Мониторинг СМИ о противоправных действиях правоохранительных органов по состоянию на апрель 2007 г.

18-04-2007
Информация: 15.04.2007. Источник: http://www.akm1917.org
15 апреля в Санкт-Петербурге на Пионерской площади перед ТЮЗом начался "Марш несогласных". На площади собралось, по разным данным, от полутора до трех трех тысяч человек. Среди участников акции - АКМ, представители движений "Смена", РНДС, нацболы, петербургского "Яблока", РКРП, ОГФ, ДСПА, движения "Васильевский остров", движения дольщиков.
Тем временем, обвинения в мелком хулиганстве предъявлены первым задержанным. В частности, лидера движения "Пора" Андрея Сидельникова обвинили в том, что в начале 10-го у дома на улице Полтавской он нецензурно выражался. Сам Сидельников заявил "Эху Москвы", что в это время он уже сидел в отделении милиции.
К площади стянуто огромное количество сотрудников правоохранительных органов. Только около океанариума на улице Марата стоит 14 автобусов Внутренних войск. В каждом автобусе находится не меньше 20 солдат. В небе кружит милицейский вертолет. Перекрыто движение по Загородному проспекту от Звенигородской улицы. Здесь выстроились автомобили с ОМОНОМ. Эвакуаторы убирают автомобили с улицы Марата и Суворовского проспекта. По данным на 11 часов утра, на четной стороне улицы Марата находилось 10 грузовиков с ОМОНОм.
Накануне в Москве правоохранительные органы жестко разогнали "Марш несогласных", попытку проведения которого предприняли представители оппозиции. Были задержаны несколько сотен человек.
Власти Санкт-Петербурга разрешили провести акцию, однако настояли на проведении митинга вместо шествия. Когда митинг закончился, людей, которые пытались уйти с площади, начал избивать и задерживать ОМОН. Около 200 человек щитами оттеснили к Витебскому вокзалу. ОМОН применил к собравшимся силу, несмотря на то, что они не пытались совершать противоправные действия, а просто шли к метро.
Другую группу оттеснили к Загородному проспекту. ОМОН также отвек группу журналистов, которых также начал бить, разбивая камеры и другую технику. На последнюю оставшуюся многочисленную группу людей с криками, стуча по щитам, двинулось прибывшее подкрепление. В результате действий правоохранительных органов многие участники акции получили трамвы. В частности, престарелому пенсионеру сломали ногу.
Никаких официальных призывов пройти маршем от организаторов акции не поступало, тем не менее, людям не дали свободно покинуть площадь. У Витебского вокзала были задержаны экс-депутат петербургского ЗакСа, один из организаторов марша Сергей Гуляев, лидер нацболов Эдуард Лимонов, лидер АКМ Сергей Удальцов, арестован и избит активист "Смены" Николай Ляскин, заместитель главного редактора АПН, председатель Лиги Консервативной Журналистики Павел Святенков, лидер питерского "Яблока" Максим Резник. Сергей Удальцов был увезен в неизвестном направлении, его местонахожедние долго оставалось неизвестным. Впоследствии выяснилось, что Сергея задержал УБОП.
К 15 часам Столкновения с ОМОНом возле Витебского вокзала завершились. Движение по Загородному проспекту восстановлено. Сотрудники правоохранительных органов расположились в автобусы и вместе с задержанными покинули место, где проходил "Марш несогласных". По предварительным данным около сотни человек были задержаны, многие пострадали. В том числе, и простые прохожие, которых наряду с участниками избивал ОМОН.

Информация: 14.04.2007. Источник: www.akm1917.org
"Марш несогласных" 14 апреля: Москва на осадном положении
14 апреля центр Москвы, где должен был состояться "Марш несогласных", был переведен на осадное положение. Как известно, мэрия Москвы незаконно отказала организаторам Марша в шествии от Пушкинской площади. Поэтому стянутые в центр города из разных регионов 9 тысяч сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск практически оккупировали Пушкинскую площадь и Чистопрудный бульвар (начальная и конечная точки Марша). Пушкинская площадь была оцеплена ОМОНом. Вдоль Тверской улицы и в прилегающих переулках стояли десятки машин с солдатами внутренних войск. Были закрыты выходы из метро к Пушкинской площади. ОМОНовцы стояли шеренгой на Тверской улице с обеих сторон, въезд на Большую Бронную улицу был перекрыт грузовиками, неподалеку установлен водомет.
Ближе к 12.00 в районе Пушкинской площади стали появляться участники акции, которые сумели пробраться через многочисленные кордоны ОМОНа. Надо заметить, что большое количество активистов АКМ, НБП, ОГФ, "Обороны" и других организаций не смогли дойти до места сбора, так как их вылавливали в метро сотрудники милиции в штатском. Когда на подходах к Пушкинской площади собралось несколько сотен активистов оппозиции, началось импровизированное шествие в направлении Чистых прудов. На месте старта "Марша несогласных" были задержаны лидер АКМ Сергей Удальцов, лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, многие активисты различных организаций, журналисты Валерий Панюшкин, Сергей Пархоменко, Айдар Бурибаев. Однако шествие все равно продолжалось. Участники Марша двинулись по Страстному, а затем Рождественскому бульварам в сторону Тургеневской площади. Перекрыв автомобильное движение, участники шествия из АКМ и НБП под красными знаменами скандировали "Революция!", "Свободу политзаключенным!", "Россия без Путина!" В середине Рождественского бульвара дорогу им преградил ОМОН и солдаты. Десятки человек были задержаны.
Около 13.00 на Тургеневской площади начался санкционированный митинг, в котором участвовали около тысячи человек, уцелевших после бандитского нападения ОМОНа. Выступая на митинге, представитель АКМ Александр Шалимов заявил, что ОМОН втоптал в грязь конституцию и призвал к революции. Также на митинге выступил активист НБП Сергей Аксенов, депутат Госдумы Владимир Рыжков, другие лидеры оппозиции. В ходе митинга было задержано еще несколько представителей АКМ и НБП. По окончании акции около 100 активистов отправились к ОВД "Пресненское", где находились многие задержанные, чтобы потребовать их освобождения. У входа в ОВД состоялся несанкционированный митинг, который был также разогнан ОМОНом. По предварительной информации всего 14 апреля было задержано около 300 представителей оппозиционных организаций. Власть продолжает использовать тактику тупого силового давления. Но мы не остановимся.

Информация: 14.04.2007. Источник: Новый Регион - Москва
Марш Несогласных" в Москве превратился в "Марш ОМОНа"
Прошедший сегодня в Москве "Марш несогласных" скорее напоминал марш ОМОНа, проводившего зачистку среди мирного населения столицы и представителей СМИ. По оценкам наблюдателей, если бы власти не устроили такую масштабную силовую акцию, мероприятие "Другой России" могло стать весьма обычным событием, на которое, может быть, обратили бы внимание некоторые СМИ. Между тем ситуация развивалась таким образом, что при непосредственном участии силовиков представители политической оппозиции в лице "Другой России" превратились чуть ли не в героев-защитников свободы и демократии.
Как передает корреспондент РИА "Новый Регион", побывавший на месте событий, с самого утра в субботу Пушкинская площадь и прилегающие улицы были окружены сотрудниками силовых ведомств. Территория вокруг Новопушкинского сквера была полностью блокирована. Кроме активистов "Молодой гвардии", которых можно было отличить по специальным "лейблам" на одежде, и журналистов, никого никуда не пускали. От этого пострадали даже жители близлежащих домов, которым был запрещен проход в свои квартиры. ОМОНовцы всем давали жесткий отпор. О заявленной накануне вежливости, которыми по приказу начальства должны были вооружиться сотрудники правоохранительных органов, похоже, забыли.
Также была блокирована Пушкинская площадь: от памятника Пушкина до одноименного кинотеатра расположилось милицейское оцепление. Мимо то и дело проезжали водометные машины, перекрывая улицу. К счастью, эта спецтехника, которая обычно используется да разгона массовых акций, не была использована по назначению.
Зачем ОМОН перекрыл Тверскую улицу осталось непонятным. "Другой России" запретили маршировать в этом направлении, аргументируя это именно тем, что их акция будет мешать движению транспорта. Между тем ОМОН стоял настолько плотной живой цепью, в результате чего в центре Москвы было полностью парализовано движение.
Помощь Союза журналистов России, вручавшего накануне прессе специальные жилеты, в которых представители СМИ работают обычно в горячих точках, оказалась кстати. Правда, спецодежда помогала мало. Сотрудники ОМОНа все равно препятствовали работе СМИ. Ни удостоверения, ни жилеты Союза журналистов, не могли убедить "космонавтов" в милицейской форме в том, что журналисты так же, как и милиция, исполняет свои должностные обязанности.
Представителей прессы также безжалостно отталкивали, как и "несогласных". Со стороны ОМОНа в адрес журналистов то и дело звучали оскорбления, причем, порой, очень даже нецензурные. При этом корреспонденту РИА "Новый Регион" неоднократно ударили по лицу его же фотоаппаратом. На все просьбы вести себя повежливее ОМОНовцы не реагировали. На попытки напомнить милиционерам Конституцию РФ и Уголовный кодекс, ОМОН отвечал исключительно матом и дубинками.
То, что сегодня творили сотрудники силовых ведомств в Москве, можно расценить как полный беспредел. Журналисты и обычные прохожие, оказавшиеся в центре событий, единодушно считали, что если бы власти не вывели на улицы такое количество милиции, беспорядков было бы гораздо меньше, или вообще бы не было таковых. Даже несмотря на провокацию, которую устроили активисты прокремлевского движения "Россия Молодая", на Пушкинской площади было спокойно. Румоловцы забрались на крышу издательства "Известия" уже тогда, когда большая часть несогласных, которых не успел задержать ОМОН, направилась на Тургеневскую площадь. Другими словами, увидеть листовки и фаеры могли в основном только журналисты и ОМОНовцы.
При этом активисты "Другой России" по сути не устраивали никаких беспорядков. Они просто пытались пройти на Пушкинскую площадь. Весь спектакль с задержаниями, суетой и паникой устроили сами ОМОНовцы, которые грубо "выдергивали" из толпы чем-то непонравившихся им людей и сажали в спецавтобусы. По разным данным, в числе задержанных оказались два журналиста.
В то же время, акция, которую устроили в Новопушкинском сквере активисты прокремлевского движения "Молодая гвардия", осталась практически обделена вниманием прессы. О чем они там говорили, зачем проводили на Воробьевых горах свой 15-тысячный "Марш согласных" мало кого интересовало. При этом на вопросы журналистов о цели их согласного марша, молодые единороссы говорили как-то скомкано и неопределенно: "Ну. мы согласны. Мы согласны со всем хорошим, что есть в России". Абсолютно точно было понятно, что их акция была четко направлена против оппозиции. Если бы акция "Молодой гвардии" не была в спешном порядке придумана, чтобы занять место, где планировалось мероприятие "Другой России", наверняка подобного столпотворения в центре Москвы вообще бы не произошло.
Так или иначе, когда при задержании Гарри Каспарова, тротуар на Тверской улице был наглухо забит людьми, а проезжая часть - ОМОНовскими автобусами. Как рассказал корреспонденту РИА "Новый Регион" лидер молодежного "Яблока" Илья Яшин, который также был препровожден в "кутузку" после выкрикивания лозунгов "Долой Путина!", задержанных около часа возили по различным ОВД, поскольку в 50% из них просто не было свободных мест (!). Хотя утром из неофициальных источников сообщалось, что из московских "обезьянников" выпустили всех БОМЖей и проституток, чтобы освободить место для "несогласных". Как отметил Яшин, у Краснопресненского отделения, куда отвезли Каспарова, была довольно крупная драка "несогласных" с ОМОНом.
Досталось также лидеру так называемой запрещенной партии нацболов Эдуарду Лимонову. Как сообщил корреспонденту РИА "Новый Регион" пресс-секретарь "Румола" Александр Калугин, активист движения бросил горсть монет в лицо Лимонову. Вместе с тем лидер запрещенной организации также оказался в числе задержанных лидеров "Другой России".
Санкционированный митинг "Другой России", который прошел на Тургеневской площади, тоже без эксцессов не обошелся. Несмотря на запрет властей об использовании символики ликвидированной НБП, флаги и нарукавники нацболов были везде.
Вместе с тем на митинге стало известно, что из всех лидеров "Другой России" странным образом силовики не задержали только Михаила Касьянова. Он спокойно выступал с трибуны, общался с прессой и с удовольствием давал интервью иностранным СМИ на английском языке.
"Русские люди устали от революций и не хотят решать свои проблемы через улицы, и последние годы это демонстрируют" - заявил Касьянов российским журналистам.
"Конечно, политическая активность, которую мы исповедуем, прежде всего, как самый правильный способ борьбы за наши права, борьбы за то, чтобы можно было выиграть на выборах и сформировать свой политический курс. Но нас практически выталкивают на улицы, буквально провоцируют революцию", - говорил Касьянов.
Мирный санкционированный митинг завершился массовой потасовкой, в которой поучаствовали и представители силовых структур. После акции активисты "Другой России" сначала пытались прорвать оцепление. Затем несколько десятков "несогласных" сгруппировались и начали выкрикивать национал-большевистские лозунги, их окружила толпа из нескольких десятков журналистов, которых в свою очередь окружили ОМОНовцы. Все они активно толкались, матерились и дрались.
Затем ни с того ни с сего молодые другороссы начали бегать в сопровождении все тех же сотрудников "правоохранительных" органов и журналистов. Смысл пробежки остался непонятен. Но ОМОН на это действие отреагировал почти сразу. Живая стена из сотрудников милиции стала оттеснять участников митинга и журналистов к метро, где вновь образовалась давка и произошла потасовка.
В итоге в метро попали даже те, кто не собирался в "подземку". Если люди говорили, что они просто проходили мимо, что в метро им не надо, ОМОНовцы буквально свирепели и переходили на ругань.
Как и на Пушкинской площади, в районе Чистых прудов было такое количество милиции, что то и дело слышались слова: "Здесь милиция митинг проводит?".

Информация: 13.04.2007. Источник: НБП г. Оренбург
О чем умалчивают сводки МВД
11 апреля в результате провокации сотрудников криминальной милиции было задержано несколько оренбургских национал-большевиков. Около 12 часов ночи на национал-большевиков напали люди, похожие на оперативников МВД (по крайней мере, эти же люди присутствовали на митинге профсоюзов 10 апреля в качестве сотрудников милиции). Сразу же появилось несколько машин ППС и национал-большевиков доставили в Ленинский РОВД. Спецоперацией руководило одно высокопоставленное лицо из оренбургской милиции, предположительно - начальник криминальной милиции Ленинского РОВД Каратаев Н.Н. В Ленинском РОВД задержанных нацболов обвинили в нападении на этих самых оперативников в штатском - классическая "подстава" из репертуара уголовного розыска, жертвой которых национал-большевики становятся не в первый раз. В ходе задержания и в отделении милиции был сильно избит 18-летний нацбол Андрей Богданов, с сотрясением головного мозга его забрала из Ленинского РОВД скорая помощь. В ходе задержания и в самом отделении сотрудники милиции нарушили многочисленные нормы закона и права граждан РФ. В частности, сотрудники дежурной части Ленинского РОВД отказались принять заявления от национал-большевиков о признании их потерпевшими и отказались предоставить сведения о якобы пострадавших от рук нацболов прохожих, т.е. игравших эту роль оперативниках. После того как нацболы успели вызвать скорую помощь, у них были отобраны сотовые телефоны и на жалобы и наличие травм у остальных задержанных сотрудники дежурной части не реагировали. Без составления протоколов нацболов продержали до утра, когда еще двоих отпустили, а на троих задержанных - Равиля Баширова, Валентина Татарникова и Владимира Котельникова - были составлены протоколы по мелкому хулиганству и вынесено постановление об их заключении в спецприемник УВД (в народе известный как "Сулак"). В знак протеста нацбол Баширов в помещении дежурной части вскрыл себе вены. Несмотря на необходимость медицинского ухода и наличие у Баширова на воспитании трехлетнего сына, сотрудники милиции, ссылаясь на устное распоряжение начальника МОБ Ленинского РОВД Нырова, доставили троих задержанных в СП УВД. Совершив тем самым еще одно нарушение норм закона.
13 апреля арестованные нацболы были доставлены в суд, где мировой судья Мирончева О.В. была вынуждена из-за многочисленных ошибок и недостатков в подготовленных милицией материалах перенести разбирательство дела на 19 апреля. Сотрудники милиции не скрывали своей досады из-за того, что не удалось продлить содержание нацболов под арестом.
По всем вышеперечисленным и иным фактам нарушения закона и прав граждан сотрудниками милиции нами будут поданы соответствующие жалобы в прокуратуру и правозащитные структуры. А также в ответ на наше обращение депутат ЗС области Новиков В.Г. (КПРФ) инициирует депутатский запрос и рассмотрение данных фактов на очередном заседании областного парламента. Провокация 11 апреля является очередным звеном в цепи правонарушений, совершенных сотрудниками силовых структур против оренбургских национал-большевиков. Она напрямую связана с общероссийской операцией МВД "Заслон" по недопущению активистов оппозиционных партий и движений на Марш Несогласных 14 апреля в Москве.
Оренбургские национал-большевики выражают протест против усиления провокационного полицейского давления на всех несогласных с проводимой внутренней политикой режима Путина. Силовое решение проблемы оппозиции ни к чему хорошему не приведет, приведет исполнителей этой грязной работы, и их хозяев на скамью подсудимых.

Информация: 12.04.2007. Источник: Hro.org
Пресненский суд Москвы рассмотрит иск главы тюремного ведомства к правозащитнику
12 апреля в Пресненском районном суде столицы состоялись первые - предварительные - слушания дела по иску директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России Юрия Калинина в защиту своей деловой репутации. Иск подан на исполнительного директора Общероссийского движения "За права человека" Льва Пономарева и на ООО Regnum.
Поводом для иска стали следующие слова Льва Пономарева о так называемых "пресс-зонах", сказанные им в интервью информационному агентству Regnum 10 ноября 2006 года: "Суть этой системы в том, что каждому вновь прибывшему в такую колонию предлагают записаться в так называемую самодеятельную организацию под названием "секция дисциплины и порядка"... Осужденные, которые вступают в нее, вместе с красными повязками получают дополнительные льготы, и им передаются некоторые полномочия администрации, а главное - они получают право на насилие".
В подтверждение своих слов правозащитник намерен пригласить на судебные слушания свидетелей - бывших заключенных, подвергнувшихся в колониях насилию.
Между тем Юрий Калинин считает, что эти утверждения "фактически указывают на превышение им должностных полномочий", не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию. В судебном порядке он требует от Льва Пономарева "опровергнуть вышеуказанные сведения", а от агентства - опубликовать текст опровержения. Лично в процессе глава тюремного ведомства участия не принимает, его интересы представляет доверенное лицо.
Первоначально иск был подан в Тверской суд, но 6 февраля 2007 года дело направили по подведомственности в Пресненский суд, судье Литвиненко. Однако сегодня выяснилось, что в связи с переводом судьи Литвиненко в Мосгорсуд дело передали судье Александру Шипикову. Поскольку он еще не ознакомился с материалами, разбирательство дела по существу отложили.
Перед заседанием судья Шипиков потребовал от журналистов покинуть зал, несмотря на то, что процесс открытый. По его мнению, предварительные слушания не представляют интереса для СМИ, а потому их присутствие излишне. Требование судьи поддержал истец. Обратившись к прессе, представитель ФСИН сказал: "Вам все равно обо всем расскажет ответчик, он любит давать интервью". Протесты корреспондентов ни к чему не привели.
По окончании заседания Лев Пономарев сообщил, что рассмотрение иска по существу назначили на 23 апреля 2007 года, 10 ч 30 мин утра.

Информация: 11.04.2007. Источник: Hro.org
Фигуранты уже есть. Осталось распределить роли
11 апреля 1-й заместитель начальника ГУВД по Новосибирской области Виктор Кошелев встретился с новосибирскими журналистами. Темой брифинга стали события в Управлении внутренних дел Октябрьского района Новосибирска, где ряду сотрудников уголовного розыска инкриминируется превышение должностных полномочий.
"Вопрос очищения правоохранительных органов от людей, которые путают служебные задачи с решением личных вопросов, стоит давно и остро", - сказал в своем выступлении Виктор Кошелев, - "но не стоит преподносить последние события как сенсацию. Проверка деятельности ряда сотрудников Октябрьского РУВД началась еще месяц назад, причем, особенно подчеркну, по инициативе Управления собственной безопасности областного ГУВД. Работа была совместной с прокуратурой Новосибирска и Оперативно-розыскным бюро окружного Управления МВД. Как долго будут проводиться следственные действия, говорить пока преждевременно. Могу сказать, что в деле фигурируют сотрудники уголовного розыска, но кто и в каком качестве будет выступать, выяснится в ходе расследования".
Кроме того, 1-й заместитель начальника областного Управления внутренних дел заверил журналистов, что последние события не скажутся на текущей работе ни Октябрьского РУВД, ни Главка в целом.
Как сообщало ранее агентство, в Новосибирске задержали почти треть сотрудников отдела уголовного розыска Октябрьского РУВД. Среди них сотрудники уголовного розыска: начальник отдела, начальник отделения и оперуполномоченные. Их подозревают в вымогательстве и злоупотреблении должностными полномочиями.

Информация: 10.04.2007. Источник: Hro.org
Житель Йошкар-Олы получит от государства 20 тысяч рублей за то, что милиционеры избили его бейсбольной битой
Йошкар-Олинский городской суд обязал Министерство Финансов выплатить компенсацию Михаилу Туловчикову, пострадавшему от рук сотрудников милиции. Иск о компенсации материального ущерба и морального вреда был подан к Министерству финансов Республики Марий Эл и Министерству финансов Российской Федерации. Исковое заявление было удовлетворено частично, суд обязал выплатить истцу 20 тысяч рублей.
Напомним, в ночь с 17 на 18 мая 2004 года Евгений Абросимов, Михаил Туловчиков и Дмитрий Лихачев были задержаны в Заречном отделении милиции, где их жестоко избили, используя при этом бейсбольную биту. От полученных телесных повреждений Дмитрий Лихачев скончался в больнице.
Региональная общественная организация "Человек и Закон" совместно с Фондом "Общественный вердикт" и Нижегородским "Комитетом против пыток" провели общественное расследование по факту незаконных действий сотрудников милиции и добились того, чтобы Йошкар-Олинский городской суд вынес справедливый приговор.
В результате старший лейтенант Николай Журавлев и капитан Владимир Попов приговорены судом к одиннадцати с половиной и к двенадцати с половиной годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима, старший лейтенант Дмитрий Конев к трем годам лишения свободы условно.
Йошкар-Ола: наркоконтроль чинит насилие, прокуратура не защищает
Йошкар-Олинский городской суд удовлетворил жалобу на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения насилия сотрудниками наркоконтроля в отношении 19-летней девушки.
В марте 2007 года в правозащитную организацию "Человек и Закон" обратилась девушка, которая работала официанткой в одном из ресторанов города Йошкар-Ола. По ее словам, 28 октября 2006 года прямо на рабочем месте к ней подошли трое мужчин внушительного телосложения и попросили проехать с ними. Из объяснений девушки следует, что в здании Управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков сотрудники в грубой форме с оскорблениями пытались добиться от нее признания в преступлении, без указаний, в чем конкретно оно состояло.
- После обыска меня отвели в одну из камер подвального помещения, где я провела около 30 минут, - рассказывает девушка. - Затем разговор продолжился в более жесткой форме: сотрудник УФСКН начал угрожать и применять физическое насилие, заставляя подписать объяснение, написанное им самим, суть которого заключалась фактически в признании в совершении преступления.
В здании УФСКН по республике Марий Эл девушка провела около 13 часов. Измученная, она приехала домой и всю ночь мучалась от головокружений и тошноты. На следующий день в городском травмпункте ей назначили амбулаторное лечение.
По заявлению девушки, следователем прокуратуры города Йошкар-Ола была проведена проверка и 03 ноября 2006 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
Сотрудники организации "Человек и Закон", ознакомившись с материалами прокурорской проверки, пришли к выводу, что она носила формальный характер, без надлежащего сбора и оценки собранных материалов, а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства и является незаконным и необоснованным.
Йошкар-Олинский городской суд постановил устранить допущенные в ходе первоначальной проверки нарушения и вынести законное решение.
Правозащитники констатируют, что в очередной раз прокуратура Республики Марий Эл дает повод усомниться в добросовестном исполнении возложенных на нее обязанностей по соблюдению законности и защите прав, свобод и интересов граждан. Прокуратура как надзирающий орган обязана немедленно реагировать на обращения граждан о нарушении их прав и свобод. В данном случае по заявлению девушки была проведена неполная проверка. Кроме того, в течение целого месяца она не была уведомлена о результатах

Информация: 10.04.2007. Источник: Газета "Чеченское общество", № 07 (98)
«Обычное» дело
Наталья ЭСТЕМИРОВА
Сначала все шло как обычно. В зале Верховного суда Чеченской республики рассматривалось очередной дело по терроризму. Прокурор Ахмаев зачитал обвинительное заключение, в котором подсудимый Али Течиев обвинялся в участии в бандформированиях и нападении на Грозный 21 августа 2004 года .
Самые тяжелые события произошли в тот день на «Минутке». Боевики под видом представителей правоохранительных органов останавливали проезжавший автотранспорт и расстреливали ехавших в нем военнослужащих и сотрудников милиции. Было убито двадцать четыре человека, пятнадцать ранено. Роль Течиева и группы из пяти человек, в которую он входил, по мнению следствия, состояла в том, что они, вооруженные автоматическим стрелковым оружием, осуществляли боевое охранение, заблокировали улицу, останавливали проезжающий автотранспорт и проверяли документы у водителей и пассажиров, для выявления сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих.
Как обычно, адвокаты Залина Татхаджиева и Салман Арсанукаев заявили, что их подзащитный этого преступления не совершал, его заставили оговорить себя сотрудники ОРБ-2 побоями и пытками. Судье Вахиту Абубакарову предстояло оценить доводы обеих сторон и вынести приговор. Такие процессы в Верховном суде ЧР - обыденность. Приговор, как правило, бывает суров. А Течиев уже был ранее осужден за участие в НВФ на три года условно. Ничто не предвещало проблем.
Когда предоставили слово подсудимому, он рассказал о том, что произошло в его жизни за последние два года. В апреле 2004 года он был в Дагестане в родственников. Хотел найти хоть какую-то работу. Ему казалось, что в соседней республике жить проще и безопаснее. Не тут-то было. Дагестан давно попал в зону контртеррористического беспредела, «зачистки» и вооруженные захваты стали и там обыденностью. Все было как обычно: возле двора дяди резко затормозили машины, команда «всем лежать!», на голову Али натянули полиэтиленовый пакет, втащили в машину. Ехали около часа. Потом Али оказался в каком-то подвале. На следующий день перевезли в другое место, и он понял, что находится в Курчалойском районе. Трое суток его били, требуя, чтоб признался в участии в НВФ. Перевезли в другое село и били еще двое суток. Потом привезли в Шали, передали в изолятор временного содержания в РОВД. Там били еще больше двадцати суток. Требовали того же самого. Теряя сознание и приходя в себя снова, Али твер
до верил в одно: если он ни в чем не виноват, он ни в чем не должен признаваться. Но однажды в камере появился отец. Умара потряс вид сына. И он сказал: «Покорись, делать нечего».
В сентябре состоялся суд. Обвинение строилось на показаниях человека, которого забрали ранее и довели до «признания» и оговора. На суде тот отказался от показаний, на основе которых Али мог быть осужден за бандитизм. Осталась рядовая в Чечне статья: 208, часть 2 - «участие в незаконных вооруженных формированиях», которое выразилось в том, что он купил хлеб, майонез, кетчуп и воду, всего на 1000 рублей, и передал их боевикам, среди которых находился его родственник. Доказательств никаких, кроме выбитого признания, но в Чечне они и не нужны. Признание здесь вновь - царица доказательств. Такой суд - обыденность. Правда, приговор был все-таки мягким: три года условно. Прокурору Шалинского района он показался слишком мягким, он потребовал пересмотреть его в Верховном суде. 28 ноября Верховный суд решил оставить приговор без изменения.
А на следующий день 29-го ноября 2005 года в дом Течиевых в селе Белгатой ворвались вооруженные люди. На вопросы Умара Течиева, кто они и по какому праву действуют, они не отвечали, требуя его сына Али. Схватив молодого человека, они потащили его к машине. Умар и второй его сын Усман пытались защитить Али, но были жестоко избиты. Али втолкнули в одну из машин и мгновенно скрылись из виду. Проехав немного, остановились, заставили Али выйти. Вокруг были остатки разрушенных дач, неподалеку село Пригородное. Али поставили на колени, один из похитителей направил на автомат, передернул затвор, но в этот момент зазвонил чей-то мобильник. После короткого разговора, похитители выругались, вновь посадили Али в машину, привезли в город, завели в какое-то учреждение, потом в камеру. Стены ее были покрыты бурыми пятнами, похожими на кровь. Охранники сообщили, что он в ОРБ-2. Само название этого заведения способно сломить человека. Али понял: надо готовиться к самому худшему. И все-таки к
тому, что произошло, он не был готов.
Его начали бить сразу и били не переставая. Били пластиковой, наполненной песком бутылкой по голове, бил ногами по почкам, по всему телу. Уставая, они менялись. Али утратил представление о времени, о реальности, перестал ощущать боль. Он терял сознание, его обливали водой, приводили в чувство, потом все повторялось снова и снова. Отец Али, Умар и его брат Усман в тот же день обратились в прокуратуру Шалинского района с заявлением о похищении человека. Заявление зарегистрировали, но искать Али, конечно, никто не собирался, как и тысячи других, которые исчезли навсегда. Через день им позвонила дежурный адвокат Рахима Абалаева и сообщила, что Али находится в изоляторе ОРБ-2, в его деле написано, что задержан он 30-го ноября и он уже в таком состоянии, в каком признаются в чем угодно.
Али тем временем объяснили, что он участвовал в теракте 21 августа 2004 года на Минутке, расстреливал проезжающие машины и сотрудников милиции, а рассказал им об этом его знакомый Очерхаджиев. Али не знал никого с такой фамилией, но сил сопротивляться у него уже не было, он был совершенно подавлен, и подписал все, что ему подсунули. Потом была очная ставка. Но Очерхаджиев сразу сказал: «Я этого парня не знаю. Вы заставили меня подписать, пока я был в ваших руках, но теперь при адвокатах я отказываюсь от того, что тогда говорил. И я ни в чем не виноват, и его я не знаю».
Да, Очерхаджиев мог себе позволить говорить правду, потому что находился теперь не в изоляторе ОРБ-2, а в СИЗО, где не бьют и не пытают. А вот Али все еще был в ОРБ, и как ни старалась адвокат убедить его воспользоваться статьей 51 и не давать показаний против себя, он повторял все, что ему продиктовали. Потому что рядом всегда были те, кто диктовал.
Почему выбрали именно Али? Ситуация для Чечни рядовая. У Али есть двоюродный племянник, который, действительно, является членом НВФ. Возможно, в первый раз, Али приняли за него и не захотели признать ошибку. А потом поняли, что гораздо удобнее поймать того, кто живет дома, чем того, кто скрывается.
В изоляторе, в том числе, в том, который при ОРБ-2, подследственного можно держать только десять суток. К тому времени, когда Али перевели в СИЗО, отец договорился с адвокатом Залиной Татхаджиевой. Она, увидев, в каком состоянии Али, потребовала проведения судмедэкспертизы, написала жалобу Генеральному прокурору РФ и убедила Али отказаться от показаний, данных под пытками. После этого следователь Медик снова решил перевести Течиева в ОРБ-2, туда, где ему так удобно было работать. Али написал, что, если его переведут, он покончит с собой. Залина отдала бумагу следователю под роспись. Медик прочитал, расписался и отдал распоряжение о переводе.
Ответа на жалобу в Генпрокуратуру Залина не получила, зато получила угрозы. Накануне Нового года ей позвонили на мобильный телефон и порекомендовали отказаться от защиты Течиева, напомнив, что жизнь у нее только одна. Залина знала, что это не шутки, в Чечне пропало уже пять адвокатов. У нее случился сердечный приступ, около месяца ей понадобилось, чтоб придти в себя. По ее рекомендации отец Али, Умар Течиев нанял адвоката Салмана Арсанукаева. Арсанукаев настоял на проведении прокурорской проверки. Оснований для этого было более чем достаточно, когда Али перевели в СИЗО, его осмотрели врачи и описали шрамы, рубцы и гематомы на голове и теле. На основании этой справки, полученной еще Залиной, и жалоб Али, который называл конкретных оперативников, избивавших его, Салман Арсанукаев потребовал проведения прокурорской проверки по применению незаконных методов дознания. Проверку провели сотрудники прокуратуры Ленинского района и никаких нарушений не обнаружили. И это совершенно обычный результат таких проверок. Все очень просто: если у того, на кого подследственный жалуется, спросить: «Ты его бил?», как вы думаете, что он ответит? Правильно. И такого ответа, оказывается, вполне достаточно. Интересуетесь, откуда следы побоев? А это они сами друг друга бьют в камерах, чтобы оговорить сотрудников. Почему тогда нет ни одной проверки по этим фактам, спрашивать бесполезно.
Отец бросился спасать сына. Писал прокурору района, республики, Генеральному прокурору, в Мемориал, Элле Памфиловой. Али перевели в СИЗО. Так и повелось. Находясь в СИЗО, Али виновным себя не признает, его забирают в ОРБ, отец молит о защите, Али снова возвращают в СИЗО.
В чем смысл такой карусели? Все очень просто. Никаких доказательств вины Али Течиева установлено не было, улик не обнаружено. Никто из свидетелей его не опознал, потерпевшие претензий ему не предъявили. В общем, дело рассыпалось. И тут следователь заявил, что есть свидетель, который видел Али 21 августа 2004 года на Минутке с автоматом, в камуфляжной форме и маске. И он его сразу узнал. Но открыто давать показания не может, так как боится мести Течиевых, поэтому просить его засекретить. Вот теперь дело можно было передавать в суд. Как обычно.
Судья Вахит Абубакаров славится строгостью приговоров. В счастливый исход этого дела уже не верили ни отец и сын Течиевы, ни адвокаты. И все-таки они делали свою работу. Во-первых, свое заявление о том, что к подзащитному применялись недозволенные методы, они подкрепили результатами судебно-медицинской экспертизы. Закрытые переломы ребер, ушиб почки - только часть того, что было установлено врачами. 30-го ноября (на следующий день после задержания) этих повреждений при осмотре не отмечено. Значит, появились они именно в тот период, когда Али находился в изоляторе ОРБ. Свидетелем стал бывший сокамерник Очерхаджиев. На суде он вновь заявил, что впервые увидел Али на очной ставке, о его участии в НВФ ему ничего неизвестно, что он был сильно избит в ОРБ, на очной ставке даже сидеть прямо не мог. Первый адвокат Рахима Абалаева, выступив на суде уже в качестве свидетеля, тоже подтвердила, что Али был сильно избит, но не мог пожаловаться, так как боялся, что поплатится за это после
того, как она уйдет.
Свидетелями выступили знакомые Али, у которых он находился в тот роковой день. Судья назначил проверку по ходатайству адвокатов. Все ждали анонимного свидетеля Асабаева. Но вместо его самого в Верховный суд поступило его заявление о том, что он не знает Али Течиева, никогда не видел его, и не хочет, чтоб по его вине осудили невиновного человека.
Сначала он написал заявление к нам в юридический пункт Правозащитного центра «Мемориал» в Грозном. При встрече со мной Хамид Арсабиев (это его настоящее имя и фамилия) рассказал, что однажды он сделал глупость, в результате которой попал в руки «полузаконных силовиков». Те его избили и заставили участвовать в спектакле, который называется «сдача схрона». Все это сняли на видеокамеру, потом показали по местному телевидению. Он был похищен, жестоко избит, его заставили подписать признание в участии в бандформировании, в котором, кроме него было, якобы, еще пять человек. Все это грозило ему серьезным сроком. Вытащили Хамида сотрудники ОРБ-2. Конечно, не для того, чтоб помочь несчастному парню. Ему объяснили, что он должен сотрудничать с ними, а если откажется, его спустят в подвал и он никогда не увидит солнечного света. Время от времени он его вызывали, он должен был давать заранее выученные показания. И вот, ему заявили, что на этот раз показания придется анонимно давать в суде, и Хамид понял, что от него зависит судьба человека.
Он спросил, можем ли мы помочь ему покончить с этим. Я ответила, что это не в наших силах. Тогда Хамид сказал, что это было его последней надеждой, и, если дома ему никто помочь не может, он вынужден уехать. Я спросила, против кого он должен был давать показания. Он ответил: «Против какого-то Течиева». Тогда я сказала, что, если его действительно, мучают угрызения совести, он должен написать заявление в Верховный суд, в котором опишет все, что рассказал мне. Через несколько дней я получила это заявление и передала его в суд. Так я стала свидетелем по лже-свидетелю.
Заявление прозвучало как гром среди ясного неба. Судья не сразу поверил, прокурор потребовал почерковедческой экспертизы. Однако, теперь стало ясно, что обычным этот суд уже не будет.
Сторона обвинения стала представлять своих свидетелей. Первым вызвали Хасанбека Ахмадова. Течиевы знали его как односельчанина. Знали также, что его тоже преследуют вместо брата. Хасанбека похитили в январе 2006 года, но, сколько ни били в ОРБ-2, он согласился только «признать» участие в НВФ и подтвердить, что он видел Али Течиева в кругу боевиков. Судья, которому не было представлено никаких доказательств, присудил Хасанбеку только те полгода, которые он уже отсидел. Вышел он больным человеком, его мучили сердечные приступы, но лечиться был некогда да и не на что, болела мать, Хасанбек прежде всего, заботился о ней.
Освободился Хасанбек в то время, когда судили Али. К нему пришли домой и сообщили, что он должен выступить свидетелем обвинения против Течиева. Ослушаться Хасанбек не мог. И вот перед судьей стоял молодой человек, невысокий, болезненного вида. Он мучительно морщился и заикался, но его свидетельство - было настоящим гражданским подвигом. Он сказал, что ничего плохого сказать про Али не может. Никогда он не видел оружия у него в руках, никогда не видел его среди боевиков. Все, что он сказал про него раньше, он вынужден был сказать, потому что его приковали к батарее в ОРБ-2 и пытали током. Он рассказывал о том, что ему пришлось пережить, и судья ни разу не прервал его. Мужество маленького человека, восставшего против системы, не могло оставить равнодушным никого. Хасанбек знал, на что идет, и что за этим может последовать. И действительно, вскоре после суда ему сообщили, что 25 октября он должен явиться в комендатуру. Хасанбек не знал, как быть, но все решилось само собой. 23-го октября он погиб в результате сердечного приступа.
А суд шел своим чередом. Сторона обвинения представила новых свидетелей, тех оперативников, которые «задерживали» Али. По их словам, они задержали его 30-го ноября и никакого насилия не применяли. Но у суда уже имелся ответ из Шалинской прокуратуры на запрос адвокатов, где говорилось о том, что 29-го ноября зарегистрировано заявление Умара Течиева о том, что неизвестные силовики избили его и двоих сыновей и одного из них похитили.
Следующим свидетелем обвинения выступил следователь Медик. Он рассказывал, что Али давал показания добровольно, никакого давления на него оказано не было. Но судья то и дело ставил его в тупик простыми вопросами. Например, такими - на каком языке велся допрос, поскольку выяснилось, что Али почти не говорит по-русски, а в материалах допросов переводчик не фигурирует. Медик пытался уверить, что Али по-русски говорит, но это было абсурдно. Тогда следователь попытался доказать, что он понимает по-чеченски, и попал впросак. А ведь Али не единственный чеченец, практически не говорящий по-русски, с кем он работал.
Тогда государственный обвинитель заявил нового анонимного свидетеля, но это уже напоминало фарс. Как-то так получается в России, что из любой хорошей вещи можно сделать что-то очень плохое. Суд присяжных начинает руководствоваться принципами шовинизма, программа защиты свидетеля используется для фабрикации уголовных дел и обмана суда.
11-го декабря суд объявил решение: Али Течиев был полностью оправдан. Казалось бы, надо радоваться торжеству правосудия, но мешают вопросы.
Кто на самом деле должен ответить за то преступление, в котором обвиняли Али? Кто заменит отца сиротам? Государство иногда выплачивает какие-то компенсации, но не в этом случае.
Кто должен взять на себя заботу о троих детях Хасанбека? Кто ответит Али за год мучений? Хотя появился шанс ответить на последний вопрос - на этот раз проверка, назначенная судом, подтвердила то, что в отношении Али было применено насилие в ОРБ-2. Началось новое расследование, в котором Али Течиев признан потерпевшим. Ему предстоит нелегкая борьба с людьми вооруженными автоматами и снисходительностью российской Фемиды. Ему нужна серьезная поддержка.


Информация: 09.04.2007. Источник: Regions.ru
В Благовещенске за избиение заключенного осужден сотрудник исправительной колонии
Приговором Благовещенского городского суда сотрудник исправительной колонии N 8 осужден за избиение заключенного. Начальник отряда майор внутренней службы Шешуков признан виновным в превышении должностных полномочий и избиении одного из осужденных, отбывающих наказание в этой колонии.
За превышение полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, с применением насилия по п. "а" ч.3 ст.286 УК РФ Шешуков приговорен к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти сроком на 3 года, условно с испытательным сроком на 3 года.
Приговор суда вступил в законную силу.


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования