«Погублены правосудием»: совещание в аппарате УПЧ по проблеме освобождения смертельно больных заключенных

19-11-2016
«Погублены правосудием»: совещание в аппарате УПЧ по проблеме освобождения смертельно больных заключенных Перестанут  ли смертельно больные заключенные оставаться в тюрьмах, где нет условий для их излечения?

15 ноября 2016 года по инициативе Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Николаевны Москальковой  прошло совещание по  старой, как мир, проблеме - освобождению заключенных по болезни.

Т.Н. Москалькова отметила, что новое постановление об освобождении  по болезни, находящееся на рассмотрении Правительства, взамен действующего последние 12 лет постановления № 54, полностью не решит проблему освобождения по болезни, так как постановление  вводит только порядок и критерии для освобождения тяжело больных осужденных,  в то время, как  окончательное решение принимается судами. В  случае тяжелой болезни к осужденным мог бы быть применен институт помилования, однако Аппаратом Уполномоченного в ходе изучения практики помилования не выявлено ни одного случая, когда бы человек был освобожден от наказания в связи с тяжким заболеванием. Москалькова отметила, что письма умирающих и их родственников нельзя читать без  содрогания и боли.

Заместитель начальника медуправления ФСИН России Ирина Ивановна Ларионова отметила, что в 2016 году смертность в УИС сократилась на 4 %. В ходе разработки нового постановления  Правительства РФ об освобождении по болезни удалось сделать ряд важных шагов вперед. Так,  в качестве основания освобождения по болезни предусмотрена не только 5, но и 4-б стадия ВИЧ-инфекции. При наличии онкологического заболевания предусмотрена возможность освобождения по болезни, даже если заболевание не подтверждено гистологически (из-за этого, многие больные умирали, так и не дождавшись такого подтверждения). Еще одной новацией станет освобождение по болезни больным сахарным диабетом в тяжелой форме при отсутствии инсулинозависимости. Специальная медицинская комиссия организуется не при больнице, как это было предусмотрено ранее, а при медико-санитарной части.

Ларионова сообщила  важные  статистические данные. Так, за первые 9 месяцев 2016 года было освидетельствовано  спецмедкомиссией (СМК) 3564 человека (или на 22 % больше, чем за 9 месяцев 2015 года), из  них было представлено в суд к освобождению по болезни - 2568 человек (что на 18 % больше, чем за тот же период прошлого года), однако освобождено было только  1193 человек - что все-таки на 45,3 % больше, чем в прошлом году. Освобождено от числа представленных в суд только до 44 %.  % умерших от числа прошедших СМК - 26 (в 2016 году - 23 %). Умерло после судебного решения - 123 человека.  Умерло за 2015 год - 3874 человека.  Общий % тяжело больных в УИС - более  20 тыс.  человек,  в том числе только  14 тыс. ВИЧ - инфицированных на стадии 4б.

Представитель Верховного Суда РФ, руководитель судебного состава судья Скрябин К.В. отметил, что институт освобождения по болезни от наказания функционирует неэффективно. В 2015 году суд рассмотрел  6556 ходатайства об освобождении по болезни. При этом, если в 2006 году было удовлетворено  62 % ходатайств, то  в 2015году - только  21 %.  В ноябре 2015 года из постановления Пленума Верховного Суда РФ был убран критерий, в соответствие с которым освобождению подлежали только такие больные, лечение которых не дало положительных результатов.  В 2016 году возросло количество осужденных, освобожденных по болезни - удовлетворено было 971 ходатайство, что дало рост на 21 %. Т.Н. Москалькова спросила судью К.В. Скрябина о том, выносились ли на ВККС дела судей, проявивших черствость и отказавших в освобождении тех осужденных, которые затем  скончались.  Как и ожидалось,  таких сведений  у судьи  не оказалось.

УПЧ Мордовии Ю.А. Ястребцев рассказал о результатах освобождения по болезни в учреждениях УИС  Республики Мордовия. Так, 8 человек умерли до рассмотрения дела судом. А средний срок рассмотрения данных дел составил в 38 %  случаях 3-5 мес. Более того, более половины представленных в суд повторно, умерли.

В.М. Гефтер рассказал об истории, когда судья в Рязанской области заявил ему, что при освобождении по болезни в первую очередь надо исходить из того, чтобы освобожденный по болезни никого не убил. При этом  данный  председатель суда сослался на то, что у него за 25 лет судебной практики однажды произошел такой случай.  Гефтер отметил необходимость того, чтобы к работе СМК с правом совещательного голоса были привлечены независимые специалисты.

Гусева О.И. рассказала о подготовке Минздравом нормативного акта о независимой медицинской экспертизе, которая будет проводиться по обращению гражданина врачами специалистами.

В.И. Селиверстов сравнил вопрос об освобождении по болезни от наказания с птицей, которая машет крыльями, но никак не взлетит. Это связано с недостатками в законодательстве. Например, в ст. 398 УПК РФ существует институт отсрочки исполнения наказания, которые мог бы применяться для лечения тех, кто серьезно болен, но чья стадия заболевания еще не дошла до той, что указана в постановлении № 54. Однако при этом отсутствуют механизмы контроля за поведением лиц, к которым применена такая отсрочка.  Селиверстов предложил ввести институт условного освобождения по болезни, что снимет психологический  барьер для судей при  решении вопроса об освобождении.

Ю.И. Зельников  предложил внести изменение в ст. 81 УПК РФ - обязанность, а не право суда освобождать от наказания лиц, страдающих тяжкими заболеваниями. Он также предложил освобождать от наказания лиц, ставших в  местах лишения свободы инвалидами 1 группы; чтобы при наличии тяжкого заболевания, подпадающего под ст. 81 УК РФ, при вынесении приговора суд должен освобождать таких осужденных от отбытия наказания по болезни.

УПЧ Тюменской области С.В. Миневцев рассказал, что за 9 месяцев 2016 года в ИК умерло 20 человек, представленных к освобождению по болезни, из них 9 человек суд отказал в освобождении, а еще 10 больных суда так и не дождались. Он ярко и эмоционально попросил принять немедленные меры по освобождению умирающих.

Я отметил огромную работу, проведенную в этом направлении ФСИН России, и в своем выступлении сказал:

когда мы говорим об освобождении по болезни, мы должны ответить на вопрос, какова наша главная цель - дать человеку возможность умереть дома или в больнице, или же на первом месте стоит спасение человеческой жизни;

основными недостатками подготовки к освобождению по болезни заключенного со стороны медиков УИС является: некомплексность или несвоевременность обследования, неистребование документов о лечении  в медицинских учреждениях до ареста, некачественная подготовка материалов, избыточные требования, несвоевременное направление запросов, личностная позиция врачей;

- негативную роль зачастую играют сотрудники прокуратуры, которые обжалуют положительные решения судов;

главную роль в нарушении конституционного права тяжело больных заключенных на жизнь играют суды. Например, суд в г. Нижний Тагил, на территории которого находится ЛИУ-51, в качестве оснований отказа указывается недостаточное участие в общественной жизни учреждения, невыплата гражданского иска. Т.Н. Москалькова правильно ставит вопрос о том, что до сих ни один судья, который проявил бесчеловечность, не предстал перед ККС;

- позиция Минздрава об  основном заболевании и фактическом игнорировании сочетанного воздействия заболеваний  представляется крайне опасной, так как нередко люди умирают не от основного заболевания,  а от осложнений сопутствующего заболевания, которое не является основным;

Предложил:
- сократить сроки обследования, направления материалов в суд, рассмотрения в суде дела освобождении по болезни;
- ввести немедленное, без отложения на 10 суток, исполнение судебного постановления об освобождении по болезни;
- при назначении наказания учитывать наличие тяжкого заболевания, как исключительное обстоятельство, предусмотренное ст. 64 УК РФ;
- наличие заболевания, не достигшего  стадии освобождения по болезни, должно стать основанием для отсрочки от отбытия наказания, предусмотренной ст. 398 УПК РФ;
- поддержать инициативу А.И. Музыкантского об обязании следователя или судьи предпринимать определенные действия  при обнаружении у обвиняемого тяжкого заболевания;
- при оценке того, может ли человек содержаться под стражей и участвовать в судебно следственных действиях, учитывать прогноз развития заболевания.

По итогам  совещания была сформирована  рабочая группа по подготовке предложений об освобождении тяжело больных заключенных, в состав которой включили и меня.
Андрей Бабушкин


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования