Заявление по делу Igors Stadniks

20-10-2009
«Центром Гражданская позиция» осуществляется защита прав и законных интересов гражданина Латвии Игорса Стадникса (Игорь Владимирович Стадник), ставшего жертвой незаконного лишения свободы, применения пыток, использования рабского труда, несправедливого суда и иных нарушений прав человека со стороны недобросовестных должностных лиц правоохранительной системы России.

Обстоятельства дела

Игорс Стадникс под фамилией «Иванов Игорь Иванович» был осужден 30 мая 2002 года по ст.105 ч.1 УК РФ и приговорен к 12 годам лишения свободы. В 2008 году приговор был отменен в связи со вновь открывшимися обстоятельствами, а именно: российской прокуратурой было установлено, что под фамилией «Иванов И.И.» отбывает наказание гражданин Латвии Игорс Стадникс, хотя запрос из Генеральной Прокуратуры Латвии в Генеральную Прокуратуру РФ по поводу Стадникса был направлен в начале 2003 года, а сам Стадникс заявлял об этом еще начиная с 2005 года. Именно в связи с этим обстоятельством дело и было направлено на новое рассмотрение.

Игорь Стадник (Игорс Стадникс) - гражданин Латвийской Республики, с 1996 года проживавший в России под паспортными данными «Иванов Игорь Иванович» в связи с тем обстоятельством, что он не желал, чтобы некоторые латвийские «приятели» обнаружили его.

Вместе с другим гражданином Латвии - Степановым С.А., Стадникс участвовал в совместном бизнесе вместе с бывшим милицейским начальником Куприяном и бывшим сотрудником 9-го управления КГБ Горякиным и другими российскими предпринимателями. В связи с попыткой Куприянова захватить весь бизнес Степанов в конце 2000-го - начале 2001-го разорвал с ним все деловые контакты. Стадник в бизнесе Степанова самостоятельного участия не принимал и был лишь всего лишь помощником Степанова по различным поручениям.

10 марта 2001 года Горякин был расстрелян возле своего подъезда (согласно заключением СМЭ и материалам дела он был застрелен тремя выстрелами в спину). Как пояснил в частной беседе свидетель Полукаров и как видно из имеющегося в материалах дела спецсообщения оперативников криминальной милиции убийство было совершено одним либо двумя киллерами, скрывшимися после этого на белом «мерседесе».

Известно, что у Горякина имелся свой бизнес, связанный с частной охранной деятельностью и обеспечением информационной безопасности коммерческих предприятий, который он осуществлял через свою фирму «Агентство федеральной безопасности». В этой сфере у него имелось множество конкурентов и врагов. Однако по подозрению в совершении убийства Горякина оказался почему-то задержанным именно Стадник.

Незаконное лишение свободы

Из показаний Игорса Стадникс, данных им 29 июля 2009 года в ходе судебного разбирательства, вырисовывается следующая картина: 27 марта 2001 года он в 10 часов утра вместе со своей гражданской женой Екатериной Горякиной выходил из подъезда дома №12 по ул. Мневники города Москвы и в это время на него набросилось около 7 или 9 человек в штатском, сбили с ног, начали бить. Избиение продолжалось в течение 2-5 минут, после чего неизвестные лица потащили Стадникс к автомобилю «Жигули», который имел гражданские номерные знаки, и засунули его в автомобиль, заковав в наручники, хотя шокированный произошедшим Стадникс не оказывал, да и не мог оказывать какого-либо сопротивления.

В процессе нападения ни один из нападавших не представился, не предъявил Стаднику служебного удостоверения, что позволило бы тому уяснить суть происходящего. Ему также не было объяснено в связи с чем данными лицами были произведены указанные действия. Поэтому Стадникс пришел к выводу, что на него напали бандиты

После того, как Стадникс затолкали в машину один из нападавших приставил к его виску револьвер, что вполне обоснованно могло быть расценено как угроза убийством. Затем автомашина в которой находился Стадникс привезла его вместе с нападавшими к дому «сталинского» типа в центре Москвы, возможно, недалеко от Красной площади, его вытащили из машину и завели в одну из квартир, где он находился в наручниках, без объяснения причин 3-4 часа, в течение которых подвергался немотивированному избиению со стороны пяти неизвестных. Затем, закончив избиение, Стадникс погрузили в автомашину другой марки и вывезли в пос. Нахабино Красногорского района Московской области, где он был сдан в Дежурную часть местного отделения милиции. Как следует из протокола задержания (т.1 л.д. 99 уголовного дела №39354) «Иванов И.И.» (он же Стадникс) был якобы задержан в 18 часов 30 минут 27 марта 2001 года.

В соответствии с Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом; законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 ст.5 незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда»

Однако Игорс Стадникс был лишен этого права, формальное задержание произошло уже после того как он был уже фактически захвачен неизвестными и в течение 8 часов подвергался избиениям. Более того, формальным основанием к задержанию стало то, что якобы «очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо указали на него как на лицо, совершившее преступление» (п.2 ст.122 действовавшего на тот момент УПК РСФСР)

Однако! в материалах дела не имеется сведений о том, чтобы потерпевшие Горякин М.Ю. и Горякина И.Б., либо какие-либо иные лица прямо указали на Стадник И.В. (на тот момент «Иванова И.И.») как на лицо, совершившее преступление. В деле не имеется фоторобота преступника, который бы с высокой долей вероятности был бы похож на Стадника, что давало бы органу дознания формальный повод и основание к его задержанию. Поскольку указанные обстоятельства в уголовном деле №39354 отсутствуют, то ссылка следователя Сыпко И.Ю. на п.2 ст.122 УПК РСФСР по сути своей немотивированна, необоснованна и незаконна.

То есть получается, что Стадникс был сначала похищен, а потом незаконно взят под стражу!

Применение пыток

После того как Игорс Стадникс был взят по формальным основаниям под стражу, но отказывался признавать свою вину в инкриминируемом ему деянии, лицами, осуществляющими предварительное расследование по делу об убийстве Горякина, было принято решение подвергнуть его пытками с целью склонить к даче нужных следствию «признательных» показаний. С этой целью 10 апреля 2001 года он был вывезен в ИВС ОВД города Лобни Московской области. Со слов своего адвоката Тертышника А.Ю., задержанных, находившихся в камерах №№1, 2, 3 ИВС Красногорского ОВД, Стадникс было известно о том, что ИВС Лобненского ОВД является местом, где из задержанных с помощью пыток выбиваются «признательные показания».

Как далее пояснил Игорс Стадникс в Лобненском ИВС в период с 10 по 12 апреля 2001 года он подвергался пыткам со стороны двух-трех неизвестных лиц в штатском одновременно, в среднем его пытали 3-4 часа в день. Его били по различным частям тела, надевали полиэтиленовый мешок на голову с целью перекрыть доступ кислорода, постоянно угрожали расправой с его гражданской женой Герасименко. Пытки прекратились после того как Стадникс под именем «Иванов И.И.» вынужден был, опасаясь за свою жизнь и здоровье, дать т.н. «признательные показания» в убийстве Горякина Ю.М., написав «явку с повинной», после того как пытавшие его лица объяснили ему, что иного выхода у него попросту нет.

Именно на основе указанных «пыточных показаний» и самооговора Игорса Стадникса, фактически лишенный права на справедливое судебное разбирательство беспристрастным судьей, и был постановлен обвинительный приговор в мае 2002 года, поскольку в деле нет никаких иных доказательств, которые бы указывали, что у Стадникса было в руках оружие (пистолет так и не был найден), что Стадникс стрелял, что именно в результате действий Стадникса Горякин и был убит. У стороны обвинения есть только два косвенных свидетеля - свидетель Копылов видел за полчаса до убийства человека якобы похожего на Стадникса (что опровергается показаниями свидетеля Полукарова), а свидетель Дмитрий Сумченко, который по настоящее время не допрошен, в 2002-м году давал показания, что якобы опознал в убегающем с места преступления человеке Стадникса, хотя его приятели Владимир Касьянчик и ныне покойный Александр Пиндаков бывшие с ним в тот момент рядом никого не запомнили и особых примет назвать не смогли! Кроме того в протоколе опознания Сумченко личности Стадника 27.03.2001 г. в качестве понятых указаны Алиев Ази Фейзулиевич и Курочкин Сергей Вячеславович. Однако никакого Алиева в природе не существует, а Курочкин пояснили, что 27 марта 2001 года в 19.00 часов они не были в помещении Нахабинского ГОМ.

Получается, что только благодаря «выбитой» под пытками «явки с повинной» и основанной на ней последующих показаниях обвиняемого, последний и был осужден

Тот факт, что в качестве доказательств вины Стадникса суд использовал исключительно только показания самого Стадникса, является грубейшим нарушением «презумпции невиновности», противоречащим как нормам самой Конституции России (статья 49), так и нормам международного права - статья 11 Всемирной Декларации прав человека, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

При этом в деле имеется масса нарушений самого процессуального порядка проведения предварительного расследования, в частности уголовное дело №39354 было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ следователем прокуратуры Шипиевым В.В., однако все дальнейшие следственные действия проводились следователем Сыпко И.Ю. Обращаем Ваше внимание на то, что ранее действовавший УПК РСФСР устанавливал ответственность следователя за производство предварительного следствия. Поэтому, согласно ст.129 УПК РСФСР, прежде чем приступить к проведению следственных действий, следователь обязан был принять уголовное дело к своему производству. С этого момента он получал всю полноту процессуальных прав и на него возлагаются обязанности по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела. Однако в уголовном деле №39354 отсутствует постановление следователя Сыпко И.Ю. о принятии дела к своему производству (имеется только ксерокопия смутного происхождения в т.5 дела). Хотя согласно ст.129 УПК РСФСР даже если следователь является руководителем следственной группы, то, принимая дело к своему производству, он все равно обязан вынести отдельное постановление от своего имени. Далее, следственными органами Красногорской городской прокуратуры не была документально установлена подлинная личность подозреваемого/обвиняемого «Иванова И.И.», хотя в деле имелись фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что под фамилией «Иванов И.И.» скрывается гражданин Латвии Стадник И.В., что и стало в итоге известно следствию, а именно:
- в показаниях свидетелей Куприянова В.В. (т.1 л.д.91-93) и Зуйко А.В.(т.1 л.д.96-98) говорится о том, что «Иванов И.И.» скорее всего не настоящая фамилия Игоря
- обвиняемым следствию было сообщено о том, что он зарегистрирован в Латвии, но был предъявлен паспорт СССР, признанный в Латвии недействующим документом, вследствие чего пересечение с ним российско-латвийской границы было невозможно
- следствием не была запрошена форма №1 на «Иванова И.И.»
- следствием не был сделан запрос в военкомат с целью получения информации о прохождении «Ивановым И.И.» службы в рядах Вооруженных сил, рода войск и части. Учитывая, что «Иванов И.И.» обвинялся в совершении преступления с применением огнестрельного оружия, то следователь, в соответствии со ст.20 УПК РСФСР просто-наспросто обязан был это сделать
- в связи с тем, что обвиняемый «Иванов И.И.» был подвергнут обязательному дактилоскопированию и в отношении него была сделана фототаблица следователь был обязан осуществить соответствующий запрос в ГИАЦ МВД с целью проверки возможности причастности «Иванова И.И.», обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, на предмет причастности к другим преступлениям, в том числе связанным с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, однако этого опять же не было сделано в нарушение ст.20 УПК РСФСР
- в протоколах следственных действий с участием «Иванова И.И.» отсутствуют паспортные данные, при том, что паспорт «Иванова И.И.» был изъят и находился в материалах дела, что косвенно подтверждает версию о том, что органам предварительного были известны настоящие Ф.И.О. обвиняемого
В процессе расследования уголовного дела 23 марта 2001 года следователем Красногорской городской прокуратуры Сыпко И.Ю. Горякина Инна Борисовна (жена убитого Юрия Горякина) была признана потерпевшей на том основании, что «Горякиной И.Б. преступлением, совершенным Ивановым И.И., был причинен моральный вред, выразившийся в том, что Иванов И.И. совершил убийство мужа Горякиной И.Б. - Горякина Ю.М.».
Между тем, на тот момент в материалах дела не имелось никаких сведений и оснований говорить о том, что «Иванов И.И.» причастен к убийству Горякина. Получается, что следователь Сыпко И.Ю. самолично признал и назначит Стадника («Иванова») виновным в совершении убийства Юрия Горякина.
Согласно ч.1 ст.49 Конституции РФ Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Согласно ч.2, ч.3 п. «а» ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании предъявляемого ему обвинения. Согласно п. «а» ч.3 ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения. Однако в нарушение норм Конституции РФ, Международного пакта и Конвенции, действующих на территории России в силу ч.4 ст.15 Конституции РФ, 23 марта 2001 г. указанным постановлением Стадник И.В. (под фамилией Иванов И.И.) фактически был признан виновным в совершении преступления, тогда как обвинение в совершении которого, на основании ст.46 УПК РСФСР, ему было предъявлено только 5 апреля 2001 года. Именно с 05.04.2001 г. «Иванов И.И.» мог формально считаться обвиняемым.
Также хотелось бы отметить, что в процессе предъявления Стаднику обвинения были грубо нарушены требования п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, что исключает саму возможность постановки законного и обоснованного приговора по уголовному делу, в рамках которого обвиняется Студник, а именно: следователем не было в полном объеме раскрыто и указано существо обвинения, точный способ и орудие совершения преступления, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела, а также перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты и обстоятельства, смягчающие наказание. В обвинительном заключении не были приведены доказательства защиты и позиция обвиняемого по предъявленному им обвинению.

Использование принудительного труда

После своего осуждения, Игорс Стадник для отбывания наказания был направлен в ФБУ ИК-7 УФСИН России по Республике Мордовия, где привлекался к труду на коммерческом производстве в качестве оператора лесопильной рамы, грузчика, слесаря-наладчика каждый день с 7.30 до 21.30 шесть дней в неделю на протяжении около 6 лет.
За указанный тяжелый физический труд Игорь Стадник («Иванов») получал заработную плату в размере 1, 2, 5 рублей в месяц, что никак не может соответствовать минимальном размеру оплаты труда, установленному законом. Тогда как в ст.37 Конституции РФ говорится о том, что принудительный труд запрещен и каждый имеет право на оплату труда не ниже МРОТ.
В то же время за каждый распиленный куб древесины администрация ИК-7 получала с коммерсантов не менее 300 рублей!
За отказ трудиться по таким расценкам Игорь Стадник и другие осужденные подвергались избиениям, издевательствам, психологическому прессингу и помещению в ШИЗО. Любые жалобы на использование принудительного труда перехватываются администрацией. Дубравинская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Республики Мордовия сообщает, что оплата не ниже МРОТ производится осужденным только при выполнении месячной нормы выработки на 100% и планового фонда (ответ прокуратуры от 22.09.2009 №62ж-2009/1090). Естественно, что выработать «месячную норму» у осужденных почему-то не получается!
Очевидно, что администрация ФБУ ИК-7 использует принудительный труд для обогащения причастных должностных лиц администрации, что никак не соответствует целям и задачам уголовного наказания и исправления осужденных

Несправедливый суд

Конституция Российской Федерации в ч.3 ст. 123 устанавливает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, между тем в ходе судебного производства по делу, председательствующая - федеральная судья Красногорского городского суда М.В. Алябушева систематически и немотивированно отклоняет все ходатайства стороны защиты, как направленные на исключение доказательств, полученных с нарушением УПК РФ и являющихся, по смыслу федерального закона, недопустимыми, так и ходатайств, направленных на установление фактических обстоятельств дела и проверку всех версий произошедшего.
Прокуратура занимает обвинительный уклон, хотя согласно п.п. 2, 3, 3.5 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 20 ноября 2007 г. N 185 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства" государственный обвинитель должен тщательно и детально изучить материалы уголовного дела; объективно оценив в совокупности все собранные доказательства, он должен способствовать установлению фактических обстоятельств дела с целью вынесения судом законного, обоснованного и справедливого решения. При этом, на основании объективной оценки имеющейся информации в ее совокупности государственный обвинитель может принять решение об отказе от обвинения. То есть, если бы государственный обвинитель, помощник Красногорского городского прокурора Белов внимательно изучил дело, то он вынужден был бы признать имеющиеся нарушения и просто-напросто отказаться от обвинения!

С учетом изложенного, МЫ обращаемся ко всем неравнодушным гражданским силам с призывом направить открытое обращение к Генеральному прокурору Юрию Чайке с требованием взять разбирательство этого дела под свой личный контроль!

Защитник Игорса Стадникса, руководитель Центра,
член правления «Комитета за гражданские права»


Рэм Латыпов


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Интернет магазин модной женской обуви alfavit-online.ru/47-zhenskaya-obuv .
    Нужна справка для академ отпуска? https://sos-03.ru/akademicheskij_otpusk.html Обращайтесь

    Лучшие махровые полотенца для гостиниц и отелей на сайте TextileHouse.ru
    Муж на час цена тут.
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования