Дело Прокопчука. В жизни всегда есть место Кафке

10-05-2009
Иду домой, никого не трогаю

Представьте, что вы возвращаетесь к себе домой. Проходите мимо пустого расселенного подъезда (он соседний с вашим, жилым), и тут навстречу вам выбегает мужик с ножом и полосует вас по предплечью и по лицу. Вы со страху ныряете в нежилой подъезд, мужик с ножом мчится за вами. В итоге, вы в ужасе забегаете в пустую квартиру, прячетесь в туалете и надеетесь, что пронесет. Не пронесло.

Точнее мужика с ножом уже пронесло. Он, собственно, именно на вас нападать и не собирался. Судя по всему, он порезал вас просто со страха, потому что вы случайно оказались у него на дороге, а в дом забежал не за вами, а для того, что бы избавиться от вещдоков (вещественных доказательств, свидетельствующих о совершении преступления), только вот вам это объяснить он почему-то не потрудился.

А кого этот мужик с ножом боялся?
А вот это то вы сейчас и узнаете!
Узнаете, когда в туалет, с молодецким криком и гиком вломятся бравые бойцы разведроты.

Представьте, что военные выволакивают вас из здания, зверски избивают, швыряют в бобик, доставляют в военную часть, где и приступают к проведению основательного интенсивного допроса. Представьте, что после этого с вашей головы снимают вещмешок, и вы видите перед собой обычного милицейского дознавателя. «Он ограбил гражданку Белоцерковскую?» - спрашивает служитель правосудия. «Он!» - хором отвечают бравые российские рэмбо.
«Ну ладно, продолжайте», - говорит дознаватель. Форсированный допрос продолжается.
Через некоторое время вы готовы признаться уже во всем …
.
Если верить материалам дела, две золотые цепочки, принадлежащие потерпевшей, будут изъяты у вас из кармана. Когда? Это вы уже не вспомните. Вашей подписи на протоколе об изъятии не будет.

Представьте, что вы приходите в себя в отделении милиции. Потом лежите в тюремной больнице. Далее следует СИЗО, выход из тюрьмы под подписку о невыезде. Возможно, вам говорят, что про вас забудут, если вы заткнетесь и перестанете жаловаться. Вы, наоборот, пытаетесь добиться наказания лиц, виновных в столь вопиющем и неспровоцированном нарушении ваших прав. Вас снова закрывают в СИЗО, потом проходит суд и выноситься приговор.

«Фантастика, Кафка, Гашек! - скажете вы, - Такого быть не может!». Вот и Сергею Прокопчуку тоже наверно казалось, что такого быть не может, пока суд г. Борзи (Читинская область) не приговорил его к 8 годам лишенья свободы.

Настоящий полковник

Впрочем, по версии борзинский военных и правоохранителей, все было совсем иначе. А именно, никакого неизвестного с ножом не существовало в природе. С ножом был сам Прокопчук. Вооружившись этим самым орудием преступления, Прокопчук с тремя сообщниками (их личности установить не удалось) вломился в квартиру к гражданке Белоцерковской и ограбил ее. Следует отметить, что Белоцерковской ножом только угрожали, никаких повреждений ей нанесено не было (прошу запомнить это обстоятельство, оно очень важно для правильного понимания дальнейшего).
Некий г. Гурулев (настоящий полковник) и гражданка Удовик, проживающие в доме, в котором произошло преступление, увидели неизвестного в маске, выпрыгивающего из окна соседки.
Гурулев по рации вызвал подчиненных ему бойцов разведроты.
Оперативно приехавшие солдаты схватили мазурика и доставили его в часть. После того как преступник чистосердечно признался, его передали сотрудникам милиции.

Телесные повреждения Прокопчук, по версии военных и милиции получил не в результате применения армейских методов допроса, а в результате прыжка из окна (Белоцерковская живет на третьем этаже)...

Ни военные, ни милиция ни отрицают, что Прокопчук, находился в части со связанным руками и с вещмешком на голове, однако, по их мнению, признательные показания он дал не под влиянием этого прискорбного факта, а чистосердечно. Врал Прокопчук уже потом, надеясь уйти от ответственности…

Даже если принять данную версию на веру - встает вопрос: кто дал право военным, задержавшим преступника (за что им честь и хвала) не передавать его в милицию, а везти в часть и производить над ним «процессуальные действия» той или иной степени экстремальности?
И кроме этого…

Прыгнув из окна тяжело обжечь себе яица

Кроме этого, следует отметить, что Прокопчик действительно жил в соседнем доме с Белоцерковской. Трудно предположить, что человек будет грабить того, с кем можно встретится на следующий день в магазине или на остановке и быть опознанным.
Подъезд, в котором обитал Прокопчук ближе к окну Белоцерковской, чем пустой подъезд, в котором произошло его задержание. Спрашивается, что мешало Прокопчуку забежать домой, закрыться на собственный замок, и, получив, таким образом, временную безопасность, спокойно уничтожить вещдоки. Если Прокопчук настолько «альтернативно одарен», что не догадался не грабить рядом с собственным домом и не сообразил спрятаться за собственной дверью - как он мог придумать столь длинную историю?

Далее, по версии военных, Прокопчук, получив при прыжке из окна закрытую черепно-мозговую травму, компрессионный ушиб позвоночника, перелом 2-х шейных позвонков, перелом 2-х спинных позвонков, ушиб мошонки, множественные ушибы, добежал до подъезда соседнего дома, после чего начал, пряча вещдоки, носиться вверх-вниз по лестнице. Выбросил шапочку с прорезями для глаз на балконе квартиры 5 этажа, у окна квартиры 4-го этажа - нож, на кухне перчатки, в туалете - ножны и золотые украшения, после чего забежал на третий этаж, где и схоронился. Данная активность и скорость передвижения представляется плохо совместимой с тяжестью полученных травм.

Так же непонятно, почему Прокопчук, выкинув драгоценности, оставил у себя в кармане две золотые цепочки. На развод?

Далее, Введенский, один из военных, бравших Прокопчука, на суде вспомнил, что видел кровь на лице и руке пленного. Если неизвестного злоумышленника, порезавшего Прокопчука ножом, не было - откуда эта кровь? Совесть угрызла?

Следует отметить еще одно важное обстоятельство - на ноже, найденном на четвертом этаже, были (это отражено в протоколах) бурые пятна, похожие на кровь. Кровью Белоцерковской эта кровь, как отмечалось выше, быть не могла. Понятно, что если бы экспертиза показала, что кровь принадлежит Сергею Прокопчуку - это полностью подтвердило бы его версию событий. Экспертиза проведена не была. Собственно, нож вообще исчез из дела, потерялся по невыясненным причинам. Был вещдок и… как корова языком. Другие экспертизы, способные ответить на вопрос, были ли вещдоки в руках Прокопчука (дактилоскопическая (с ручки ножа), биологическая (исследования волос с шапочки), потожировых следов (с ножен и ручки ножа), и др.), также не проводились по неясной, точнее по вполне ясной причине.

На суде выступили свидетели, подтвердившие слова Прокопчука о том, что военные избили его во время задержания. Сами разведчики категорически отрицают, что ими было осуществлено данное «процессуальное действие».
И, наконец, медчастью СИЗО было зафиксировано наличие ожогов первой и второй степени на ягодицах и мошонке Прокопчука. Если верить Прокопчуку, происхождение этих повреждений понятно (Сергей говорил, что его не только зверски избивали, но и жгли кипятильником и электротоком), но как можно обжечь себе яйца, прыгая из окна?

В общем, что тут еще сказать, только одно: пока представители силовых структур не будут отвечать перед обществом за каждое содеянное ими преступление (извиняюсь, превышение должностных полномочий), в жизни любого человека может совершенно неожиданно найтись место для Кафки.


Аналитик заочно-правовой консультации
"Комитета за гражданские права"

Александр Зимбовский


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования