины и порядка, которые формировались из числа осужденных, аннулирование и всех остальных секций (секции досуга, секции противопожарные, секции санитарные и т. д.)? Ведь известно, что своими полномочиями администрации учреждений наделяли не только пресловутые СДиП, но и другие секции.
2. Почему в вышеуказанном приказе нет четких механизмов, гарантирующих, что ничего подобного и никогда больше не повторится?
3. Почему в приказе не зафиксированы меры по устранению тех негативных явлений, каковые сложились за многие годы существования подобных секций? Ведь совершенно очевидно - те многие тысячи (если не десятки тысяч) осужденных, привыкших «сладко спать и вкусно есть» именно благодаря СДиП не смогут одномоментно перестроить свое сознание. Не смогут жить по установленным, официальным законам, на основании одного лишь приказа. Не говоря уже о том, что вышеназванный приказ, судя по всему, будет распространятся лишь на официальных любимчиков администрации. Но ведь известно всем - среди таковых фаворитов значатся не только «красноповязочники», но и всевозможные дневальные, завхозы, заведующие столовыми, банями и прочие «придурочные» (так в колониях называют должности завхозов, дневальных и прочих синекурах) номенклатурщики.
4. Есть вопрос и о вещах, не имеющих прямого отношения к данному приказу. В течении многих десятилетий, во многих колониях, рядовые заключенные, как советские, так и российские, были вынуждены терпеть хамство, оскорбления, избиения, вымогательства со стороны «гвардейцев кардинала» - лагерных активистов-сексотов. Насколько известно, бывали случаи и явного участия членов секций в прямых убийствах заключенных. И происходили подобные мерзости с молчаливого согласия (а то и откровенного поощрения) тюремного начальства. Наконец «лед тронулся» - многочисленные жалобы самих заключенных, их родственников и друзей, правозащитников в различные надзирающие инстанции возымели определенное действие. Но, если этот приказ признан неправильным (хотя бы и частично, как можно предположить) то означает ли это, что будет дана принципиальная оценка ситуации, в которой государство сознательно, на протяжении многих лет, развращало своих сограждан безнаказанностью и вседозволенностью? Понесут ли ответственность (хотя бы моральную, не говоря уже о дисциплинарной) те ученые вышеуказанного ведомства, которые этот приказ готовили или те, кто, придя на смену своим коллегам, не предпринимал никаких попыток для того, чтобы подвергнуть данный документ более тщательной экспертизе?
При этом, как выясняется, полный текст приказа и его номер на сайте Минюста отсутствует. Очень это похоже на очередную кампанию - отрапортовать перед вышестоящим начальством о какой-то инициативе, приуроченной к тому или иному празднику или юбилейной дате. Получится или нет - не столь важно. Главное процесс, а не результат.
Что же касается очередной новации нашего тюремного истеблишмента, то проблема здесь не только в туберкулезе. Не открою какой-то тайны, если скажу, что испокон веку на Руси складывалась несколько иная культура, иной уклад жизни. В том числе тюремные. И даже, ежели та концепция, отрывочные сведения о которой долетают, иногда, до правозащитников, претерпит изменения в лучшую сторону, можно ли быть уверенным в том, что люди будут иметь возможность общаться друг с другом? Ведь по концепции Министерства юстиции РФ предполагается, в частности, что заключенные будут отбывать свой срок в камерах тюрем по 2-3 человека в каждой. И общение будет невозможно в принципе. Не знаю будет ли, повсеместно введенная, камерная система серьёзным препятствием для распространения тюремных традиций, но уверен в одном. В том, что, в любом случае, с водой выплеснут и ребенка. Ограничивая людей в их более чем естественном, человеческом желании общаться друг с другом, со стопроцентной уверенностью можно добиться лишь одного - повышения уровня озлобленности, агрессии среди заключенных, со всеми вытекающими отсюда последствиями…
Ну и совсем уж промолчу о тех бюджетных затратах, которые предполагается получить под эту идею. По имеющейся информации, это будут уже не десятки, но сотни миллиардов рублей. Наших с вами сотен миллиардов. Надо ли говорить, что никто и не думал спросить нас с вами - а согласны ли вы, граждане, на очередное затягивание поясов, ради того, чтобы на свободу стали выходить изуверившиеся и озлобившиеся люди?
Борис Пантелеев,
Руководитель Санкт-Петербургского отделения
«Комитета за гражданские права»


Мутная сегодня зона...

Стало известно, что с 1 января с.г. пресловутые секции дисциплины и порядка почили в бозе. Я выражаю искреннее соболезнование активным участникам и заинтересованным лицам, сочувствую руководству учреждений, но ... не верю. Ну не верю в это, и - все! То есть, в то, что формально их может быть и запретят - верю. А в то, что в одночасье изменится стиль и содержание работы с заключёнными...не верю. Даже фантазии не хватает чтобы представить как теперь будут жить зоны, ведь теперь персоналу - не имеющему ни своего авторитета, ни силы активистов - всё придется делать своими руками. Теми самыми, которые боялись запачкать. Вероятно сотрудникам, уважаемым даже в зоне, работы прибавится. Но это временные издержки, жизнь показывает что всё рано или поздно возвращается на круги своя. Мы вообще много веков ходим по кругу, но это интересно разве что любителям истории.
Вообщем, как бы то ни было - секций дисциплины и порядка больше нет. Может быть это связано с жесткой критикой этих секций, может быть с отказом от воспитания и перевоспитания осужденных (что можно только приветствовать), может, новая метла по новому метет. А может в головах правительства что-либо замкнуло и они стали думать иначе. Подробностей не знаю, как водится, в нашей стране секретно всё. Полного текста нигде нет, поэтому комментировать можно только сам факт появления приказа, определяющего порядок формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительных учреждениях.
Я не могу рассматривать ни одно действие системы без системного анализа. По моему мнению, что ГУЛАГ, что ФСИН, - государство в государстве. Несмотря на то, что перечень государственных секретов исчерпывающий, минюст на это явно положил, и затеял какую-то игру, иначе бы текст приказа был приведен полностью, как и положено в правовом демократическом государстве. Странно вообще, что пропустили такой приказ... какие-то самодеятельные организации с неизвестными функциями, целями и задачами, когда есть в стране закон об общественных организациях, которым и надо руководствоваться, а не изобретать велосипед. Общественные организации тоже - самодеятельные, порядок формирования и деятельность которых подробно прописаны в законе и достаточно хорошо апробированы. Там прописан и порядок контроля, который вполне может осуществляться в т.ч. в учреждениях ФСИН. Если не играть в войну со своим народом, снять ненужную секретность и закрытость этих учреждений, убрать звезды с погон, да и сами погоны с сотрудников, разделив функции собственно охраны зоны, психологов и психотерапевтов для работы в ней с заключенными. И перестать делать из людей нарушивших закон и приговоренных судом к временной изоляции, неисправимых преступников. Если в чем система исполнения наказаний и преуспела, то именно в этом.
В стране возникла целая субкультура с традициями, языком, фольклором, одеждой, манерой поведения, связями которой овладел громадный пласт населения, прошедших через зону. И игнорировать это уже невозможно, также как и делать вид, что такой проблемы не существует. Вообщем, чудище обло, озорно, огромно и лаять. Думаю, что сами сотрудники системы не в состоянии справиться со своими проблемами. Поломать систему они не могут, законодательно что-либо изменить сложно без общественной поддержки, да за ней никто к обществу и не обращался. Система исполнения наказаний поставлена в интересное положение, когда государство с одной стороны сбрасывает в нее ненужных ему людей, формально требуя, чтобы с другой стороны ему вернули вполне адекватных. Не получается. И не получится, потому что человека формирует среда, а о каком окружении можно говорить в изоляции? Разрушить изоляцию ума не хватает, сторожить легче, привычнее для России, и спокойнее.
Изначально назначением ФСИН было всего-навсего создание условий для исполнения решений судов. Теперь они самодостаточны и полностью распоряжаются жизнью и смертью заключенных. Суды, - вынужденные выдавать примитивные решения, не выносить частных определений (что не приветствуется), и почти всегда требовать изоляции, как панацеи, - на жизнь и смерть заключенных уже не влияют. Нет человека, нет проблемы - это давно приняли за основу, но проблем меньше не стало. Мало того, что народ у нас творческий и изобретательный, так он еще за время страха так научился читать между строк и угадывать желания вышестояших, что любое стандартное судебное решение мог довести до совершенства. И наполнить его новым содержанием.

Ни в одном приговоре я не встречал чтобы суд требовал от осужденного ходить в примитивной черной одежде, забыть свое имя и отчество, называть сотрудников “гражданин начальник”, ограничить связи с семьей и родственниками, не иметь возможности выписывать прессу и ежедневно мыться в душе, пользоваться квалифицированной медпомощью, сидеть в переполненных камерах, стоять в любую погоду на многочасовых перекличках и побыть в одиночестве хоть некоторое время. Покажите мне приговор, где написано, что заключенный не имеет права разговаривать по телефону, иметь свой телефон, свой приемник, свои часы, даже свой компьютер, что к нему ежедневно, еженедельно, ежемесячно, не могут приезжать знакомые и родственники, озабоченные его состоянием. Да и просто соскучившиеся. А в каком приговоре написано, что заключенный должен стоять в “стакане”, полдня ожидая конвоя, лежать на голом холодном полу в карцере, не имея возможности присеть целый день, потому что кровать на день пристегивается к стене, избиваться на пересылках, подвергаться унижениям в тюремных вагонах и закрытых, никем не контролируемых тюрьмах, “прессоваться” в “пресс-хатах”? Нет таких приговоров, между тем на всей территории этого государства все это существует, как бы ни пытались высокопоставленные и не очень чиновники это отрицать. Мне кажется давно пора поставить вопрос так: или всего этого произвола не будет на территории государства, или не нужно больше этого государства, бессильного создать человеческие условия жизни для всего населения федерации, и пытающееся запугать и взять под контроль, вводя, к примеру, совершенно неконституционое понятие как “непогашенная судимость”, удваивающая срок, которая, фактически, позволяет в любое время вернуть человека в места заключения на любой срок.
Волна критики заставила правительство отреагировать, время покажет что изменилось. Об этих секциях много говорилось, но больше о последствиях их деятельности, нежели о причинах появления. На мой взгляд причины, это - первое, последствия - второе. Хотя они значительны по масштабам, учитывая количество пострадавших от рук добровольных помощников “воспитателей”. Но все же я хочу узнать - чего хотели, создавая секции и наделяя определенными полномочиями группу заключённых? И почему вдруг решили отказаться от “помощи” заключенных...и что теперь будет с “помощниками”... Неужели их будут спасать в “красных” зонах, где берегут преступников из правоохранительных органов, еще одного неконституционного изобретения российского правительства? Без этого знания не понять что сейчас в головах руководителей системы, а в их руках сейчас вектор направления реформы системы. Не лишним было бы узнать и о группе разработчиков таких проектов, которые, вероятно, и сейчас не сидят без дела. И, наконец, думаю что проблемы системы исполнения наказаний не следует рассматривать отдельно от проблем государства, они взаимосвязаны. Заметно, что как только в государстве туго с деньгами, сразу в стране начинаются реформы, в т.ч. и тюремной системы, которая становится слишком затратной. И тогда следует амнистия. Отсутствие денег на содержание заключенных - единственный значимый фактор для амнистии.
Что бы мы не предполагали, в действительности все может оказаться еще хуже. Просто потому, что люди годами находятся в экстремальной ситуации, а эту ситуацию работники ФСИН ещё усугубляют, требуя по нисходящей друг от друга добиться обязательного “исправления”. Даже царская каторга не исправляла и не перевоспитывала, а просто отмеряла срок. Здесь этого мало, здесь человека ломают. Кто и когда начал “исправлять” не так уж важно, важнее знать - кто прекратит это безумство. В этой связи приказ об изменении формирования секций можно только приветствовать, особенно если он является частью плана изменения системы, которая сама загнала себя в угол, оборвав связи заключенного с волей и поместив его в искусственно созданное пространство, в котором так и не смогла обеспечить последнему более-менее сносное существование. Вместо того, чтобы поддерживать связи заключенного и семьи в течение всего срока, и тем самым снять вопрос деградации и социализации, какому-то идиоту пришло в голову эти связи ограничить. Идиота давно нет, а проблемы свиданий, переписки, посылок, личных вещей, медицинской помощи остались, и больше вредят делу, чем помогают “перевоспитывать” и “становиться на путь исправления”. Вместо постоянных контактов с семьей или представителями благотворительных и других общественных организаций, заключенного действительно заключают в некое искуственное пространство, где он перестает быть личностью и становится игрушкой в руках случайного “воспитателя”, который предлагает суррогат в виде самодеятельных секций, действующих по кем-то не придуманному алгоритму. Могу предположить что секции создавались с благой целью, по типу школьных - между зоной и школой, к сожалению, много общего, даже “воспитательная” терминология - или же были чьей-то научной разработкой. Тематика научных работ сотрудников институтов ФСИН достаточно занимательна, и как мне кажется показывает тренд, который по моему не совпадает с направлением общественной мысли. То есть, мысль сама по себе, научные работы сами по себе. И нигде не пересекаются. Интересно бы услышать оценку эффективности научных наработок вузов ФСИН от нового начальника. Тогда быть может тематика научных работ “по совершенствованию огневой подготовки сотрудников учреждений” сменится попытками научно объяснить смысл и существо работы с заключенными в зоне. И выработать рекомендации на основе изучения совершенно конкретных судеб и личностей.
Может в приказе подведены итоги работы секций и указаны причины вызвавшие запрет на то, что еще недавно усиленно внедрялось как новация, как знать? Недостаточно отменить приказ предыдущего начальника, надо ещё сказать почему это делается. Одно мне ясно - не из-за смены руководства. О внутренних конфликтах наверху говорить не стоит, там случайных людей не бывает. И преемственность на должном уровне, но тогда тем более странно, что не так давно руководство ФСИН публично доказывало эффективность воспитательной работы в зоне, которая в т.ч. измерялась и количеством заключенных вступивших в секции. А потом вдруг отказалась и от термина “воспитательная” и от функций “воспитателей”. Теперь, очевидно, оценки эффективности изменятся и хотелось бы знать уже сейчас - каким образом. Пора научиться признавать ошибки и делать выводы. В этой стране об ошибках можно косвенно судить только после смены руководства. Раз сменили, значит ошибся. Только человек, который ошибся, почему-то вместо отставки идет руководить. В полном соответствии с постулатом: не можешь делать сам, иди учить других. Странно - если были правы правозащитники, то явно были не правы оппоненты, которые публично опровергали их доводы. Выходит, обманывали общество, скрывая истинное положение дел. Или не являлись профессионалами, не понимали сути своей работы и в результате ломали людей. Вообще в системе исполнения наказаний много странного. Сотрудники ведут себя так, будто находятся на оккупированной территории, не удивлюсь, если узнаю что оперативный отдел занимается даже агентурной работой, внедряя подсадных уток в камеры и отряды. Агенты, подслушивание, перлюстрация, изъятие почты, оперативные разработки, возможно и устранение людей, которое нельзя исключить, даже приблизительно зная статистику смертей в зонах и историю ГУЛАГа, которая продолжается, разве что несколько иначе. Слишком много странных смертей в зонах, причины которых, по мнению правозащитников, не выяснены. Мутная сегодня зона. И в этой мути находятся те, кто всего-навсего нарушил какой-то закон государства. Причем, выяснениями причин нарушения закона государственные структуры как правило не занимаются. “Из хулиганских побуждений”, в силу “неприязненных отношений”, “желая завладеть имуществом” - вот едва не полный перечень “причин” всех преступлений. В последнее время еще и маниакальность, на которую можно всё списать. А откуда в одной из лидирующих (ну ладно, хотя бы по территории и ископаемым) стран, вдруг появились десятки и сотни маньяков, никто не говорит. Статистика правонарушений начинает уже пугать, естественно её корректируют, в т.ч. не возбуждая дела или не принимая заявления о преступлении. Вот так и врём друг другу, а потом удивляемся, что одна страна неожиданно развалилась, не замечая, что и вторая разваливается.
Создается впечатление, что людям, отбывающим срок, объявили войну. Причем в учреждениях, подконтрольных государству. Причем, какие-то ничтожные личности. Причем, без всякого ведома этого самого государства, пользуясь его бесконтрольностью. Причем, речь идет об уничтожении нации, учитывая количество прошедших через заключение. Все меньше остается адекватных, не впитавших с детства уже с экранов тюремную субкультуру.
Создается впечатление, что все это от полного бессилия государства. Понятно, что в государстве есть люди, которых проще изолировать, чем помочь им найти свое место в жизни. Изолировать при полностью подконтрольной судебной системе достаточно просто, сложнее понять, что делать потом. А этого понимания нет. Нет научно обоснованных норм заключения, которые сейчас взяты “от потолка”, никто не занимается анализом психического состояния заключенных, только-только заговорили о создании систем реабилитации вышедших на свободу (вероятно, кивок в сторону Европы, потому что в условиях кризиса деньги на этот проект в государстве нашлись, правда, боюсь они незаметно разойдутся без следа и ощутимых последствий для заключенных). Такое впечатление, что средневековая страна знакомится с некоторыми достижениями цивилизованного мира. Все законодательные изменения проходят с большим трудом, хотя при “проправительственном” парламенте это более чем просто. На мой взгляд, все изменения в государстве никак не связаны с улучшением жизни людей, а в первую очередь связаны или с политической конъюнктурой, или с экономическим положением. Вот с этих позиций и надо рассматривать все изменения. И этот приказ тоже.
Думаю что пора аккумулировать предложения по реформе системы, не зацикливаясь на одной ее стороне, и предложить правительству и парламенту для “первого чтения”. Что касается системы исполнения наказаний, то говорить серьезно о состоянии учреждений можно только после общественной экспертизы всех пенитенциарных учреждений. То есть речь идет о полном общественном контроле и определенном патронаже. Поддерживать на грядущих выборах имеет смысл только того политика, который поддержит эти предложения. Другие не нужны.

Геннадий Чернявский, публицист,
Международное общество прав человека,
Санкт-Петербург



[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования