Мониторинг СМИ по теме применения пыток к гражданам РФ по состоянию на март–апрель 2007 г.

09-04-2007
Информация: 6 апреля 2007.
В одном из изоляторов г. Иркутска сильно избит Фанис Шайхутдинов, осужденный по сфабрикованному делу о взрыве бугульминского газопровода. Напомним, что по этому же делу были также осуждены бывшие узники Гуантанамо Равиль Гумаров и Тимур Ишмуратов. Вследствие избиения Шайхутдинов получил серьезные травмы и лишился возможности самостоятельно передвигаться.


Информация: 6 апреля 2007. Источник: «Новая газета».
Каждый месяц число заключенных в России увеличивается на 6 тыс. человек
В России продолжает стремительно расти число заключенных. Так, в прошлом году количество заключенных в России увеличилось почти на 50 тыс. человек. Об этом сообщил директор Федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин.
По данным директора ФСИН, по состоянию на 1 марта 2007 года в России в заключении находятся 883,5 тысячи человек. С начала нынешнего года количество заключенных увеличилось на 11,8 тысяч человек, сообщил Калинин в пятницу в Москве на заседании координационного совета уполномоченного по правам человека в РФ. Как отметил Калинин, рост численности примерно такой же, как в прошлом году - около 6 тысяч в месяц.
В 765 исправительных колониях находится 705,6 тысяч человек. Количество заключенных в колониях в текущем году увеличилось на 8,6 тысяч человек. В 216 СИЗО и 160 помещениях предварительного заключения находятся 162,6 тысяч человек, в текущем году их число увеличилось на 3,3 тысячи человек.
По данным прошлого года, от заключенных поступило 340 тысяч жалоб на условия содержания под стражей и на неправомерные действия по отношению к ним со стороны администрации. Однако, по словам директора ФСИН, после проведения соответствующих проверок управлением ФСИН и органами прокуратуры, подтвердилось 0,3% жалоб.
Калинин отметил, что наибольшее количество жалоб поступает на действия со стороны администрации учреждений, которые заявители считают незаконными. В числе таких действий: нарушение требования законодательства в части отбывания наказания в субъекте РФ до осуждения; нарушение прав по условиям содержания; нарушение прав на охрану здоровья и медико-санитарное обеспечение; нарушение права осужденных к лишению свободы на труд; нарушение права вести переписку с госорганами.
Калинин сказал также, что медицинское управление ФСИН испытывает сложности в связи с тем, что врачи переходят на гражданскую службу. В среднем врач в системе ФСИН получает 8 тысяч рублей, а на гражданской службе - около 30 тысяч рублей.


Информация: 6 апреля 2007. Источник: «Коммерсант».
Европейский суд по правам человека вчера удовлетворил иск жительницы Чечни Асмарт Байсаевой, поданный к России. За похищение и убийство во время зачистки ее мужа госпожа Байсаева получит ?51,7 тыс. Доказательства причастности российских силовиков к этому преступлению женщина купила у военных за $2 тыс.
61-летний муж Асмарт Байсаевой Шахид исчез 2 марта 2000 года. В тот день утром он отправился в село Подгорное (Грозненский район Чечни), где работал механиком в местном автопарке. А около десяти утра на окраине Подгорного под обстрел свердловских милиционеров попала колонна сергиево-посадского ОМОНа - 20 милиционеров были убиты, более 30 ранены. Решив, что стрельбу спровоцировали боевики, которые затем укрылись в селе, милиция и военные блокировали Подгорное и провели в нем зачистку. Как выяснила на следующее утро Асмарт Байсаева, ее мужа задержали и доставили в Старопромысловский временный отдел внутренних дел (ВОВД). Через два дня большинство задержанных отпустили, но Шахида Байсаева среди них не оказалось. Несколько жителей Подгорного чуть позже рассказали госпоже Байсаевой, что ее муж стал свидетелем убийства во время зачистки двух чеченцев и это решило его судьбу. Люди в масках избили механика, а затем, надев ему на голову мешок, куда-то увезли его.
Обратившись в прокуратуру Грозного, госпожа Байсаева узнала, что ее муж не значится в списках доставленных в Старопромысловский ВОВД, не оказалось его и в списках задержанных других отделов милиции. Но в августе 2000 года в дом, где жила Асмарт Байсаева, зашел неизвестный в камуфляже. "Его лицо было закрыто маской, какую носили тогда все федералы, и он спросил, хочу ли я найти своего мужа,- рассказала Асмарт Байсаева.- Я спросила, что для этого нужно. Военный объяснил, что у него есть карта, на которой отмечено место, где захоронено тело Шахида. За карту он попросил $1 тыс. Я согласилась заплатить, и он сказал, чтобы я с деньгами вышла за село и там встала на колени спиной к дороге. Потом подъехали белые 'Жигули', и находившиеся в машине люди показали мне на маленьком телевизоре видеозапись того, как моего мужа избивают федералы. За кассету я заплатила еще $1 тыс., которую заняла у родственников". На кассете, которую купила госпожа Байсаева, было видно, как пожилой человек лежит на земле и военный избивает его ногами, приказывая подняться. Затем его уводят в сторону каких-то разрушенных зданий.
В грозненской прокуратуре, куда госпожа Байсаева передала купленную карту, выяснили, что место захоронения тела ее мужа находится на территории, которую занимал ОМОН, проводивший зачистку в Подгорном, а затем какие-то военные. Как вспоминает потерпевшая, 8 декабря 2001 года она вместе со следователем Александром Леушевым и криминалистом Ахмедом Хандакхановым приехала в часть, но эксгумацию решили провести на следующий день. После этого госпожа Байсаева отправилась к себе домой, а автомобиль с работниками прокуратуры был взорван по дороге в Грозный.
"Меня вызвали в прокуратуру,- рассказала госпожа Байсаева,- сказали, что я за $15 тыс. продала боевикам информацию о маршруте машины, и посоветовали больше в прокуратуру не ходить, чтобы не было неприятностей у родственников. Я больше туда и не ходила". В сентябре 2001 года Асмарт Байсаева при помощи юристов организации "Правовая инициатива в России" подала иск к России в Европейский суд по правам человека. Рассмотрение этого дела началось в Страсбурге, когда Россию в Евросуде представлял Павел Лаптев, а решение было вынесено уже при новом уполномоченном РФ - бывшей сотруднице Генпрокуратуры Веронике Милинчук.
Вчера Евросуд признал, что Россия не смогла обеспечить госпоже Байсаевой эффективную и справедливую правовую защиту, нарушив при этом ряд статей Европейской конвенции по правам человека, включая право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Суд обязал Россию выплатить пострадавшей ?51,7 тыс., а также возместить судебные издержки, которые составили ?13 тыс. "Никакие деньги не вернут мне покой, мне надо найти моего мужа, и я живу сейчас только ради этого",- сказала Асмарт Байсаева.


Информация: 5 апреля 2007. Источник: «Народный контроль».
Еще один милиционер Башкирии осужден за превышение полномочий
К пяти годам лишения свободы условно с лишением права занимать должности в правоохранительных органах приговорен оперуполномоченный Дуванского РОВД Башкирии. Районный суд признал 30-летнего милиционера виновным по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия).
В уголовном деле фигурировали два эпизода, в которых оперуполномоченный позволил себе неоправданное избиение подозреваемых. Так, в августе 2003 года он избил хозяйку дома в селе Месягутово, куда прибыл для проверки паспортного режима, - за то, что женщина отказалась ехать в отделение милиции. Участковый скрутил женщине руки и несколько раз ударил руками и ногами по телу. Затем ее против воли усадили в служебную машину и отвезли в РОВД.
Второй эпизод произошел в конце ноября 2004 года, в селе Михайловка, куда участковый прибыл по заявлению о краже мяса. Прибыв на место происшествия, он узнал, что в совершении преступления подозревают односельчанина, приехал в его дом и потребовал проехать в отделение. Поторапливая подозреваемого, участковый нанес мужчине удар ногой. Затем, с целью получить признательные показания, отвел в пристрой дома, связал руки и ноги, пропустив концы через шею и нанес множественные удары ногами по телу.
Потерпевшие обратились в прокуратуру и суд, который взыскал с милиционера в их пользу 3 тыс. и 5 тыс. рублей соответственно.
В Ленинградской области участковые подозреваются в убийстве мужчины
2 марта в Ленинградской области прокуратура возбудила уголовное дело против двух участковых милиционеров, которых подозревают в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. По данным следствия, 21 марта 2006 года во Всеволожском районе участковые 26 и 39 лет доставили в одно из местных отделений милиции 46-летнего безработного. Следствие предполагает, что мужчина был задержан необоснованно. В отделении милиционеры избили мужчину, и он скончался от полученных побоев.

Работник подмосковного УБОП подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями
2 апреля в Московской области прокуратура возбудила уголовное дело против заместителя начальника одного из отделов подмосковного УБОП, подозреваемого в злоупотреблении должностными полномочиями. Милиционера подозревают в ограблении девушки и выбивании признательных показаний. Так, в январе 2007 года майор милиции открыто похитили из дома 22-летней безработной 250 тыс. рублей, а в марте в своем служебном кабинете избивал 18-летнего учащегося колледжа, требуя, чтобы тот признался в хранении и употреблении наркотиков. Расследование продолжается.

Информация: 4 апреля 2007. Источник: «Народный Контроль».
Начальнику юротдела налоговой инспекции предъявлено обвинение в изнасиловании 12-летней девочки
4 апреля 2007 года следователь прокуратуры Курагинского района Красноярского края Дмитрий Красиков предъявил обвинение в изнасиловании 12-летней жительницы Хакасии Марины Малышевой (фамилия изменена) начальнику юридического отдела районной Налоговой инспекции Артему Гарленко. Интересы пострадавшей представляет руководитель Хакасского Регионального Правозащитного Центра Дмитрий Ланцов.
Следствие установило, что в сентябре прошлого года 28-летний Артем Гарленко со своим другом обманом посадил Марину и ее подругу в автомобиль, отвез в частный дом, где изнасиловал. 1 сентября 2006 года по факту изнасилования Марины Малышевой прокуратура Курагинского района Красноярского края возбудила уголовное дело по статье "Изнасилование заведомо несовершеннолетней" (ст. 131 ч. 2 УК РФ)
1 марта этого года следователь прокуратуры Курагинского района Красноярского края Дмитрий Красиков прекратил уголовное дело по факту изнасилования с формулировкой "совокупностью собранных доказательств по уголовному делу причастность Гарленко к изнасилованию установлена. Однако следствие считает, что их недостаточно для предъявления обвинения в части изнасилования из-за недоказанности состава преступления".
11 марта прокурор района постановление о прекращении уголовного дела отменил, и оно вновь было передано следователю Дмитрию Красикову. Родители малолетней Марины обратились за помощью в Хакасский Региональный Правозащитный Центр.
После направления красноярскому прокурору жалобы хакасских правозащитников и семьи Малышевых на волокиту и появления информации в СМИ, и.о. прокурора района Владимир Городских заверил общественность, что уголовное дело по обвинению Гарленко в десятидневный срок будет направленно в суд. Развитие событий происходило на фоне очередной трагедии в Красноярске - жестком убийстве 5-летней Полины Мальковой.
После предъявления обвинения налоговику родители девочки выразили удовлетворение сдвинувшимся с мертвой точки уголовным делом. В суде интересы потерпевшей будут представлять юристы Хакасского Регионального Правозащитного Центра.
"Несмотря на предъявление обвинения, остаются вопросы о волоките дела, - говорит председатель Хакасского Регионального Правозащитного Центра Дмитрий Ланцов. - В нем были убедительные доказательства, однако следствие не спешило направлять дело в суд. Кроме того, его однажды прекращали. С сентября по декабрь прошлого года с подозреваемым не проводилось никаких следственных действий. И этому факту нужно дать правовую оценку.
По словам следователя, когда следственные действия не проводились (с конца октября до середины декабря) он находился в отпуске, а прокурор не передал данное дело для расследования другому следователю.


Сотрудники медвытрезвителя избили подвыпившего уфимца, за то, что он просился домой
В Уфе суд Орджоникидзевского района принял к рассмотрению уголовное дело по обвинению двоих сотрудников медицинского вытрезвителя в превышении должностных полномочий с применением насилия (п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ).
В ходе следствия установлено, что в конце октября 2006 года за появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения в вытрезвитель при Орджоникидзевском РУВД Уфы был доставлен 27-летний житель башкирской столицы. В это время в составе дежурной смены находились двое сотрудников вытрезвителя. Около двух часов ночи мужчина попросил дежурного по медицинскому вытрезвителю отпустить его домой, передать прибывшим за ним родственникам и знакомым, и отказался вернуться в палату.
В ответ на это 37-летний сотрудник вытрезвителя и его 32-летний напарник повалили мужчину на пол и стали наносить ему многочисленные удары ногами и руками по голове и другим частям тела, при этом последний сопротивления им не оказывал и каких-либо противоправных действий не совершал, говорится в материалах дела. В результате сотрудниками милиции потерпевшему причинен легкий и средней тяжести вред здоровью. Прокуратурой по данному факту после проведения доследственной проверки было возбуждено уголовное дело.


Информация: 3 апреля 2007. Источник: www.regions.ru
Избивая задержанного, казанский милиционер порвал ботинок
3 апреля, стало известно, что прокуратура Кировского района города Казани возбудила уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников милиции за превышение должностных полномочий с применением насилия (п. "а" ч.3 ст.286 УК РФ).
В Правозащитный Центр города Казани обратился 22-летний житель поселка Юдино Максим Зарипов. Он рассказал юристам о том, что вечером 13 марта 2007 года был задержан и доставлен в отделение милиции "Юдино". Здесь, по словам Максима, в течение двух суток подвергался пыткам.
Как сообщили корреспонденту Regions.ru в пресс-службе правозащитного центра города Казани, молодой человек рассказал правозащитникам, что сотрудники отделения милиции сначала требовали от него признания вины в совершении преступления, а затем - сведений и информации о настоящем преступнике. И поскольку Максим вину свою не признавал, стражи порядка стали избивать его. По словам, потерпевшего Зарипова, один из сотрудников ОМ "Юдино" так увлекся, что нанося Максиму удары в живот, порвал свой ботинок. И после этого милиционер пообещал истребовать с парня триста долларов за теперь уже не годную обувь.
После избиений, со слов потерпевшего, стражи порядка перешли к другому этапу пыток - Максима посадили на стул, наручниками сковали руки за спинкой стула, ноги при этом обмотали кожаным ремнем. Другой милиционер в это время ударил парня по ребрам. Дальше - больше. Один из сотрудников милиции, как вспоминает Максим Зарипов, надел на него противогаз, открутил фильтр и заткнул его пальцем. Максим начал задыхаться и упал на пол вместе со стулом. Пытки с противогазом повторялись четыре раза.
Из милиции Зарипова выпустили только ранним утром 16 марта, спустя двое суток с момента задержания, избрав при этом меру пресечения в виде подписки о невыезде.
24 марта 2007 года прокуратура Кировского района возбудила уголовное дело по статье "превышение должностных полномочий с применением насилия".
Сотрудничающий с правозащитным центром города Казани адвокат Лев Чумаков представляет интересы потерпевшего Максима Зарипова.


Информация: 3 апреля 2007. Источник: “Народный Контроль».
Пытки в два этапа
Прокуратура Кировского района города Казани возбудила уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников милиции за превышение должностных полномочий с применением насилия (п. "а" ч.3 ст.286 УК РФ).
В Правозащитный Центр города Казани обратился 22-летний житель поселка Юдино Максим Зарипов. Он рассказал юристам о том, что вечером 13 марта 2007 года был задержан и доставлен в отделение милиции "Юдино". Здесь, по словам Максима, в течение двух суток подвергался пыткам.
Молодой человек рассказал правозащитникам, что сотрудники отделения милиции сначала требовали от него признания вины в совершении преступления, а затем - сведений и информации о настоящем преступнике. И поскольку Максим вину свою не признавал, стражи порядка стали избивать его. По словам, потерпевшего Зарипова, один из сотрудников ОМ "Юдино" так увлекся, что нанося Максиму удары в живот, порвал свой ботинок. И после этого милиционер пообещал истребовать с парня триста долларов за теперь уже не годную обувь.
После избиений, со слов потерпевшего, стражи порядка перешли к другому этапу пыток - Максима посадили на стул, наручниками сковали руки за спинкой стула, ноги при этом обмотали кожаным ремнем. Другой милиционер в это время ударил парня по ребрам. Дальше - больше. Один из сотрудников милиции, как вспоминает Максим Зарипов, надел на него противогаз, открутил фильтр и заткнул его пальцем. Максим начал задыхаться и упал на пол вместе со стулом. Пытки с противогазом повторялись четыре раза.
Из милиции Зарипова выпустили только ранним утром 16 марта, спустя двое суток с момента задержания, избрав при этом меру пресечения в виде подписки о невыезде.
24 марта 2007 года прокуратура Кировского района возбудила уголовное дело по статье "превышение должностных полномочий с применением насилия".
Сотрудничающий с Правозащитным Центром города Казани адвокат Лев Чумаков представляет интересы потерпевшего Максима Зарипова.


Информация: 3 апреля 2007. Источник: ИА «Интерфакс-Юг».
Дело сотрудников сочинского ОМОНа, обвиняемых в избиении отдыхающих, возвращено в прокуратуру
Лазаревский суд Сочи (Краснодарский край) возвратил в прокуратуру для устранения недостатков в обвинительном заключении дело сотрудников сочинского ОМОНа, обвиняемых в превышении должностных полномочий.
"Суд вернул дело прокуратуре для доработки обвинительного заключения. Там есть недостатки, на которые я указал суду, и суд согласился", - сообщил адвокат потерпевших Николай Шаховалов. Он отметил, что в обвинительном заключении не было точно указано, какие именно насильственные действия применили сотрудники милиции к потерпевшим.
По словам адвоката, судья передал дело прокурору Лазаревского района Сочи, который в свою очередь должен передать его в прокуратуру Краснодарского края, где проводилось расследование.
По мнению Н.Шаховалова, судебный процесс возобновится примерно через месяц, так как с новым обвинительным заключением должен будет ознакомиться каждый из восьми подсудимых.
Как сообщалось, на скамье подсудимых - восемь человек, семеро из которых находятся под стражей, один - под подпиской о невыезде. Потерпевшими признаны 29 человек, в том числе пятеро несовершеннолетних.
Уголовное дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств) было возбуждено летом 2006 года после того, как 18 июля группа сотрудников ОМОНа, находясь при исполнении служебных обязанностей и не имея законных оснований, применила насилие и спецсредства в отношении граждан на территории оздоровительного комплекса "Дружба". Конфликт возник, когда сотрудники ОМОН во время рейда предложили посетителям одного из кафе предъявить документы, на что компания молодежи отреагировала негативно.


Информация: 2 апреля 2007. Источник: Фонтанка. Ру
От задержания не зарекайся
В России пытали, пытают и пытать будут. К таким неутешительным выводам пришли социологи, проводившие опрос в 5 регионах России (среди них - и Петербург). В городе было опрошено почти 2000 человек и результаты подтвердили: в наших правоохранительных органах раскрываемость напрямую зависит от «инквизиции».
Профессор, доктор юридических наук, сотрудник социологического института РАН Яков Гилинский обнародовал неутешительные данные: 21% от опрошенных петербуржцев когда-либо в своей жизни подвергались пыткам в «застенках» властных структур. Кроме того, с тем, что невиновных у нас пытают, согласны 51,9% респондентов, и 80,7% считают: для того, чтобы граждане не подвергались пыткам сотрудниками милиции, в нашей стране необходимо вводить специальные меры. 64,3% петербуржцев считают, что пытки в России применяются эпизодически либо систематически. По словам Якова Гилинского, пытки в последнее время стали изощрённее. Кроме обычных «ласточек», «слоников», «звонков президенту» и обычных избиений, сейчас появились такие чудовищные и изощрённые пытки, что их даже описывать противно. «По всей видимости, товарищи милиционеры, которые очень часто ездили в командировки в Чеченскую республику, набрались опыта у своих чеченских коллег», - заявил профессор.
Действительно, давно не для кого не секрет, что показатели раскрываемости сотрудники правоохранительных органов зачастую «выбивают». В народе существует масса «чёрнушных» анекдотов на эту тему, об этом пишут и авторы детективов. Причём совершенно не обязательно человек действительно оказывается виновным в совершении преступления. От милицейского произвола не защищён никто. Любой обычный прохожий, остановленный на улице сотрудниками ППС, вскоре может признаться в совершении преступлений, которые у милиционеров давно считались «глухарями». Наверное, именно поэтому 47,6% петербургских респондентов вполне вероятными считают случаи, когда им или их родственникам может потребоваться реальная защита от пыток.
Сложившаяся система не позволяет бороться с «инквизиторскими» порядками. Заработная плата милиционеров напрямую зависит от раскрываемости - милиции важна статистика. По этому принципу работают практически все правоохранительные органы. От произвола не способно защитить даже УСБ (управление собственной безопасности милиции). Во-первых, их основная задача - выявлять факты коррупции, а во-вторых, расследуемые ими дела о пытках направляются в прокуратуру. По словам наблюдателей, в 50% случаев они возвращаются обратно и дальнейшего хода не получают. Вообще, по словам председателя Нижегородской региональной общественной организации «Комитет против пыток» Игоря Каляпина, в российском законодательстве даже понятие «пытка» определена не так, как в международной декларации: «У нас даже статьи в Уголовном Кодексе подобной нет. Максимум осуждают по статье 302 - принуждение к даче показаний, которая не точно определяет понятие».
Каляпин рассказал о самом громком деле, которое было доведено до Европейского Суда, в результате чего пострадавший от произвола получил 250 тысяч евро. Однако, по его словам, подзащитному эти деньги не сильно помогут - в результате полученных травм он стал инвалидом 1-й группы, и в настоящий момент медленно умирает.
Всё началось 8 лет назад, молодого человека, сотрудника нижегородского ДПС Михеева задержали его же коллеги из уголовного розыска по подозрению в изнасиловании и убийстве знакомой, которую накануне Михеев подвозил до дома. 10 дней сотрудники правоохранительных органов издевались над бывшим милиционером (задним числом его из органов уволили - дабы не порочить «честь мундира»). Его избивали, пытали током и сажали в камеру к уголовникам, пока Михеев отказывался подписывать явку с повинной. Когда же он уже согласился подписать признательные документы, в здании милиции появился следователь прокуратуры, который вёл это дело. И Михеев наивно обратился к нему с просьбой о помощи, объясняя, что девушку он не насиловал и тем более не убивал (ее тело на тот момент найдено не было). Сотрудник контролирующего милицию органа не только не помог ему, но и отдал указания милиционерам продолжить «допрос с пристрастием». Молодой человек не вынес пыток и выпрыгнул из окна вниз головой, на всю оставшуюся жизнь став инвалидом. Девушка же, живая и невредимая, в тот день вернулась домой - оказывается, что она просто «загуляла».
Это было первое дело, касающееся темы пыток, которое попало в руки Каляпина. И именно тогда родилась идея о создании общественной организации «Комитет против пыток» и только спустя шесть лет двое из шести сотрудников, участвовавших в издевательствах, получили сроки в колониях - по 4,5 года. В настоящий момент 75 дел, которые ведёт комитет, находятся в производстве. Фактов же пыток неизмеримо больше, некоторые из них практически невозможно доказать, поэтому они так и остаются без рассмотрения.
На вопрос корреспондента «Фонтанки» о том, как можно эту проблему решить, Яков Гилинский ответил лаконично: «Выхода нет!». В России настолько устоявшаяся система, что какие-либо изменения представить себе невозможно. «Даже грамотные специалисты, умеющие работать и раскрывать преступления (как бравый капитан Ларин из сериала «Менты») уже через несколько месяцев понимают, что побоями и пытками проблему решить проще», - заявил социолог. А ведь эти представители власти живут за счёт налогоплательщиков - зарплата идет из наших отчислений.
Проблема эта не решаема до тех пор, пока милиционеры чувствуют свою безнаказанность, существующая система не может изменить эту ситуацию, а менять её никто не собирается, - это невозможно. «Вообще в России насилие существует на всех уровнях, это и дедовщина в армии, и семейное, и сексуальное насилие. Тот факт, что по количеству убийств наша страна на третьем месте в мире (после Колумбии и ЮАР) говорит о том, что такое же отношение будет и у сотрудников милиции», - заявил профессор.
На днях, в эфире одной из программ петербургского телевидения Яков Гилинский и адвокат Михаил Барщевский высказывали своё мнение по вопросу «инквизиторских» систем работы правоохранительных органов. По словам Гилинского, он был очень удивлён ответом известного адвоката «лучше потерпеть, чем давать показания против себя». По оценке социолога, этот ответ предполагает: Барщевский даже не знает, насколько изощренные в милиции «заплечных дел мастера» - любой человек может оклеветать себя через несколько часов пыток.


Информация: 2 апреля 2007. Источник: dp.ru
Милиционеры убили человека за кражу поросенка
Приговор троим милиционерам, до смерти забившим задержанного, оставлен Верховным судом РФ без изменения. Из гражданина выбивали признание в краже поросенка.
Верховный суд РФ отклонил кассационную жалобу осужденных, сообщает со ссылкой на Нижегородский комитет против пыток НИА «Нижний Новгород».
Осужденные - следователь Андрей Бихтяев, оперативник Александр Шальнов и участковый Николай Аржаткин были приговорены к лишению свободы на сроки от 6,5 до 17 лет лишения свободы за причастность к смерти задержанного за кражу поросенка Александра Шкурина.
События происходили в Нижегородской области в 2005 году. Побывав в милиции, парень попал в больницу, где скончался. Врачи констатировали смерть от побоев.
Наказание бывшим милиционерам предстоит отбывать в колонии строгого режима.


Информация: 2 апреля 2007. Источник: “Новая газета».
Дубинка войны с народом
26 марта на сайте Воронежской областной прокуратуры появилось следующее:
«…24 марта 2007 года в 18 час. 45 мин. в дежурную часть Железнодорожного РОВД г. Воронежа доставлен Левшин Сергей Васильевич, 1979 г.р., в отношении которого был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 ст. 20.1 КОАП РФ (мелкое хулиганство), в связи с тем, что он выражался нецензурной бранью в общественном месте.
Со слов сотрудников милиции, около 19 час. 45 мин. Левшин С.В. был доставлен в один из кабинетов, расположенных на 4-м этаже РОВД, где дежурным оперуполномоченным проводилось дактилоскопирование задержанного. Левшин С.В. сообщил оперуполномоченному, что у него имеются проблемы с друзьями и ему «всё надоело». После чего внезапно наступил ногой на стул и выпрыгнул в окно 4-го этажа. Присутствовавший в кабинете стажер, проходящий практику в отделе уголовного розыска, схватил Левшина С.В. за ногу, но не смог удержать последнего.
С полученными в результате падения телесными повреждениями Левшин С.В. был доставлен в городскую больницу № 10, где скончался. При осмотре Левшина С.В. в больнице установлено, что он находился в состоянии алкогольного опьянения.
Со слов медработников, при доставлении Левшин С.В. пояснил им, что он употребляет наркотики, сотрудники милиции его не избивали.
Прокуратурой Железнодорожного района г. Воронежа проводится проверка на предмет наличия признаков преступления, выясняются обстоятельства задержания Левшина С.В. и законность его содержания в отделе внутренних дел».
Прочитав эту тьму египетскую, я вспомнил, как родная милиция, не боясь греха, прессовала молодых воронежских политиков, посмевших прошлым летом отправиться в Петербург на «антисаммит» («Новая газета» № 55 от 24.07.06 «Милиционеры вошли в состав оппозиции» и № 57 от 31.07.06 «Страна вечнозеленой охранки»). Помощника депутата областной Думы Чистякова, например, она ссадила с поезда в Тульской области под предлогом подозрений в поддельности паспорта, и воронежский УБОП туда гонял за ним машину казенную (номера записаны) и вез с ветерком в родные казематы и здесь, в домашних стенах, требовал расписки, что ни в какой Питер он не поедет. А когда ехать было уже поздно, отпустил задержанного - но лишь до крыльца, где его уже ждали объятия родного РОВД. Оно отвезло его в свой «обезьянник», привело пару мятых жизнью свидетелей, которые подписали заявления о том, что Чистяков между УБОПом и РОВД успел под окнами жилых домов накричать множество матерных слов. Сшитое дело вместе с его персонажем тут же отвезли к мировому судье, который оперативно приговорил Чистякова к пяти суткам отсидки.
Всем остальным «антисаммитчикам» тоже досталось от хранителей общественного порядка.
Еще вспомнил забавную разницу в отношении милиции к «политическим» и рыночным торговцам «некоренной национальности» («Новая газета» № 91 от 09.12.04 «Три дня до разграбления»): в протоколы о ругании матом «некоренных» почему-то непременно добавляют пункт об их попытках сорвать погоны с милиционеров.
Нецензурная брань стала для нашей милиции индульгенцией за все! Хотя мата сегодня полно даже в книгах, и никто за авторами с наручниками не бегает.
Родные погибшего парня просто в трансе от сообщения прокуратуры и считают его запредельным цинизмом и ложью. Сергей и Света были чудесной парой. На своего маленького сына они нарадоваться не могли. Когда Света только забеременела, Сергей уже купил футбольный мяч сыну - был уверен, что родится мальчик. И очень ждал его, успевая и бизнесом заниматься, и ремонтом в квартире, и по дому жене помогать.
И вот - пошел за соком для сына и погиб в милиции. До киоска пара минут, он и вышел-то без куртки, в спортивных шлепках.
Теща Сергея - врач. Говорит, что зять ее в гробу был совершенно не похож на здорового, красивого парня на фотографиях; такое ощущение, говорит она, что его пытали перед тем, как он выпал из окна. Причем выпал спиной. На пальцах покойного были круглые ранки, будто о кожу тушили сигареты. На запястьях - следы от наручников.
Кстати, через полчаса после Сергея в милицию попал и его младший брат Костя: «Видимо, в субботу вечером был рейд по району, и милиция брала всех, у кого не оказалось документов, в дежурке было человек сорок, потом вдруг началась суета, приехала «скорая»; дежурный выпустил всех из «обезьянника», и я не знал, что это мой брат погиб».
Но выпустили, оказывается, не всех: тот, кого повязали вместе с Сергеем, просидел до полуночи. Он рассказал его родителям и жене, что от киоска их отвели в опорный пункт, там сняли отпечатки пальцев, а оттуда отправили в РОВД. Никакого сопротивления он не оказывал, был бодр и в машине разговаривал с каким-то парнем. Тот про дочку рассказывал, Сергей про сына. Тогда еще у него был мобильник, но жене он звонить не стал, чтоб не беспокоить, - уверен был, что скоро отпустят. Его первым оформили по протоколу, потом спустились два оперативника, сказали: нужен еще один. Им ответили: вот, берите этого, он уже оформлен. Опера и повели его на четвертый этаж. Через полчаса оттуда спустился человек, сказал, что в соседнем кабинете были шум и крики, потом звук разбитого стекла.
Что интересно, прокуратура этого свидетеля за пять дней так и не допросила.
Ни милиция, ни врачи родным ничего не сообщили. Уже ночью позвонили знакомые: Сергей в больнице. Света помчалась к мужу, но ее к нему не пустили. А утром врачи сообщили, что он умер.
Мама Сергея сказала, что если виновных и найдут, судиться с ними нет ни желания, ни сил. Тем более что районный прокурор уже заявил, что сотрудников милиции и персонал больницы они допросили и никаких доказательств, что Левшина били, не нашли. Но следствие идет - может, чего обнаружится.

Милицейские хроники
Перечитывать досье на открытые (только открытые) дела и делишки воронежской милиции - тошно. После чтения возникает образ толпы мародеров, которых занесло на воронежские улицы с неизвестной войны.
Начать милицейские хроники можно с того, что однажды сам губернатор рассказал публично, как отдыхал он в ресторане, а туда явились менты собирать дань. И чуть не «ошкурили» губернатора. В подобную ситуацию я и сам попадал в кафе вместе с уважаемыми в городе людьми: двое пьяных сотрудников требовали от нас пузыри за то, что никто нас не грабит. А на отказ обещали привести с улицы «пару колдырей», чтоб те поучили нас уму-разуму.
Не так давно в одном только Левобережном суде Воронежа одновременно шли три уголовных процесса с обвиняемыми-милиционерами. Старший участковый торговал опием прямо на опорном пункте. Инспектор ГИБДД вымогал деньги у чиновника мэрии, попавшего в аварию. Два сотрудника РОВД - похищение девушки и вымогательство.
Милиционер-пенсионер получил шесть лет колонии строгого режима за вымогательство у студентки 20 тысяч евро.
В Северном ОВД опер поймал мошенника, но возвращать деньги потерпевшим не стал, а дело закрыл за отступные.
Молодой опер ОБЭП Центрального района - обвиняемому по уголовному делу: ты мне бабки, а я сделаю тебя свидетелем. Опер несколько раз дань получал, а напоследок задержал девушку обвиняемого и предложил ему ее выкупить.
Опер по особо важным делам угрозыска ГУВД в пьяном виде пришел с двумя дружками в общагу, где жили турецкие строители. Под пистолетом отобрали у турок пять тысяч рублей и 300 долларов, некоторых рабочих избили.
В патрульном участке Железнодорожного района мент с приятелем приняли на грудь и пошли искать приключений. На остановке встретили незнакомую пьяную женщину и пригласили ее в участок насчет выпить. Выпили, поссорились и тетку избили до смерти. Вытащили из участка и бросили неподалеку.
Начальник кафедры математики Воронежского института МВД России, старший лейтенант милиции 28 лет вместе с соучастниками вломился в дом, избил хозяйку и забрал 9,5 тыс. рублей и ее документы.
Два курсанта Воронежского института МВД ограбили на улице двух воронежцев, отобрав у них 600 рублей и мобильники.
Один из сотрудников Федеральной службы наркоконтроля пойман на торговле наркотиками. Причем сначала об этом сообщили СМИ, а уж потом ФСН, которая публикациями была очень недовольна. И добавила, что знает оборотней и в других правоохранительных структурах.
Инспектор Управления охраны общественного порядка ГУВД вместе с братом организовал сеть по продаже марихуаны.
Два офицера ОБНОН торговали опием, который был вещественным доказательством по другому уголовному делу. У обоих милиционеров прекрасные характеристики.
А вот еще очень характерное дело: в Воронеже собрались подраться футбольные болельщики клубов «Факел» и «Орел», а милиция их разогнала. И все бы ничего, если б не фотокор одной из газет, который случайно увидел, как обыскивают группу фанов. Фотокор показал майору милиции ксиву и поинтересовался происходящим. Майор вопросы вытерпел и послал его в пресс-службу ГУВД. Но фотокор решил сфотографировать обыск фанов, и этого милиция выдержать не смогла. Поучили, как следует. А дальше самое смешное: какая именно группа вооруженных людей в самом центре города избивала журналиста, осталось тайной, несмотря на скандал.
Начальству ГУВД регулярно не нравились мои публикации. Оно возбуждалось, грозило исками и даже присылало в редакцию службу собственной безопасности. Но самое интересное вот что: узнав о моем конфликте с самим ГУВД, знакомые дружно советовали поздним вечером из дома не выходить и вообще быть осторожным.
В Бутурлиновке пьяный милиционер сбил мальчишку, ехавшего на мопеде. В Воронеже такой же сбил женщину и скрылся. В Колодезном милиционер насмерть сбил велосипедиста. Пьяный участковый на «Жигулях» врезался в своих же, в наряд милиции - один погиб, несколько ранены…
Это лишь то, что стало известным. А частенько пьяных водителей-милиционеров признают трезвенниками. Вопиющ случай в Хохольском районе, когда участковый сбил четырехлетнюю девочку. Пьяным его видело все село, но суд признал трезвым. Участковый даже подал в суд на местную районку за ущемление его чести и достоинства. Районный суд он выиграл, и только в областном суде решение сгладили и скромно оценили честь мундира в один рубль. Со временем этот участковый перевелся в один из райотделов Воронежа и вырос там до подполковника милиции.
Недавно прокуратура возбудила уголовное дело по факту совершения кражи из РОВД изъятого у гражданина К. имущества. За пять обысков в офисе и квартире К. милиционеры забрали десятки радио- и мобильных телефонов, винчестеры для компьютеров, ксероксы, видеомагнитофоны, телевизор и музыкальный центр, одежду, кухонный комбайн, деньги. Все это куда-то подевалось. А областная коллегия адвокатов сообщила, что это далеко не редкость.
Областной прокурор раскритиковал Воронежское ГУВД: «Сотрудники органов… практикуют незаконные методы работы, укрывают от регистрации преступления, фальсифицируют материалы и результаты проверок, выносят незаконные решения об отказе в возбуждении уголовного дела». Скрывали кражи, разбои, грабежи. Речь здесь не о статистике, а о тысячах долларов - прайсы на «услуги» органов публиковались не раз.
Конфликт облпрокуратуры и ГУВД разбирала комиссия из Москвы и вынуждена была признать, что факты от облпрокурора соответствуют действительности. Тем не менее прокурора Бояркина вытолкали. «В Воронежской области я на себе почувствовал способы выживания чужих», - признался он напоследок.
Больше всего это напоминает не европейскую и даже на азиатскую страну, а Гаити времен Папы Дока и тонтон-макутов, верных охранников гаитянской вертикали. И за полученное право грабить, убивать и унижать они будут защищать эту вертикаль до последней капли чужой крови.


Информация: 29 марта 2007. Источник: «Новые Известия».
Милиционеры, применявшие к подозреваемым пытки, отделываются условными сроками
В один день к условному наказанию за применение насилия к подозреваемым были приговорены сотрудники правоохранительных органов в Ханты-Мансийском округе и в Татарстане, а накануне такой же вердикт суда был оглашен в Башкирии. Как ни странно, но правозащитники рады и этому наказанию. По их словам, большая часть дел о пытках закрывается еще до суда.
Вчера стало известно о том, что накануне были осуждены двое оперуполномоченных Кондинского РУВД Ханты-Мансийского автономного округа. Они пытались силой добиться у местного жителя признания в убийстве. «Преступление было совершено в июле-августе прошлого года, - рассказал «Новым Известиям» представитель прокуратуры Кондинского района ХМАО. - Двое оперуполномоченных Дмитрий Роман и Максим Мукаев, расследуя убийство, избили на допросе местного жителя. Задержанный отказался брать на себя преступление». Суд признал милиционеров виновными в превышении должностных полномочий. Они получили пять лет лишения свободы условно.
В тот же день Алькеевский районный суд Татарстана признал двух сотрудников местной милиции виновными в пытке человека. Как сообщили «НИ» в Правозащитном центре Казани, преступление, вменяемое подозреваемому, было достаточно рядовым - кража утят у одного из жителей поселка Хлебодарка. Однако милиционеры подошли к расследованию крайне серьезно. В июне прошлого года старший участковый Илья Исаков и его помощник Андрей Гольцов задержали подозреваемого - местного жителя Игоря Шибаева. Задержанный был доставлен в ближайший лесок. Милиционеры привязали мужчину к дереву, вывернув ему предварительно руки. В течение получаса стражи порядка пытали свою жертву, требуя у того признаться в краже утят. Однако мужчина не стал брать вину на себя. Тогда милиционеры отпустили его домой. Пострадавший пожаловался в прокуратуру, и против ретивых участковых было возбуждено уголовное дело. Суд признал милиционеров виновными в превышении должностных полномочий и приговорил к 3,5 года лишения свободы условно. А накануне в Башкирии к 3,5 года условно был приговорен капитан милиции города Октябрьский Сергей Байгузин. Его признали виновным в незаконном проникновении в жилище, насилии и угрозах.
Все эти судебные решения показывают, что сотрудники милиции, решившие схватить невиновного человека и выбить из него признание в убийстве, в любом случае окажутся не в тюрьме. «Дело в том, что суд в первую очередь смотрит на причинение увечий пострадавшему, - объяснил «НИ» представитель фонда «Общественный вердикт» Олег Новиков. - Если были нанесены побои, то назначается условное наказание, но если итогом издевательств была инвалидность, то суд может дать и реальный срок. Например, история с Алексеем Михеевым в Нижнем Новгороде. Его пытали, заставляя сознаться в убийстве девушки. В итоге мужчина выпрыгнул из окна третьего этажа здания РУВД. Он сломал позвоночник, стал инвалидом, а девушка, которую он якобы убил, вернулась сама домой. Пытавшие Михеева сотрудники РУВД сели в тюрьму на четыре года».
Правозащитники говорят, что сейчас рады даже условным наказаниям для милиционеров-инквизиторов. «Раньше часто бывало, что дело даже не доходило до суда, - продолжает Олег Новиков. - Следователи говорили, что вина милиционеров не была установлена, и закрывали дело, даже если сам пострадавший и свидетели указывали на своих обидчиков».
Выходом из ситуации мог бы быть отказ от пресловутой «палочной системы», когда от милиционеров перестали бы требовать определенного числа раскрытых преступлений. Однако в МВД РФ «НИ» не раз утверждали, что отказались от этой системы еще несколько лет назад. Видимо, рядовой состав милиции не может отвыкнуть от прежнего порядка работы. А вот ужесточать наказание за побои, как считают правозащитники, не стоит. «Главное, чтобы наказание было неотвратимым, - говорят они. - А то раньше милиционеров судили по статье «побои», а наказание за эту статью гораздо слабее, чем за превышение должностных полномочий».


Информация: 29 марта 2007. Источник: Новости России.
Правозащитники: для раскрытия преступлений правоохранительные органы применяют пытки
Нижегородская общественная организация "Комитет против пыток" представила результаты исследования, проведенного совместно с Социологическим институтом РАН, который утверждает, что с насилием со стороны правоохранительных органов в России сталкиваются как заключенные, так и обычные граждане. В ходе работы выяснилось, что хоть раз подвергался пыткам в милиции каждый пятый опрошенный. При этом правозащитники считают, что масштабность и безнаказанность пыток не только угрожают жизни и здоровью граждан, но и всей системе правосудия, основам гражданского общества и даже государственности.
Цель исследования - получить представление о масштабах и подробностях применения пыток при принуждении к даче показаний и практики жестокого обращения при задержании.
"У нас либо каждый россиянин по своему опыту, либо от своего окружения знает, что в правоохранительной системе применяются пытки", - сказал на презентации исследования руководитель нижегородского "Комитета против пыток" Игорь Каляпин. Он сообщил, что опрос проводился профессиональными группами социологов в пяти регионах: в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Пскове, Чите и Коми. Всего с 2004 года было опрошено 5565 человек. И, как рассказал в среду профессор Социологического института РАН Яков Гилинский, "результаты получились удивительно схожие".
"В среднем 4,12% опрошенных сказали, что лично подвергались пыткам в течение одного года", - заявил Гилинский. По его словам, 21,3% опрошенных в Санкт-Петербурге на вопрос о том, могут ли они вспомнить за всю жизнь случаи применения в отношении них незаконного насилия со стороны правоохранительных органов, ответили положительно.
Согласно результатам опроса, более 50% респондентов в Санкт-Петербурге, Пскове, Нижнем Новгороде, Республике Коми и Чите считают, что пытки в России применяются, отмечает "Интерфакс".
Гилинский сообщил, что 39% опрошенных среди заключенных в Коми сообщили, что подвергались насилию до приговора суда, а в Чите число заключенных, ответивших положительно на вопрос о применении насилия до решения суда, превысило 61%. При этом социолог сказал, что, по данным опроса, более 60% респондентов в Санкт-Петербурге чувствуют себя не защищенными от насилия.
"Россия и так занимает третье место после Колумбии и ЮАР по числу убийств на 100 тысяч населения и лидирует по числу самоубийств. У нас накоплен колоссальный потенциал насилия, и эта проблема недооценивается обществом и руководством страны", - отметил Гилинский.
Правозащитники выяснили, что пытают сограждан чаще всего сотрудники патрульно-постовой службы и следственных отделов милиции. Но не гнушаются насилием сотрудники ФСБ и прокуратуры, а также судебные приставы. Чаще всего применяются избиение, содержание в холодных помещениях и антисанитарных условиях.
Также практикуются принудительные позы, включая подвешивание, бросание, растягивание, выкручивание рук и так далее. Значительно реже встречается применение электротока, погружение в воду (за исключением Коми, где было выявлено 20 таких случаев), прижигание и иные пытки с использованием кипятка и горячих (раскаленных) предметов. Наиболее распространенные мотивы пыток: издевательство, "кураж", вымогательство, а уже потом принуждение к явке с повинной и к даче показаний против себя и других лиц.
Экзотикой являются месть и пытки за участие в акциях протеста, гражданского сопротивления и за жалобы на произвол. Исследователи делают вывод: как правило, пытки применяются в отношении мужчин 21-40 лет со средним и неполным высшим образованием. Чаще всего применение пыток происходит в отделе милиции, дежурной части или в процессе задержания милицией. Издевательства могут длиться сколько угодно: от 10 минут до 72 часов.
Как отмечает правозащитник, проблема насилия со стороны правоохранительных органов усилилась в 90-х годах, когда из силовых структур стали уходить профессиональные кадры. Кроме того, в силовых структурах слишком буквально понимают требования начальства о максимальной раскрываемости преступлений любой ценой. Председатель нижегородского "Комитета против пыток" Игорь Каляпин считает, что в первую очередь необходимо повышать уровень служебной подготовки кадров правоохранительных органов. "Милиционеры в типичных для себя ситуациях не знают, какие действия предпринять", - сокрушается правозащитник. "Вместо того чтобы раскрывать преступление, легче выбить показания", - соглашается с ним профессор Гилинский.
Правозащитники считают, что масштабность и безнаказанность пыток не только угрожают жизни и здоровью граждан, но и всей системе правосудия, основам гражданского общества и даже государственности. В течение последних лет для пресечения применения пыток органами власти России никаких реальных мер принято не было. "Начать решать эту проблему не готово ни руководство МВД, ни государство, - считает председатель "Комитета против пыток" Игорь Каляпин. - Говорится очень много, но ничего не делается". "Самое страшное- это насилие со стороны тех, кто должен нас защищать, - сказал Яков Гилинский. - Мы их содержим, они нас бьют".
По словам Каляпина, для искоренения проблемы насилия со стороны правоохранительных органов нужны комплексные меры, прежде всего, повышение уровня профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов.
Причин происходящего довольно много. Профессор Яков Гилинский называет, в частности, падение профессионализма среди правоохранителей, репрессивный менталитет законодателей, работников прокуратуры, судей и милиционеров. Влияет и низкая оплата труда и главное полная безнаказанность за творимый произвол. Не избавились в правоохранительных органах и от "наследия советского тоталитарного режима".


Информация: 27 марта 2007. Источник: www.regnum.ru
Татарстанские милиционеры признаны виновными в пытках
27 марта стало известно, что двое милиционеров Алькеевского РОВД Татарстана Андрей Гольцов и Илья Исаков, пытавшие жителя республики ради получения признательных показаний, признаны виновными в превышении должностных полномочий с применением насилия (п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ). Алькеевский суд приговорил преступников в погонах к 3,5 года лишения свободы условно.
Напомним, в июне прошлого года помощник участкового уполномоченного милиции Алькеевского РОВД Татарстана Андрей Гольцов и старший участковый уполномоченный милиции Илья Исаков для проверки поступившей к ним информации о хищении утят у одного из жителей поселка Хлебодаровка вывезли подозреваемого Игоря Шибаева в лесопосадки. Требуя от него признания в совершении кражи, милиционеры сначала привязали Игоря к дереву, затем, вывернув ему руки, связали их веревкой. Конец веревки находчивые стражи порядка привязали к другому дереву, таким образом растягивая руки Шибаева. Пытка ни к чему не привела - Гольцов и Исаков отпустили мужчину домой, продержав его привязанным к дереву и с вытянутыми руками около получаса.
14 июля 2006 года прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Андрея Гольцова и Илья Исакова по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ. А в октябре милиционерам были предъявлены обвинения: в превышении должностных полномочий с применением насилия и спецсредств (п. "а" и "б" ч. 3 ст. 286) обвинялся Андрей Гольцов и по той же ст. 286 УК РФ обвинялся Илья Исаков.
Потерпевший житель Алькеевского района республики Игорь Шибаев во время следствия и судебных заседаний неоднократно жаловался на оказываемое на него давление со стороны обвиняемых и правоохранительных органов. И вчера, 26 марта, Алькеевский суд признал вину милиционеров, приговорив обоих к 3,5 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования