Предварительная справка по итогам правозащитного мониторинга УФСИН России по Омской области

06-11-2018
Предварительная справка по итогам правозащитного мониторинга  УФСИН России по Омской области Силами представителей правозащитных организаций был проведен мониторинг деятельности шести учреждений УФСИН России по Омской области (далее УФСИН).

Настоящая справка не включает в себя анализ видеозаписей сообщений родственников и лиц из числа ранее отбывавших наказание в ИУ Омской области о пытках, истязаниях, моральном и психологическом давлении. В справке содержится информация из письменных заявлений, а также опросов лиц, имеющих отношение к ФКУ ИК-6.
В настоящей справке мы отмечаем то, что в основном, УФСИН не препятствовал нашему посещению комнат приема передач, штабов исправительных учреждений, посильную помощь оказывала Уполномоченный Омской области по правам человека Касьянова Ирина Михайловна.
В части касающейся актива исправительных учреждений следует разграничивать тех, кто работает на пром.зонах, соблюдает ПВР ИУ, а также не нарушает предписаний администрации. Под активом (как его называют родственники), следует понимать осужденных, которые выполняют волю представителей администрации, в части избиения в карантинном отделении, подавления воли осужденных их психоэмоционального состояния, в части организации поборов, вымогательства денежных средств, сигарет за различные послабления. Вопреки официальной позиции УФСИНа, озвученной в СМИ положительно настроенные осужденные это не актив учреждения. Активисты в основном сотрудничают с отделом безопасности, выполняя незаконные указания.
Члены мониторинговой группы получили данные лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, которые готовы подтвердить факты пыток, избиений в учреждениях УФСИН России по Омской области.
После посещения членами СПЧ (Бабушкин А.В. и Масюк Е.В.) в ФКУ ИК-7 продолжают практиковаться истязательства осужденных содержащихся в ЕПКТ. Кроме того, в ФКУ ЛИУ-10, ФКУ ИК-4, ИК-3, ИК-6, СИЗО города Тара практикуются незаконные методы воздействия на осужденных.
Практика воздействия на осужденных давно укоренилась в ряде учреждений ФСИН по Омской области. Применение наволочек, надеваемых на голову, с поливом воды из шланга, а также использование динамомашины, пыток током, растяжки, изнасилование швабрами, дубинками является повсеместным. Справка Бабушкина А.В. и Е.В. Масюк, по результатам посещений учреждений УФСИН Омской области осталась без внимания. Также родственники указывают, что они запугиваются администрацией, их дети и мужья подвергаются пыткам, а в случае жалоб могут быть переведены в самое пыточное учреждение - ИК-7.
В ходе проведения мониторинга учреждений была проведена встреча с родственниками осужденных, на которую УФСИН Омской области направил родственников активистов.
Полномочия председателя ОНК Омской области Виктора Шандыбина прекращены. Новым председателем ОНК назначена Наталья Сергеевна Бугрова.
За время поездки по учреждениям УФСИН России по Омской области, организованной совместно с информационно-правовым агентством WHITE NEWS, в рамках проекта «Правозащитный мониторинг», удалось установить следующее:

ФКУ ИК-6 УФСИН России по Омской области. После бунта.

По нашему мнению, причиной так называемого неповиновения законным действиям администрации ИК-6 стало постоянное истязание, избиение, моральное унижение, вымогательства со стороны актива колонии. При этом администрация учреждения прекрасно знала о происходящем в учреждении. В колонии было множество людей, которые имеют поощрения, работают в пром.зоне, не нарушают ПВР ИУ, однако и они подвергаются вымогательствам, в т.ч. за организацию длительных свиданий, законное питание (стоимость питания по нормам предусмотренным законом составляла 6 блоков сигарет, эквивалент 6000 рублей в месяц!), остальные осужденные питались плохо. Часть передачи или посылки также изымалась активистами. Незадолго до «бунта», по прибытию этапа, трое осужденных были подвергнуты избиениям, один из них (со слов опрошенных) был избит и выдворен в ШИЗО. Психологическая и эмоциональная обстановка в учреждении была накалена, требований осужденных о послаблении режима, выдаче мобильных телефонов - не было, и эти доводы являются попытками снять с себя ответственность за накопившийся эмоциональный и психологический срыв, ставший возможным именно из-за действий отдела безопасности, оперативного отдела, которые руководили действиями актива. Доводы о возможном межэтническом или ином конфликте со стороны актива и лиц кавказской и азиатской национальности, не имеют под собой никаких подтверждений. Вопреки доводов родственников учреждения, мы не можем утверждать, найти подтверждение тому, что заместитель начальника ИК-6 по БиОР, а также начальник учреждения не знали о незаконных методах воздействия на осужденных, поскольку вопросы контроля отделов учреждений находится в ведении руководства колонии. Родственники отмечают положительную тенденцию прекращения употребления алкоголя и наркотиков в ИК-6, именно с момента вступления в должность начальника колонии - Алексеева Н.В.
Попытки СУ СКР по Омской области необоснованного и многочисленного привлечения к уголовной ответственности лиц, чье психологическое и моральное состояние, повлекшее к всплеску протестной активности - должно быть под контролем руководства федерального СК. Привлечение к уголовной ответственности за организацию или участие в «бунте» ряда лиц (указаны в приложении), которые имели поощрения, работали, соблюдали ПВР ИУ - необоснованно.
На входе в ФКУ ИК-6 указано, что там располагается столовая, отсутствует вывеска об расположении колонии.
В настоящее время действует приказ врио начальника УФСИН России по Омской области «О введении особых условий в ФКУ ИК-6 УФСИН России по Омской области №688 от 07.10.2018 года. Со слов сотрудников ИК-6 приказ будет действовать до его отмены, вплоть до 30 суток. Приказ датирован 07.10.2018 года, при этом режим особых условий введен с 23-00 06.10.2018 года.
СУ СК РФ по Омской области возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 321 УК РФ (Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества).
После бунта, со слов родственников, осужденных, сотрудничающих с администрацией ИК-6, в течение 3 суток колония голодала, продукты питания в учреждение не доставлялись. Администрация учреждения (по согласованию с УФСИНом) разрешила прием продуктов питания (посылок и передач) от родственников осужденных. Однако по поступившей информации такого рода передачи принимаются исключительно по разрешению начальника исправительного учреждения, по письменному заявлению родственников. Со слов некоторых опрошенных нами лиц, передачи принимают для тех осужденных, которые относят себя к т.н. активу, сотрудничающему с администрацией, по такой же схеме предоставляются свидания с родственниками.
Адвокаты лиц, содержащихся в ИК-6, которые участвовали в «бунте», а также тех, кто жаловался на действия исправительного учреждения, в ФКУ ИК-6 не допускаются. При этом приказ о введении особых условий в ФКУ ИК-6 не отменен, не отменен частично, но вопреки приказу, принимаются посылки и передачи, родственникам некоторых осужденных предоставляются длительные свидания.
Опрошенные нами адвокаты сообщают, что с момента введения особых условий, в исправительное учреждение попасть невозможно. При этом в ИК-6 находятся некоторые лица, привлеченные к уголовной ответственности за дезорганизацию в колонии 06.10.2018 года, а также осужденные признанные свидетелями по уголовному делу. Осужденных допрашивает СК РФ, УФСИН, ФСИН, органы Прокуратуры, а адвокаты лишены возможности общения с подзащитными.
Администрация ФКУ ИК-6 отказывала родственникам в сообщении о местонахождении осужденных, доставленных в другие исправительные учреждения. Родственникам сообщают, что они будут уведомлены письменно, после прибытия осужденного в иное исправительное учреждение. Таким образом, на осужденных, которые лишены возможности общения с родственниками может быть оказано давление, они привлечены к уголовной ответственности в связи с непониманием сути вопросов проверяющих. Начальник учреждения предоставил возможность части родственников получить доступ в ИК-6, чтобы они убедились в состоянии здоровья своих детей, мужей.
По поступившей информации из ФКУ ИК-6 вывезено 79 человек. Часть осужденных (в большей степени азербайджанцы и цыгане) доставлены в ФКУ СИЗО - 1 УФСИН России по Омской области. Другая часть осужденных, в отношении которых могут применяться меры воздействия были этапированы в ФКУ ЛИУ-10, а также (со слов родственников и иных лиц) в следственный изолятор при ИК-7. СИЗО-3, находящееся на территории ФКУ ИК-7 было ранее закрыто из-за ситуации с пытками, в настоящее время оно возобновило свою деятельность, но данная информация требует подтверждения. Исходя из данных родственников, в отношении этапированных в ФКУ СИЗО-1 давления не оказывается.
В ходе бесед с родственниками осужденных, лицами ранее отбывавших наказание в ФКУ ИК-6 удалось установить следующее:
По прибытию в ФКУ ИК-6 осужденному предлагается подписать заявление о сотрудничестве. Попавший в карантинное отделение подвергается избиению со стороны осужденных (актива), моральному давлению и унижениям. По полученной информации избиениями осужденных занимаются активисты из числа спецконтингента, а именно: Сатонник, Байтасов, Барсуков, Албакиров. Эти лица официально назначены на должности уборщиков, дневальных, свои прямые обязанности не выполняют, а по приказу сотрудников отдела безопасности ИК-6 избивают и унижают вновь прибывших в учреждение осужденных. Помимо постоянных побоев, активисты практиковали пытки в виде опускания человека головой в унитаз, приседание от 1000 до 2000 раз (если осужденный не выполнит приседание в указанном количестве, то будет подвергнут избиению). Все время нахождения осужденного в карантинном отделении ему запрещают мыться, плохо кормят. На территории исправительной колонии имеется множество мест, которые не находятся в зоне видеофиксации. Самыми распространенными такими местами являются помещения для санобработки, умывальники.
После нахождения в карантинном отделении осужденный переводится в адаптационный отряд, где среди активистов работают осужденные Казанцев, Сыздыков. Например, по прибытию в адаптационный отряд, осужденный Х.М.Е. был подвергнут избиению, вместе со всеми переведенными из карантинного отделения. Указание об избиении было отдано сотрудником отдела безопасности А.В. Витман. Далее осужденных заставляли громко кричать т.н. доклады (ФИО, статья, срок и т.д.), заставляли кричать «я козел, урод и т.д.). То есть уже в первый день прибытия в адаптационный отряд все были избиты. Затем, на протяжении двух месяцев нахождения осужденного Х. в адаптационном отряде осуждённых заставляли ежедневно петь песни. Если кто-то не выполнял указания (а среди осужденных были лица в возрасте), то он подвергался избиению. Актив отдела безопасности также работал и в пром.зоне: Эйрих, Скакун, Лазарев. Исходя из доводов опрошенных нами родственников, этот актив выводился в пром.зону незаконно. Помимо обычного избиения, активисты докладывали о действиях осужденного представителям администрации, после чего, «проштрафившиеся» осужденные подвергались истязаниям со стороны актива и представителей администрации: Петухов, Ушаков, Тимошенко, Бырда, Охотин (данные сотрудники указаны в письменном заявлении, направленном родственниками в СУ СКР по Омской области). Некоторые родственники сообщали, что за свою работу, за месяц, осужденный мог получать лишь 40 рублей в месяц.
Исходя из письменных заявлений следует указать, что в учреждении практиковались поборы за одежду, обувь, разрешение на видеозвонки, за нормальную и полноценную еду, что готовят в столовой. Поборы брались сигаретами, либо переводами на банковскую карту со стороны родственников. По информации представленной в одном из заявлений, сигареты, поступившие в качестве поборов, повторно передавались в магазин учреждения. За непопадание в адаптационный отряд необходимо заплатить 30 т.р.
Дневальные, завхозы создают невыносимые условия существования осужденного, выбирают тех, кто готов платить деньги за перемещение в более комфортные условия.
Органами предварительного следствия изъяты данные всех камер видеонаблюдения в учреждении и ведется проверка. В отношении некоторых осужденных прекращено производство по подозрению в участии в «бунте», именно после просмотра части записей камер видеонаблюдения. Со слов родственников, осужденных - ОМОН УМВД Омской области, во время входа в колонию, силу и спецсредства не применял, однако некоторые сотрудники ФКУ ИК-6 оказывали физические воздействие на осужденных которых конвоировали в другие исправительные учреждения.
Информация о работе комнаты приема передач:
- Передачи, принятые в субботу, будут выданы осужденным в понедельник.
- Книга жалоб и предложений находится в недоступном для родственников месте. В книге имеются благодарности, а также жалоба на работу сотрудников комнаты приема передач. Помещение освещено плохо, необходима срочная замена неработающих ламп. Вода, имеющаяся в кулере просрочена. В туалете отсутствует туалетная бумага и горячая вода.

ФКУ ИК-4 УФСИН России по Омской области

По заявлению Быкова В.Ю. на имя члена СПЧ А.В. Бабушкина: «в 2015 году я начал подвергаться издевательствам в ФКУ ИК-4. Избивали меня деревянными молотками (киянками). Сотрудники, которые меня избивали - начальник отдела безопасности Алексеев, Большаков, Карпеш, Чиченов, Реновский… В 2015 году я был этапирован в ЛИУ - 11, там меня избивали сотрудники Крайс, Владимиров, Конунников. Также в 2015 году меня этапировали в ЛИУ-10, где на до мною издевались Атавалиев и ряд сотрудников отдела безопасности. Далее в 2016 году меня повторно этапировали в ФКУ ИК-4, где я опять подвергался издевательствам со стороны сотрудников отдела безопасности по инициативе Спирко (начальник ИК-4). В 2017 году по инициативе начальника ИК-4 меня этапировали в ИК-3, под предлогом постановки меня на строгие условия отбытия наказания. По приезду, в июне месяце, в этапном отделении я подвергался пытками сотрудников отдела безопасности. В июле 2017 года по директиве начальника колонии (№3) Турбанова, меня этапировали до конца срока в ЕПКТ ИК-7, где по прибытию подвергся моральным унижениям и физическому воздействию начальником ЕПКТ, сотрудниками Тиде и оперативниками. На протяжении всего моего срока члены ОНК по Омской области покрывали все преступления, бездействовали». В заявлении сообщены данные осужденного который готов подтвердить факты пыток.


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования