Позиция СПб отделения Комитета по кандидатуре петербургского омбудсмена

02-04-2017
Позиция СПб отделения Комитета по кандидатуре петербургского омбудсмена Руководитель Санкт-Петербургского отделения «Комитета за гражданские права» обратился к депутатам Законодательного собрания города о позиции членов Спб отделения Комитета по отводу кандидатуры прежнего Уполномоченного по правам человека в Петербурге - А.В. Шишлова. Основная часть этого обращения приводится ниже.


Депутату Законодательного собрания
Санкт - Петербурга
А. Н. Цивилеву
А. А. Горшечникову
Ю. Н. Гладунову
А. В. Васильеву
А. А. Ваймеру
(и другим - прим. Ред.)

Копии:
Уполномоченному по правам человека РФ
Т. Москальковой
Председателю Президентского совета
по правам человека М. А. Федотову

Межрегиональная общественная правозащитная благотворительная организация «Комитет за гражданские права» (Комитет) в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами, уставом Комитета, выступает в защиту социально-незащищенных групп граждан.
Нам стало известно о выборах Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге (далее - УПЧ СПб) и о том, что одним из кандидатов на этот пост выдвинут прежний УПЧ СПб - Александр Владимирович Шишлов.
От имени членов СПб отделения Комитета, ставлю Вас в известность о нашей консолидированной позиции по данному вопросу.
За время своей деятельности на посту УПЧ СПб А. В. Шишлов избрал, в сфере защиты прав человека, позицию имитации деятельности и невмешательства в деятельность государственных органов. Нарушая закон об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге (п. 5 ст. 1, ст. 13). В качестве наглядного примера достаточно обратиться к одному из ежегодных докладов УПЧ СПб за 2015 год, и проанализировать некоторые положения этого доклада.
По нашему убеждению УПЧ СПб - А. В. Шишлов - не использовал (скорее всего, не хотел использовать) всех возможностей, закрепленных законодательством, получения информации о нарушениях прав граждан, возможностей реагирования на нарушения, становящихся ему известными. Проявлял периодически склонность к конформизму с госорганами и должностными лицами.

В разделе доклада «Нарушение прав лиц, содержащихся под стражей и отбывающих наказание в/учреждениях УФСИН» сообщается следующее - «…По данным УФСИН России по СПб и ЛО, в подведомственных учреждениях УФСИН в Санкт-Петербурге в 2015 году умерло 78 человек (в 2014 году - 97), из них 21 человек скончался от туберкулеза (в 2014 году - 42 человека), 5 - от инсульта (в 2014 году - 5 человек), 15 - от рака (в 2014 году - 11 человек), 4 - от пневмонии (в 2014 году - 10 человек), 5 - от ВИЧ (в 2014 году - 2 человека), 2 человека совершили самоубийства (в 2014 году - 6 человек».

При этом в данном разделе доклада нет ни единого упоминания о том проводились ли УПЧ СПб проверки по вышеуказанным смертям. В частности, посылались ли УПЧ СПб соответствующие запросы, в соответствующие ведомства, на предмет тщательного установления объективных причин, приведших к летальным исходам, пытался ли УПЧ СПб - А. В. Шишлов - встретиться с руководителями Прокуратуры СПб, УФСИН СПб и ЛО, чтобы обсудить вышеуказанную проблему. Что более чем странно - ведь одно только такое большое количество смертей, в УФСИН СПб и ЛО, на которое равняются многие регионы, должно было вызвать у УПЧ СПб - А. В. Шишлова - как минимум, сильнейшую озабоченность и стать основанием для предпринятия максимума усилий УПЧ СПб в содействии снижению смертности.

Кроме того, в нарушении ст. 17.1 закона об УПЧ СПб, в ежегодном докладе УПЧ СПб не содержались «…оценки, выводы и рекомендации, относящиеся к обеспечению прав и свобод человека и гражданина в Санкт-Петербурге…», не точно указывались «…органы государственной власти Санкт-Петербурга, … их должностные лица, систематически нарушающие права и свободы человека и гражданина и уклоняющиеся от принятия мер по их восстановлению и защите…». Ссылка на статистику смертности по всему УФСИН СПб и ЛО, без указания в каком именно учреждении и от чего именно умерли граждане, временно лишенные свободы, в каждом из учреждений может свидетельствовать о стремлении скрыть истинных виновников смертей.

УПЧ СПб - А. В. Шишлов - не мог не понимать, установление истинных причин такой высокой смертности, как следствие, направление соответствующих материалов в компетентные органы, с рекомендациями предпринять необходимые меры, могло бы, в числе прочего, снизить такой ужасающе высокий процент смертности среди заключенных УФСИН СПб и ЛО.

Далее в докладе - «…В 2015 году к Уполномоченному поступило 335 обращений от лиц, содержащихся в учреждениях УФСИН: 60 обращений касалось условий содержания под стражей, 59 - вопросов оказания медицинской помощи, 38 жалоб было подано на сотрудников УФСИН. Около четверти всех обращений из учреждений УФСИН содержали просьбы о получении юридической консультации, что может свидетельствовать о сложности доступа подследственных и заключенных к правовой информации. В докладе Уполномоченного за 2014 год указывалось на несвоевременное направление обращений к Уполномоченному из учреждений УФСИН
В 2015 году эта незаконная практика продолжилась практически все обращения из учреждений УФСИН в адрес Уполномоченного направлялись с нарушением предусмотренных законодательством сроков…».

Здесь, также, кроме оценки ситуации (более чем скромной и вполне завуалированной) не сделано УПЧ СПб - А. В. Шишловым - никаких выводов, не дано никаких рекомендаций. В частности, не расшифровывается какие меры были предприняты УПЧ СПб, хотя бы в отношении 38 жалоб поданных на сотрудников УФСИН.

Между тем, о проблемах в учреждениях УФСИН СПб и ЛО, касающихся:
- плохих условий содержания,
- неоказания, несвоевременного, недостаточного оказания медицинской помощи,
- жалоб на избиения сотрудниками УФСИН СПб и ЛО,
- неотправку жалоб,
и на многие другие нарушения, мной, как членом общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Санкт-Петербурга (ОНК СПб) подавались неоднократные обращения в компетентные органы. Если такая реакция была возможна с моей стороны, как члена ОНК СПб, то почему УПЧ СПб - А. В. Шишлов - не реагировал соответствующим образом на поступающие к нему сигналы о многочисленных нарушениях? Не реагировал, напомню, должным образом, несмотря на то, что закон об УПЧ СПб дает ему, УПЧ СПб, такое право.

Особенно обращаю внимание на следующее - в этой части доклада УПЧ СПб - А. В. Шишлов - подчеркивает то, что незаконная практика направления обращений из учреждений УФСИН в адрес УПЧ СПб, с нарушением предусмотренных законодательством сроков, продолжается, по сравнению с предыдущим, 2014 годом.

И, тем не менее, никаких выводов, реагирований, рекомендаций по поводу длящихся и массовых нарушений, нарушений, носящих характер системных, мы вновь не видим. То есть, УПЧ СПб, фактически, расписывается или в своей полнейшей несостоятельности или в сознательном нежелании предпринимать все необходимые меры реагирования - наблюдая и фиксируя длящееся нарушение ничего не пишет о том, что именно им предпринято для устранения нарушения.

Ничто не мешало УПЧ СПб - А. В. Шишлову - соблюдать максимально смысл и дух ст. 12.2 и ст. 12.4 закона об УПЧ СПб - «…Получив обращение (жалобу), Уполномоченный имеет право: - … передать обращение (жалобу) органу государственной власти Санкт-Петербурга, … или должностному лицу, к компетенции которых относится разрешение обращения (жалобы) по существу; - разъяснить заявителю средства, которые тот вправе использовать для защиты своих прав и свобод; ... 3. При рассмотрении обращения (жалобы) Уполномоченный обязан предоставить возможность органу государственной власти Санкт-Петербурга, … или должностному лицу, чьи решения или действия (бездействие) обжалуются, дать объяснения по любым вопросам, подлежащим выяснению в процессе проверки…».

Из текста доклада УПЧ СПб, в части сообщения о многочисленных обращениях по условиям содержания (60) на сотрудников УФСИН (38) совершенно невозможно понять следующее:
а) были ли УПЧ СПб направлены в прокуратуру СПб, ГСУ СК СПб, санэпиднадзор СПб и другие ведомства, соответствующие обращения (по избиениям, условиям содержания и проч.) с приложениями жалоб заявителей,
б) были ли УПЧ СПб разъяснены заявителям средства, которые они вправе использовать для защиты своих прав и свобод,
в) были ли УПЧ СПб предоставлены органам государственной власти Санкт-Петербурга, или должностным лицам, чьи решения или действия (бездействие) обжаловались, дать объяснения по изложенным вопросам, подлежащим выяснению в процессе проверки.

Далее в докладе - «…Так, из 197 обращений, поступивших из Федерального казенного учреждения «Следственный изолятор No 1 Управления федеральной службы исполнения наказаний по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области» (СИЗО No 1), в установленный законом срок было направлено лишь два обращения, в срок свыше 15 суток - 27 обращений, в том числе 4 обращения - в срок, превышающий 40 суток. Между тем заявители, содержащиеся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, обращаются к Уполномоченному в том числе по срочным вопросам, таким как оказание медицинской помощи, поэтому несвоевременное направление обращения может привести к серьезным для заявителя последствиям…»

В данной части доклада УПЧ СПб сделан вывод о возможности серьезных последствий для заявителей, в связи с несвоевременной отправкой жалоб, но только этим выводом все и ограничивается.
Полагаю, язык эзоповых подтекстов, недосказанностей, полунамеков, свойственных и принятых в прежней, дипломатической, деятельности А. В. Шишлова, категорически неуместен в деятельности УПЧ СПб.

Совершенно непонятно почему УПЧ СПб - А. В. Шишлов - не направил в Прокуратуру СПб (если же направил, то почему об этом умалчивается в докладе?) рекомендации, по каждой из жалоб, о проведении тщательной проверки, рекомендаций о привлечении к ответственности лиц виновных в данном длящемся нарушении, рекомендации о направлении УПЧ СПб - А. В. Шишлову - принципиальной оценки прокуратуры СПб по данной проблеме. В частности, о направлении УПЧ СПб - А. В. Шишлову - результатов внутренней проверки Прокуратуры СПб где сообщались бы ответы на следующие вопросы:

а) поступали ли в Прокуратуру СПб аналогичные жалобы за 2014-2015 г.г?,
б) сколько из них поступило в Прокуратуру СПб с нарушением сроков отправки?,
в) какие меры прокурорского реагирования были предприняты Прокуратурой СПб для устранения этого длящегося и системного нарушения?

Таким образом, бездействие в этой части УПЧ СПб - А. В. Шишлова - противоречит как принципу независимости и неподотчетности УПЧ СПб каким-либо государственным органам Санкт-Петербурга, и должностным лицам (ст. 1.2 закона об УПЧ СПб) так смыслу и духу другого положения этого же закона, обязывающего УПЧ СПб защищать фундаментальные гражданские и политические права человека, определенные в статьях 2-21 Всеобщей декларации прав человека, а также иных прав человека в случае их систематического или массового нарушения (выделено мной - Б. П.) на территории Санкт-Петербурга.

Кроме того, подобного рода бездействие УПЧ СПб - А. В. Шишлова - противоречит смыслу и духу ст. 7 закона об УПЧ СПб, в которой одной из основных задач УПЧ СПб - А. В. Шишлова - записана обязанность содействия восстановлению нарушенных прав граждан.

Далее, в разделе доклада «Случаи жестокого обращения в учреждениях УФСИН» сообщается о том, что к УПЧ СПб «…поступило коллективное обращение в защиту лиц, отбывающих наказание в 12 отряде Федерального казенного учреждения «Исправительная колония No 6 Управления федеральной службы исполнения наказаний по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области» (ИК No 6). Заявители указывали на практику вымогательства и избиения в отряде, на бездействие со стороны администрации учреждения и незаконное помещение осужденных в штрафной изолятор.
В ответ на запрос Уполномоченного Ленинградская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях проинформировала о возбуждении уголовного дела в отношении осужденного М. по части 1 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Следствием установлено, что осужденный М., являвшийся старшим дневальным 12 отряда ИК No 6, избивал другого осужденного.
Прокуратура выявила также факты халатного отношения к своим служебным обязанностям сотрудника ИК No 6.»

Думаю, Вам, также, будет небезинтересно узнать, что одним из моих коллег-правозащитников было сделано то, что А. В. Шишлов мог сделать, но не сделал. Он (мой коллега-правозащитник) написал заявление о преступлении и направил его в СУ СК Фрунзенского района СК СПб. Кроме того, мной ещё за год до описываемых в докладе событий, была сделана попытка обратить внимание руководства УФСИН СПб и ЛО и прокуратуры именно на ситуацию с вымогательствами в 12 отряде ФКУ ИК-6. Тем не менее, в мае 2015 года, за полгода до того, как на данную ситуацию обратил внимание УПЧ СПб, мной был получен ответ, что никаких избиений в этом отряде не было и нет (см. Приложение № 1а). Скорее всего, именно такой профессиональный подход, а не скромный запрос УПЧ СПб в прокуратуру, привел к тому, что избиения и вымогательства в данном отряде ФКУ ИК-6 прекратились, а самый мелкий виновник описываемого инцидента (завхоз 12 отряда) был привлечен к ответственности.

При этом, следует понимать и то, что к УПЧ поступило коллективное обращение осужденных о вымогательствах (выделено мной - Б. П.) то есть о преступлении в котором, скорее всего, замешан кто-то из сотрудников ИК-6.

Но в докладе сообщается, как о некоем достижении, о некой заслуге, лишь о привлечении к ответственности за избиение одним осужденным другого осужденного.
УПЧ СПб, почему-то, удовлетворился таким, крайне недостаточным, результатом.

Здесь, на мой взгляд, можно предполагать, с достаточной степенью уверенности, одно из двух - или наличие корпоративного, негласного, сговора между УПЧ СПб и Прокуратурой СПб, или полнейшую некомпетентность УПЧ СПб- А. В. Шишлова.
Любому, кто знает пенитенциарную специфику достаточно хорошо, известно - такого рода действия осужденных (планомерное вымогательство осужденными, с применением избиений и угроз) невозможно в принципе без поддержки кого-либо из сотрудников администрации колонии.

Этого мог не знать (хотя должен был знать после нескольких лет исполнения своих полномочий) сам УПЧ СПб, но в аппарате УПЧ СПб, также, в его Консультативном совете, есть соответствующие специалисты, которые просто обязаны знать эти прописные истины.

В связи с чем, от имени членов СПб отделения Комитета, прошу вас не голосовать за переизбрание А. В. Шишлова на новый срок полномочий.

с уважением,


Руководитель СПб отделения Комитета за гражданские права

Б. Е. Пантелеев


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования