Типовые нарушения прав осужденного, допускаемые сотрудниками УФСИН России по Республике Мордовия

20-09-2009
1. Введение.

В «Комитет за гражданские права» за период 2006-2009 гг поступило 303 обращения заключенных, отбывающих наказание в колониях Республики Мордовия. Заключенные жаловались на:

2.1. Нарушения ст. 3 Европейской конвенции, а именно жестокое обращение, избиения, пытки. 36 % обращений.

Так в Комитет «За гражданские права» обратился подследственный Трубачев Максим Николаевич, подозреваемый в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ. В настоящее время содержится в ФГУ ИЗ-13/2 УФСИН России по Республике Мордовия (г. Рузаевка). В своем письме заявитель сообщает следующее.
16.05.08, 20.05.08 и 23.05.08 г. он трижды этапировался в здание МВД Республики Мордовия (РМ) на основании постановления следователя СУ при МВД РМ Спицина К.С. При этом, как утверждает Трубачев М.Н., никаких следственных действий не проводилось, адвокат не вызывался.
Подследственный пишет о том, что сотрудник УБОП Республики Мордовия Таракин Д.В. в беседе с ним оказывал моральное давление, высказал угрозы физического насилия с целью оговорить себя и признаться в совершении преступления, которого, по словам заявителя, он не совершал.
Подследственный Трубачев М.Н. сообщает о том, что в кабинете №212 Октябрьского РОВД г. Саранска он был подвергнут пыткам и избиениям. В настоящее время он этапирован в СИЗО-2 г. Рузаевка.
Комитет «За гражданские права» направлял обращение за № ДК-245-08 от 14.06.08 в интересах подследственного Трубачева М.Н. в Следственное управление Следственного Комитета Прокуратуры РФ по Республике Мордовия. В ответе за № 489-7/ж-08/353 от 02.07.08 было указано о том, что данное письмо направлено руководителю Ленинского следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета Прокуратуры РФ по Республике Мордовия Фабричнову И.Ю. В этом же письме было предписано сообщить о результатах рассмотрения заявителю, в адрес Комитета и в Следственное управление Следственного Комитета Прокуратуры РФ по Республике Мордовия в срок до 12.07.08.

В Комитет за гражданские права обратилась Абуина Галина Алексеевна, племянник которой Лаптев Алесей Михайлович, сирота, отбывает наказание в ИК - 7 УФСИН РФ по Мордовии.
Заявительница сообщает, что Лаптев 25 июня 2007 года был избит сотрудником охраны, в связи с чем госпитализирован в тяжелом состоянии.

Наибольшее количество жалоб по этому поводу приходилось на ИК № 17 (4% от общего числа обращений в комитет из Мордовии); СИЗО-2 г. Рузаевка. (3 % обращений); ИК-5, ЛИУ-19, ИК- 18 (2% обращений); далее по числу обращений следуют ИК-4, ИК-10, ИК - 7, ИК-3.

2.1.1. В 11 % случаев избиения и пытки носили систематичный характер.

Так в адрес Комитета «За гражданские права» поступило обращение гр-на Задонского Сергея Михайловича, проживающего по адресу: г. Лесной Свердловской области ул. Мамина-Сибиряка, д. 59, кв.36. К данному обращению приложены копии писем и жалоб осужденных, ответы из инстанций, которые в целом подтверждают общую картину, представленную гр-ном Задонским в его обращении.
Задонский отбывал наказание в период 2001-2006 гг. в учреждении ФГУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия.
По свидетельствам осужденных, находящихся в данной колонии, сотрудниками администрации под различными предлогами осуществлялись чудовищные пытки в виде массовых и индивидуальных избиений осужденных, систематическое унижение их человеческого достоинства. Нарушались правила материального обеспечения осужденных, правила гигиены. Нарушались права на свободное отправление религиозных обрядов. Фабриковались, либо намеренно провоцировались администрацией, различные нарушения режима содержания, в результате чего осужденные подвергались необоснованным взысканиям, водворялись в ШИЗО и ПКТ, где пытки над ними продолжались, а условия содержания не соответствовали санитарно-бытовым нормам. Администрация колонии всячески препятствовала отправлению жалоб осужденными в различные инстанции, в ходе проверок вышестоящими инстанциями создавались препятствия для правдивого пояснения осужденными ситуации в указанной колонии.
Задонским указаны конкретные данные тех осужденных, в отношении которых производились незаконные и бесчеловечные действия, указаны данные и должности сотрудников колонии, которые выступали основными инициаторами и исполнителями подобных действий.
Считаем, что многочисленные и предельно конкретизированные в обращении Задонского факты правового беспредела в ИК-5 Республики Мордовия заслуживают самой тщательной и объективной, непосредственной проверки на месте, и по ее результатам возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, допустивших подобный произвол, не говоря о нарушении норм уголовно-исполнительного законодательства, в отношении осужденных.

Наибольшее число жалоб по этому поводу приходится на СИЗО-2 г. Рузаевка, ИК-5 (2 % обращений от общего числа обращений в комитет); ИК-17.

2.1.2 Иногда избиения носили массовый характер (4% обращений).

В адрес Комитета «За гражданские права» поступила информация о массовых и систематических нарушениях администрацией ФБУ ИК-1 УФСИН России по РМ прав и законных интересов осужденных, гарантированных им Конституцией, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, также УИК РФ.
Заявители сообщили нам о том, что в отношении осужденных грубо нарушаются их права, гарантированные им ст. 21 Конституции РФ и ст.3 ETS №5. Так 17 апреля 2009 года сотрудниками ИК-1, находившимися в нетрезвом состоянии, было осуществлено массовое избиение осужденных, содержавшихся в ОК, ПКТ и ШИЗО. Осужденных, недовольных ограничением своих права, водворяют в ШИЗО, где зверски избивают. Противоправные действия администрации ИК-1, грубо нарушающие права осужденных на личную неприкосновенность, гарантии соблюдения которых Российской Федерацией перед международным сообществом закреплены в ч.3 ст.3 УИК РФ, вынуждают осужденных прибегать к крайним формам протеста: голодовкам, вскрытию вен, живота, шеи.
Кроме этого администрацией ИК-1 нарушаются положения ст.91 УИК РФ, а именно: жалобы и заявления по факту незаконных действий сотрудников администрации ИК-1 в прокуратуру, суды и правозащитные организации подвергаются цензуре в нарушение ч.2 ст.91 УИК и уничтожаются. Данные действия администрации являются грубым нарушением прав осужденных на эффективные меры правовой защиты, гарантированные им ст.ст. 45, 46 Конституции РФ и ст.ст.1, 13 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS №5).
Заявители указывают, что право на свободу от принудительного труда, запрет на который установлен ст.4 ETS №5 и Конвенцией МОТ №29 администрацией ИК-1 ограничивается следующим образом: осужденным, трудящимся на промышленной зоне, «закрывают» зарплату, т.е на лицевой счет поступает ежемесячно от 19 до 50 рублей, что никак не соответствует установленному законом МРОТ.
Кроме того, право на получение денежных переводов, гарантированное ч.4 ст.91 УИК РФ, нарушается следующим образом: о поступлении денег на лицевой счет от родных и близких не извещают; осужденным, содержащимся в ОК и ПКТ, даже не известно кто за них ходил в магазин ИК-1 и когда. Кассовый аппарат в магазине колонии отсутствует, что позволяет обманывать осужденных. Полагаем, что подобные вещи могут быть признаны грубейшим нарушением ст.1 Протокола 1 к Европейской конвенции ETS №5.
Условия содержания в ИК-1 не соответствуют минимально необходимым человеческим потребностям (п.п. 3-5 Европейских пенитенциарных правил), а именно:
1. Жилые помещения переполнены и не соответствуют метражу
2. Некоторые бараки уже много лет как являются списанными по акту, но в нарушении всех норм в них проживают осужденные
Таким образом, имеются все основания говориться о массовом и грубом нарушении прав человека в отношении лиц, не способных самостоятельно использовать правовые средства защиты.

Наибольшее количество жалоб по этому поводу поступило на ИК-3, ИК-1.

2.1.3. В 8 % случаев обратившиеся в комитет писали, что произвол администрации вынудил их прибегать к таким крайним мерам протеста, как голодовки и вскрытия вен. Администрация отвечала на это избиениями осужденных, а так же наложением иных видов «взысканий».

Так в «Комитет за гражданские права» поступила тревожная информация о нарушении прав человека в ИК № 3 УФСИН РФ по Республике Мордовия ( пос. Барашево Тяньгушевского района).
Как сообщает источник информации, 31 января 2008 года ряд осужденных был избит сотрудниками отряда специального назначения, после чего они вскрыли себе вены. Среди этих осужденных Головенкин В.Н., Майоров С.В., Каштанов Н., Шигинов В., Асратьян А. Заявитель сообщает, что данные осужденные получили побои. Особенно жестоко были избиты осужденные Шенгелия и Нисимов.

Данные факты упоминались в жалобах на действия администрации ИК -17(3% от общего числа обращений в комитет); ИК-10 (2%), далее по числу обращений следуют ЛИУ №3, ИК -3, ИК-12.


2.2 В 32% случаев, лица, обратившееся в комитет, жаловались на люстрацию жалоб, поданных на действия администрации колонии.

Так в Комитет за гражданские права обратился осужденный Саттаров Рифарт Хафаярович, 1967 г.р., который в течении 2006-2007 годов из СИЗО и колонии направил более 20 жалоб, однако не получил на них ни одного ответа.
Из документов, представленных спецотделом ИК № 17, Саттаров направил обращения:
22 ноября 2006 - в Верховный Суд РФ;
23 ноября, 27 и 28 декабря 2006 года - Прокурору Республики Мордовия;
25.12.06, 27.12.06, 09.01.07 - прокурору Торбеевского района Республики Мордовия.
Мы просили органы прокуратуры провести проверку в части того, поступили ли адресатам указанные обращения заявителя и сообщить в Комитет за гражданские права и осужденному.
Из ответа Прокуратуры Торбеевского района РМ от 3 июля 2007 года видно, что жалоба Саттарова в адрес органов прокуратуры была передана под роспись зав канцелярией СИЗО № 3 Тюриной О.П., которая утверждает что отправила жалобу, а причину непоступления жалобы в органы прокуратуры сотрудники СИЗО объяснить не могут.
Между тем, Саттаров отправлял не одну, а целых 3 жалобы в органы прокуратуры. Ни одна из них до прокуратуры не дошла.
Возможность утраты почтой 3 жалоб подряд исключена.

В Комитет «За гражданские права» обратился Балакин Дмитрий Николаевич, 1985 г.р., осужденный по ст. 105 ч. 2 УК РФ к пожизненному лишению свободы. Кассационным определением Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам от 17.05. 2007 года приговор оставлен без изменения. Начало срока: 20 июля 2006 года. В своем письме заявитель сообщает следующее.
По прибытии в ФГУ ИК-1 УФСИН России по Республике Мордовия начальник колонии полковник внутренней службы Канаев С.В., который, по словам Балакина Д.Н., сказал ему о том, что если будет написана хоть одна жалоба или заявление в какую-либо инстанцию, то он будет немедленно подвергнут избиению. Как пишет осужденный, Канаев С.В. пояснил также, что за пределы исправительного учреждения, написанная им бумага, не уйдет.
Заявитель считает, что подобного рода указания были даны из Прокуратуры Республики Мордовия, которая, по утверждению осужденного Балакина Д.Н., сфабриковала против него уголовное дело, а в период предварительного следствия были применены недозволенные методы ведения следствия.
В вышеуказанном исправительном учреждении заявитель находился в период с 29.06.2007 г. по 19.05.2008 г. По его словам, до этапирования в ФГУ ИК-1 он вел переписку с Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ), а по прибытию в данную колонию переписка прекратилась.

Наибольшее количество обращений с заявлениями о том, что жалобы заключенных незаконно задерживаются было подано на ИК-17 (4 % от общего числа обращений в комитет); ИК - 18, ИК-1, ИК-7 (по 2% обращений); далее следуют ЛИУ №3, , ИК № 5, ИК-12, ИК - 4, ИК-10.

2.2.1. В 11 % случаев заключенные жаловались на то, что после подачи жалобы, на них незаконно накладывались взыскания.

Так Комитетом «За гражданские права» было рассмотрено обращение осужденного Ибрагимова Р.А., по вопросу грубого нарушения его прав и законных интересов со стороны администрации исправительного учреждения.

В своем обращении, осужденный Ибрагимов Р.А. пояснил, что с 04.04.2007 г. он был трудоустроен в ИК-7 в цехе № 1 сбивщиком барабанов. Из обращения осужденного следует, что он от работы не отказывался, трудоустроиться желал. Однако, ему не разъяснялись условия оплаты труда, нормы выработки продукции, и зависимость начисляемой заработной платы от выработки продукции. Из обращения Ибрагимова Р.А. следует, что, несмотря на неоднократные попытки выяснить данный вопрос, он этого сделать так и не смог.
Осужденный справедливо указал, что условия труда в местах лишения свободы регулируется в том числе и трудовым законодательством РФ. Никаких изъянов по отношению к осужденным, работающим на предприятии в ИУ, в аспекте ознакомления с условиями труда и его оплаты, УИК РФ не содержит.
Странным представляется также и то, что, как следует из письма Ибрагимова Р.А., он трудился по 16 часов в сутки в течение 26 рабочих дней. Считаю, что в данном случае, может иметь место нарушение трудового законодательства, факт т.н. «переработок» нуждается в проверке.
Далее, Ибрагимов Р.А. поясняет, что за первый месяц работы он получил (видимо, после отчислений), 17 рублей, за второй - 50 рублей, на личный счет. Действительно, смехотворные суммы.
Осужденный Ибрагимов Р.А. считает, что он был помещен в ШИЗО не в результате допущенных им нарушений, а за направление им жалоб на условия труда и оплаты в ИУ. Ибрагимов Р.А. указал о факте пребывания в ШИЗО в течение 52 суток! Между тем, дисциплинарное взыскание в виде помещения в штрафной изолятор не может превышать 15 суток.
Даже, если перед каждым следующим помещением в ШИЗО Ибрагимова, сотрудники ИК-7 давали истечь суткам - то есть формально прерывали нахождение Ибрагимова в ШИЗО - такое дисциплинарное взыскание нельзя назвать иначе, как пыткой.
Ибрагимов Р.А. поясняет также об антисанитарных условиях содержания в ШИЗО ИК-7.
В своем обращении, осужденный Ибрагимов Р.А., по нашему мнению, ставит справедливый вопрос о причинах продажи в магазине учреждения ИК-7 таких предметов, как краска, электроды, подвесные потолки и т.п. Очевидно, что подобные предметы не являются продуктами питания и предметами первой необходимости, и даже элементарными предметами для обустройства быта. Представляется, что продажа данных предметов осужденным и их родственникам - скрытая форма осуществлять косметический ремонт в учреждении не за счет бюджетных средств либо средств предприятия учреждения, а за счет осужденных и граждан, заинтересованных в их судьбе. Известны случаи, когда положительное отношение к осужденным со стороны администрации, складывалось не из соображений степени исправления осужденного, его участия в производстве, в жизни отряда и т.п., а из соображений предоставленной учреждению со стороны родственников «гуманитарной помощи». Смысл и условия продажи в магазине учреждения таких предметов, как, например, подвесные потолки, считаю, должен быть установлен в результате проверки.
27 декабря 2007 года, Ибрагимову Р.А. было отказано в предоставлении длительного свидания с женой и сыном. Из приобщенных осужденным копий документов, следует, что с гр. Комовой Анастасией Сергеевной, 1985 г.р., брак у Ибрагимова не зарегистрирован. Также, в свидетельстве о рождении Комова Эльдара Раджевича, Ибрагимов Р.А. отцом не указан.
Однако, ситуация в данном случае достаточно сложна. Комов Э.Р. родился 26 июля 2007 года, то есть в тот период, когда Ибрагимов уже находился в местах лишения свободы. Свидетельство о рождении оформлялось по месту проживания матери - в г. Москве. Без личного присутствия отца ребенка, вписать его в качестве отца в свидетельство о рождении, крайне затруднительно.
Тем не менее, очевидно, что Ибрагимов Р.А. признает себя отцом ребенка, считает Комовых своей семьей. Комов Э.Р. имеет отчество по имени отца (Раджевич).
Все эти обстоятельства не могли укрыться от внимания начальника учреждения ИК-7. Однако, в предоставлении длительного свидания с семьей, Ибрагимову Р.А. было отказано без всякой мотивации.
Отмечу, что, согласно ст. 89 ч. 2 УИК РФ, длительные свидания могут быть предоставлены с разрешения начальника ИК-7 с «иными лицами». Согласно ст. 8, 9 УИК РФ, уголовно-исполнительное законодательство призвано стимулировать правопослушное поведение, формировать уважительное отношение к нормам человеческого общежития, призвано соединить наказание с исправительным воздействием. Уголовно-исправительное законодательство основано в том числе на принципе гуманизма.
Поэтому, совершенно непонятно, в связи с чем было отказано в предоставлении длительного свидания Ибрагимову Р.А., с его фактической супругой, тем более, если у Ибрагимова и Комовой родился общий ребенок за полгода до этого? Появление сына и связь с семьей могли явиться мощным стимулом в формировании нормальных социальных установок у осужденного, и руководство ИК-7 не могло не понимать этого.
В данном случае, ничем, как местью, антигуманным отношением, позицию руководства ИК-7 назвать нельзя.
В своем обращении, Ибрагимов Р.А. указывает на препятствия со стороны спецчасти учреждения к направлению жалоб в инстанции от осужденных, в закрытом виде. Также, указывает на факт, унижающий человеческое достоинство - принуждение осужденных к обязательному распеванию песен.

Наибольшее количество жалоб на подобную практику поступило из ИК-12 (2% от общего числа обращений), далее следуют ЛИУ №3, ИК-17, ИК-7.

2.2. В 40% обращений осужденные жаловались на иные случаи незаконного наложение взысканий.

Так в комитет «За гражданские права» обратился осужденный Андреев К.А (ИК-17)
Осужденный Андреев Константин Анатольевич получил 2 взыскания по 10 суток за расстегнутую пуговицу, отсутствие бирки, отсутствие фески на производстве. Вывод об обоснованности данного взыскания вызывает сомнения.

В Комитет «За гражданские права» обратилась за помощью гражданка РФ Манаенкова Светлана Ивановна в интересах своего мужа, Евтешина Александра Николаевича, 1974 г.р., отбывающего наказание в ФБУ ИК - 17 УФСИН России по Республике Мордовия. В своем письме заявительница сообщает следующее.
С октября 2006 г. осужденный Евтешин А.Н. содержится в вышеуказанной колонии. Правила внутреннего распорядка не нарушает, с администрацией не конфликтует, нарушений нет. Длительное время работал без оплаты труда за поощрения в виде длительных свиданий с женой.
По словам заявительницы, в апреле 2008 г. начальник отряда № 4, где содержится осужденный, капитан внутренней службы Тестов В.Ф. сказал, что при переходе на летнюю форму одежды состоится конкурс, на котором Евтешин А.Н. должен будет спеть песню. В случае отказа было обещано водворить в ШИЗО.
Осужденный отказался спеть песню на конкурсе, после чего, как пишет заявительница, в личном деле появилась запись о проведенной беседе за нарушение ПВР. При этом он был лишен поощрения в виде указанного длительного свидания.
В октябре 2008 года, при переходе на зимнюю форму одежды, вышеуказанный начальник отряда сказал о том, что если и в этот раз осужденный Евтешин А.Н. откажется, то из него сделают грубейшего нарушителя режима содержания. По утверждению гражданки Манаенковой С. И., это произошло 07.10.08.
На мужа заявительницы был составлен акт о том, что он курил в туалете. На следующий день его водворили в ШИЗО на 15 суток. При этом через спецотдел его лишили права обжаловать вышеуказанный акт.
Наибольшее количество подобных обращений поступило из ИК -17(12%), ИК -18 (3%), ИК - 10 (2%), далее следуют ИК-18, ИК- 5, ИК-12.

2.3. В 31% случаев заключенные жаловались на применение администрацией колонии принудительного труда, на тяжелые условия труда, низкую оплату труда.

Так в комитет «За гражданские права» обратился осужденный Музиков Юрий Анатольевич. Он сообщил, что что у него полностью не видит правый глаз, частично не видит левый глаз, в связи с заболеванием зрения он должен был быть освобожден от работы на швейном производстве, однако в связи с отказом от работы был переведен в СУС. Согласно справке УФСИН РФ по РМ подготовлены документы на паспортизацию Музикова Ю.А., подтвержден диагноз почти зрелой осложненной катаракты правого глаза.
Так в ИК -17 на производстве занято 600 осужденных.
Так как МРОТ составляет 1100 руб. в месяц, а продолжительность рабочего дня при 6 - дневной рабочей неделе 6 часов 40 минут, минимальная оплата на производстве колонии составляет 6 руб. 66 коп. в час. или 44, 4 руб. в день. При действующих расценках работник для того, чтобы заработать указанные суммы должен вывернуть рукава 1715 курткам, либо пришить рукава 105 курткам, либо подшить воротники 100 курткам. При этом подшив 105 рукавов или подшив 100 воротников состоит из 3 - 7 операций. Пошив хлястика оплачивается в размере 2 копеек, пошив рукавиц - в размере 24 копеек. Нормативы работ рассчитаны без учета реальной квалификации работников, реального объема работ, соотношения цены на конечный продукт и удельного веса оплаты труда, утомляемости работника, не способствует материальной заинтересованности работника в результатах своего труда. По утверждению работников администрации, средний заработок в день составляет 59 рублей, в месяц - 1700 рублей. После вычетов осужденные получают 350 рублей на руки, а раскройщики - по 800 руб. на руки. Согласно справке УФСИН РФ по РМ в 2006 году было проведено 269 хронометражей, менее 3 % нормативов было пересмотрено.
Высокая интенсивность указанных работ приводит к повышенному потоотделению, однако осужденные, занятые на швейном производстве, возможности помывки тела после рабочего дня не имеют. Согласиться с тем, что по энергетическим затратам работа швеи относится к легким и влечет только загрязненность рук, нельзя, так как из сборника нормативов видно, что работа швея связана со значительной двигательной нагрузкой, а работа по раскрою и пошиву тканей неизбежно приводит к насыщенности воздуха микрочастицами и волокнами.
Осужденные жаловались на то, что производство, связанное с синтепоном, связано с наличием в воздухе пыли и волокон.

Наибольшее число жалоб по этой теме поступило на действия администрации ИК-17(7% обращений); ИК-11, ИК - 7 (2% обращений); далее следуют ИК-18, ИК-5, ИК-1.

2.4. В 1% случаев, данные обращения поступали из ИК-17, заключенные жаловались переход на переход на летнюю форму одежды, произведенный без учета реальных климатических особенностей.

Так за помощью комитета «За гражданские права» обратился Яковлев Рафаил (ИК-17) . Он сообщил о том, что переход на летнюю форму одежду произведен без учета реальных климатических особенностей весны 2006 года, в связи с чем туб больные сужденные замерзали. Так как некоторые осужденные не имеют зубов, у них возникают сложности при приеме пищи.

2.5 В 9% случаев осужденные жаловались на недоброкачественное питание.

Так в Комитет «За гражданские права» обращался Кленов Кирилл Игоревич. Он сообщил, что сотрудники учреждения учреждении ИК-12 пос. Молочница периодически допускают случаи разворовывания продуктов из столовой, в связи с чем осужденных в основном кормят капустным отваром. Это ведет к тому, что в колонии царит голод, значительное число осужденных имеют дефицит веса.
Кроме этого, не пропускаются газеты и журналы и иная печатная продукция. В отношении осужденных, которые решаются направлять жалобы на нарушения их прав, фабрикуются дисциплинарные производства, их объявляют злостными нарушителями. Весной 2006 года в колонии имели место случаи массовых голодовок, а также суицида.
В отношении Кленова имела место дискриминация по политическим мотивам. У него изымаются печатные издания, к нему не пропускаются письма. Неоднократно представители администрации ИК угрожали ему изоляцией.
18 апреля 2006 года начальником 7 отряда Мартыновым С.В. Кленову К.И. был сделан выговор за якобы имевшее место курение в строю, хотя Кленов вообще не курит.
В марта 2006 года Кленову была направлена посылка, не содержавшая запрещенных ПВР ИУ вложений. Однако ни Кленову вручено, ни отправителям посылки содержимое посылки возвращено не был, то есть посылка фактически была расхищена.
В мае 2006 года Кленов был водворен в штрафной изолятор.

Наибольшее количество жалоб на это поступало из ИК-17 (2% обращений); далее следуют ИК -18, ИК-5, ИК-12.

2.5.1. В 4% случаев обратившиеся в комитет жаловались на недоброкачественное питание лиц, нуждающихся в медпомощи.

Так в Комитет "За гражданские права" обратилась Булгакова Галина Ивановна, мать осужденного Булгакова Владимира Валентиновича, 05.12.1964 г.р., отбывающего наказание в ФГУ ИК - 18 (отряд 9 ) Республики Мордовия (431100, Зубово - Полянский район, г. Потьма). Приговорен к 13 годам лишения свободы. Начало срока: 28. 12. 2000 г. Конец срока: 28. 12. 2013 г.
Сын заявителя находится в лечебно - исправительном учреждении №3 УФСИН России по Республике Мордовия с диагнозом " Язвенная болезнь. Снижение зрения". С июня 2003 г. является инвалидом III группы с диагнозом "Меланома сетчатки", с 9.12.2004 г. определена II руппа инвалидности по зрению. С декабря 2005г. определена II группа инвалидности по язвенной болезни. 21.04.06. заподозрен туберкулез легких.
Заявительница сообщает о следующем.
Во время свидания с сыном Булгакова узнала, со слов осужденного, о том, что Администрация учреждения не додает осужденным ряд продуктов питания: вместо мяса и рыбы им дают сою и ячневую кашу.
Булгаков проходил лечение в Центральной Больнице №21 ФГУ ЛИУ №3. Оттуда им нелегально были отправлены жалобы в Москву. По его словам, за то, что он критиковал администрацию учреждения, его отправляли в штрафной изолятор. Осужденный объявил голодовку, из-за чего Администрация обратила на него повышенное внимание. Заявитель утверждает, что Булгаков был вторично отправлен в ШИЗО на 15 суток с угрозой сгноить его там.
После описанных событий осужденному была снижена группа инвалидности: со 2-й на 3-ю.
Осужденный имеет дочь, Булгакову Ольгу Владимировну, 1993 г. р. С женой разведен. Мать ребенка бросила дочь в возрасте 3 лет, ни в чем не помогает. Булгакова О. В. воспитывается у бабушки и дедушки по линии матери.

В Комитет «За гражданские права» обратился за помощью осужденный Ястребов Виктор Павлович, 1949 г.р., отбывающий наказание по ст. 111 ч. 4 УК РФ в ФГУ ИК-18 УФСИН России по Республике Мордовия.
В своем письме заявитель сообщает о том, что его гражданские права были нарушены начальником медсанчасти колонии подполковником внутренней службы Грименкиным С.Н.. При этом он сообщает следующее.
В ИК-18 Ястребов В.П. находится с 2004 года. В 2005 году он почувствовал очень сильное недомогание и обратился за помощью к врачу. После проведенного обследования и взвешивания выяснилось, что осужденный при росте 172 см. весил 56 кг. Начальник медсанчасти, по словам заявителя, сказал ему, что при данном росте вес должен быть не менее 59 кг.800 г.
После этого, как сообщает осужденный, он написал заявление с просьбой поставить его на диетическое питание с целью увеличения веса. Его просьба была удовлетворена, в течении 10 месяцев Ястребов В.П. находился на диете, его вес поднялся до 61 кг. Через месяц после снятия с диеты вес снова снизился до 58 кг, и осужденный обратился с повторной просьбой относительно постановки на диетпитание. Ему вновь назначили диету. После того, как вес поднялся до 60 кг., заявителя сняли с диеты.
Осужденный Ястребов В.П. пишет о том, что в октябре 2008 г. его вес опять упал до 58 кг., и он в третий раз написал заявление по поводу постановки на диетпитание. Заявителю было отказано. Через месяц его вес составил 57 кг. и он опять обратился к начальнику медсанчасти колонии Грименкину С.Н. Тот отказал ему в удовлетворении просьбы, сообщил о том, что стабильный вес для него составляет 58 кг., и он не видит оснований для дальнейшего назначения Ястребову дополнительной диеты.
По словам осужденного, полученный отказ ведет к продолжению снижения его веса, что сказывается на состоянии его здоровья.

Наибольшее число подобных обращений поступало из ЛИУ №3, ИК - 18.

2.6. В 44 % случаев осужденные жаловались на то, что не получают медицинскую помощь в достаточном объеме.

Так в Комитет «За гражданские права обратился Богданов Андрей Вячеславович. При личной встрече с Богдановым установлено, что тот страдает врожденным пороком сердца, аллергическим дерматитом, клинически излеченным туберкулезом. Лечение в достаточном объеме не получает. Якобы направили на МСЭК, однако направлен на МСЭК не был. Прибыл в ИК инвалидом 3 группы. Нуждается в лечении врача- кардиолога. Нуждается в установлении МСЭК. Жалуется на боли в сердце 2-3 раза в неделю. При выдаче валидола на руки несколько раз валидол отнимали при обысках. Фельдшер Девятайкина А.А. не разрешает выдавать корвалол. Жалоба на имя министра здравоохранения на Девятайкину оказалась у Девятайкиной.
Кроме этого Богданов Алексей Вячеславович, был 2 января 2007 года за отказ от работы в праздничный день избит оперуполномоченным Бурановым и начальником отряда Сысоевым. В снятии побоев было отказано; после обращения снятии побоев Богданов был помещен в ШИЗО. Осужденных заставляли работать с 2 по 8 января 2007 года. Работать на производстве сложно. Нарушается право на отдых в выходные и праздничные дни.
Богданов показал, что Буранов нанес ему удар по голове, после того, как Богданов принял валидол, Сысоев стал наносить удары, в т.ч. в область левой почки. После прибытия в МСЧ побои засвидетельствовать отказались. Был водворен в ПКТ, где было очень холодно, не более 14 градусов. Мед карта: жалобы на боль в правом суставе, головную боль. Звуки ударов слышал осужденные Седов Владимир Вячеславович и Зайцев, которые стояли за дверью. 13.02.07 - пролапс метрального клапана, субкомпенсация. Седов В.В. подтвердил угрозы и слышал звуки, похожие на удары. После этого Седов был вызван в штаб, где ему также угрожали в связи с отказом от работы в праздничный день. Сестра встретиться с Александром Николаевичем не смогла, хотя ждала его 2 часа.

Наибольшее количествао жалоб на это пришло из ИК № 17 (15% обращений); далее следуют ЛИУ №3, ИК-18, ЛИУ № 19, ИК-11, ИК -4, ИК-5.

2.7. В 8% случаев осужденные жаловались на незаконную задержку присланных им посылок и переводов.

Так Нефедов Алексей Григорьевич, 1982 г.р., прибыл в колонию в 2005 году. Так как посылку отправили обратно, а вторую посылку не отдали, а его самого перевели в СУОН, его мать - старый больной человек, в знак протеста он вскрылся, чтобы не отсылали посылку обратно. После вскрытия посылку оставили. После членовредительства Нефедова он был помещен в ЕПКТ. Освободился из ЕПКТ в январе 2007 года, новых нарушений не допускал. Тем не менее на основании представления администрации колонии решением суда, которое на момент посещения не вступило в законную силу, Нефедов А.Г. был переведен на тюремный режим.

Наибольшее количество жалоб на это пришло из ИК-17, ИК- 18, ИК-1, ИК-12.

2.8. В 1% случаев осужденные жаловались на люстрацию ходатайств об УДО.

Так Осужденный Сабитов Ринат Абдулмаликович ( 4 отряд ИК № 17) сообщил в «Комитет за гражданские права» о том, что начальник отряда 3 месяца не принимал у него документы для условно - досрочного освобождения.

Данные жалобы поступали из ИК -17.

2.9. В 1% случаев осужденные жаловались на нарушение права на свободу совести.

Так осужденные мусульмане, содержащиеся в ИК-17 обратившись за помощью в комитет «За гражданские права» заявили, что возможности получить питание, соответствующее религиозным требованиям, у них отсутствуют. Это обстоятельство создает препятствие для достижения целей наказания, так как создает для группы активных верующих, придерживавшихся всю свою жизнь запрета на употребление определенных продуктов питания, серьезный психологический дискомфорт.
Данные жалобы поступали из ИК-17.

2.10. В 1% случаев осужденные жаловались на нарушение права на защиту.

Так в комитет «За гражданские права» обратился обратился Климук Александр Стефанович, который сообщает о нарушении его прав и прав его доверителя, отбывающего наказание в ФГУ ИК № 5 УФСИН РФ по Республике Мордовия со стороны администрации ФГУ ИК № 5 и Дубравной прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ.
Климук А.С. сообщает, что 1 августа 2008 года он прибыл в ИК № 5 для встречи с его доверителем, отбывающим наказание в МЛС для согласования с ним позиции по ряду судебных процессов, ознакомления с документами, передаче продуктов питания и предметов первой необходимости.
Однако в удовлетворении просьб защитника было отказано.

Данные жалобы поступили из ИК-5.

2.11. В 2% случаев осужденные жаловались на совершение персоналом мест лишения свободы иных противоправных деяний.

В Комитет «За гражданские права» обратилась Тихонова Галина Николаевна, 1948 г. рождения, в интересах своего сына Тихонова Николая Сергеевича, 1970 г. рождения, отбывающего наказание в Республике Мордовия, Зубово-Полянского района, пос. Потьма, ФГУ ИК-18 УФСИН России по Республике Мордовия.
В своем обращении Тихонова Г.Н. сообщает, что её сын, Тихонов Н.С. в 2006 г. зарегистрировал брак в Республике Мордовия, Зубово-Полянского района, пос. Тотьма, ФГУ ИК-18 с Тихоновой Н.Б. (Белкиной), ранее судимой по ст.ст. 158 ч.2, 159 ч.2 УК РФ. В 2008 г. Документы для регистрации брака оформляла майор милиции Малинина О.А.
В 2008 г. брак был признан недействительным. После расторжения брака, в целях завладеть квартирой Тихоновых, Тихонова Н.Б. (Белкина), стала угрожать Тихоновой Г.Н., что отправит её в психиатрическую больницу, а Тихонов Н.С. никогда не выйдет из мест заключения. При содействии майора милиции Малининой О.А., зам.начальника по безопасности и оперативной работе, подполковник Власов Дмитрий Николаевич делает все, что бы жизнь сына заявительницы стала невыносимой. 11 февраля 2009 г. Тихонов Н.С. был посажен в изолятор на 15 суток. Заявительница опасается за жизнь и здоровье своего сына, Тихонова Н.С. В своем обращении мать Тихонова Н.С. просит перевести сына для отбывания наказания в любую область РФ, кроме Республики Мордовия.
Тихонова Г.Н. пенсионерка, здоровье её не очень крепкое, страдает тахикардией, повышенным давлением, а сын единственный родной и близкий человек, между ними очень хорошие отношения, он любящий и добрый, её надежда и опора в старости.

В адрес Комитета «За гражданские права» поступило обращение осужденного Батова А.Н., отбывающего наказание в учреждении ИК-11, расположенного в пос. Явас Республики Мордовия, по поводу нарушения его законных прав и интересов администрацией данного учреждения.
Осужденный Батов пишет в своем обращении, что у него сложились конфликтные отношения с рядом осужденных, состоящих в секции дисциплины и порядка ИК-11.
Как пишет осужденный, конфликтная ситуация между ним и осужденными, направляемыми сотрудниками администрации, начала развиваться еще в сентябре 2006 года. Причина конфликтной ситуации, по словам Батова, заключается в том, что он и его мать стали требовать возврата денег от Кирсановой Ольги Алексеевны, которая, с ее же слов, передала их Алексею Васильевичу (телефон 8-905-715-57-97) и другим сотрудникам УФСИН республики Мордовия. Данные денежные средства были переданы с целью обеспечить Батову благоприятные условия существования в условиях колонии.
Именно требование возврата денег послужило причиной начала репрессивных действий против Батова со стороны сотрудников администрации ИК-11 через зависимых от них осужденных.
Батов пишет, что конфликтная ситуация у него сложилась со следующими осужденными, состоящими в секции дисциплины и порядка ИК-11, а именно: Губенковым, Пановым, Кудрявцевым, Смирновым, Битковым и других, указанных в его обращении. Осужденный Батов неоднократно говорил Биткову, который был председателем СДиП колонии о недопустимости совершения членами "актива" противоправных действий в отношении осужденных, нарушающих их законные интересы, но данные замечания Битковым игнорировались. Именно указанные осужденные, состоящие в "активе", во главе с Битковым, как указывает Батов, сочинили и распространили среди осужденных ИК-11 клеветнические сведения относительно Батова, состоявшие в том, то он вовремя сна Гурьянова пытался провести с ним гомосексуальные действия. Батов полагает, что инициатором подобного поведения "активистов" секции дисциплины и порядка были лица из администрации колонии и УФСИН республики, которые отказывались вернуть его матери деньги.
Данные клеветнические сведения, распространенные "активистами" привели к невозможности содержания Батова в условиях отрядов ИК-11, поскольку существенно подрывали авторитет Батова и понижали его социальный статус среди осужденных. Впоследствии указанная клевета получила распространение в ИК-19, ИК-7, ИК-21 и в других колониях на территории республики Мордовия, куда были переведены Битков, Иванов, Чистяков и другие осужденные, причастные к конфликту Батова с "активом" секции дисциплины и порядка.
Батов пишет, что все вышеперечисленные осужденные всячески оскорбляли его с 06.07.2007 по 08.07.2007, утверждая при этом, что их поддерживают сотрудники УФСИН и ИК-11, которые бездействовали, не изолируя зачинщиков конфликта до полного выяснения ситуации
Поскольку подобная ситуация, связанная с распространением клеветы, создавала реальную почву для провоцирования насильственных действий, то Батов 08.07.2007 года был вынужден обратиться к начальнику колонии с просьбой, чтобы его поместили в безопасное место, так как Битков, Пьянзин, Панов, Иванов были инициаторами создания конфликтной ситауции и по-прежнему не были изолированы и продолжали провоцировать конфликтную ситуацию.
Батов пишет, что после того, как он был переведен в ШИЗ в 6-м отряде, где он содержался и где дневальным был Иванов, пропали его личные вещи: 2 простыни, наволочка, 5 DVD дисков, 2 телогрейки. Данные вещи, несмотря на все обращения Батова к руководству колонии ему так и не были возвращены.
Осужденный указывает, что в сложившейся ситуации он доведен до отчаяния, до нервных срывов, указанная ситуация продолжается уже более 8 месяцев. Батов лишен возможности отбывать наказание в нормальных условиях - работать, смотреть телевизор, звонить родственникам, общаться с другими осужденными, находиться на свежем воздухе в свободное время, отовариваться в продуктовом ларьке колонии и пр.
В своем обращении осужденный Батов просит предоставить ему возможность в присутствии сотрудников прокуратуры указать поименно лиц, являвшихся свидетелями совершения противоправных действий на территории ИК-11, также он просит прилечь сотрудников санэпидемстанции для освидетельствования антисанитарных условий в камерах ШИЗО, в частности камер №14 и №20.
Батов также ходатайствует о необходимости запроса его объяснения, данного им в январе 2007 года помощнику прокурора Дубравной районной прокуратуры Кевбрину, проводившего прокурорскую проверку в ИК-11 по заявлению, поданному матерью осужденного - Батовой И.В.

Данные жалобы поступали из ИК-18, ИК -11

3. Выводы

Необходимо провести выездную прокурорскую проверку мест лишения свободы, расположенных в Республике Мордовия по указанным в заявлениях фактам и при их подтверждении привлечь виновных к установленной законом ответственности.

Особое внимание при проведении данной проверки следует обратить на СИЗО-2 г. Рузаевка, ИК-1, ИК-3, ИК -5, ИК-7, ИК-10, ИК-11, ИК-17, ИК-18, ЛИУ № 19.


Аналитик заочно-правовой консультации
"Комитета за гражданские права"

Александр Зимбовский


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования