Образцовая колония № 7 в Петербурге: препятствия в общественном контроле и произвол «активистов»

16-02-2014
Образцовая колония № 7 в Петербурге: препятствия в общественном контроле и произвол «активистов» Последние посещения ФКУ ИК-7 все чаще вынуждают нас, членов ОНК СПб, фиксировать жалобы осужденных на избиения осужденными, пользующимися благоволением администрации. Ничего не утверждая, мы очень надеемся, что наши сигналы будут восприняты с максимальной объективностью. В любом случае оставляем за собой право обратиться в Общественный совет по развитию общественного контроля Государственной Думы РФ.
По результатам проверки ФКУ ИК-7 было направлено следующее обращение директору ФСИН России, прокурору СПб, в Общественную Палату РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ; об отчете уведомлены руководство колонии и председатель ОНК СПб.


«Вынуждены обратиться к Вам по ситуации в ФКУ ИК-7 УФСИН России по СПб и ЛО, которая представляется нам достаточно серьёзной.
По результатам последнего (14. 02. 2014 г.) посещения ФКУ ИК-7 нами - членами ОНК СПб 3 созыва - Леонидом Викторовичем Агафоновым и мною - Борисом Еремеевичем Пантелеевым составлен отчет, который, по нашему мнению, серьёзность ситуации показывает. При посещении учреждения претензии записывались со слов самих заключенных, детализация и объективность некоторых жалоб подлежат дополнительной проверке.
По полученным сведениям в ИК-7 содержится:
В ШИЗО - 0 человек; в ПКТ - 1 человек; в СУС - 11 человек; ЕПКТ - 10; карантин - 28 человек; ПФРСИ - 66 человек, в санчасти - 11 человек (при непосредственном посещении оказалось 5 человек).
Свое визитирование мы начали с посещения помещения СУС, ПКТ, ЕПКТ, ШИЗО. В самом начале посещения мы попросили у младшего инспектора ШИЗО-ПКТ-СУС книгу учета осужденных, находящихся в ШИЗО-ПКТ-СУС. Младший инспектор ШИЗО-ПКТ-СУС намеревался нам эту книгу дать для просмотра, но сопровождавший нас заместитель начальника колонии № 7 - В. В. Суслов запретил ему это делать. Грубо нарушив, при этом, п. 1.5 ст. 16 ФЗ РФ № 76 («…члены ОНК при осуществлении общественного контроля вправе: … в установленном законодательством Российской Федерации порядке запрашивать у администраций мест принудительного содержания и получать от них сведения и документы, необходимые для проведения общественного контроля и подготовки заключений, предложений или обращений общественной наблюдательной комиссии…».

Также, в процессе дальнейшего визитирования ФКУ ИК-7, этот же сотрудник (В. В. Суслов) фактически, воспрепятствовал нам в посещении одного из отрядов, уже в нарушение п. 1.1. ст. 16 ФЗ РФ № 76 («…Члены ОНК при осуществлении общественного контроля вправе: 1) … без специального разрешения…, посещать: камеры, карцеры, стационарные отделения, прогулочные дворики, библиотеки, столовые, штрафные и дисциплинарные изоляторы, одиночные камеры, помещения для обеспечения личной безопасности лиц, указанных в пункте 1 статьи 2 настоящего Федерального закона, иные помещения мест принудительного содержания…»).

А именно. Узнав, что мы хотим пройти в помещение одного из отрядов, сказал, что там проводятся внутриколонийские мероприятия, проведению которых мы, якобы, можем помешать. Когда мы попросили расшифровать в чем именно заключаются эти мероприятия и чем именно мы можем этому мероприятию помешать, ответа мы не получили.
Наше реагирование - провести с сотрудниками УФСИН России по СПб и ЛО обучающий семинар на предмет полного знания профильных законов (например, ФЗ РФ № 76).

Осужденный Ткачев Дмитрий Иванович (содержится в ЕПКТ) переведенный в ИК-7, сообщил, что «…18 ноября был на административной комиссии в ИК-3, … написал, что не согласен с законностью перевода в ЕПКТ. По прибытии в ИК-7 обратил внимание, что постановление незаконно. Убежден, что числа изменены. Расписывался за 18 ноября. Потом переправили.». Прилагаем жалобу адвоката И. Т. Габуния по нарушению прав на защиту осужденного Ткачева Д. И., выразившееся в его незаконном недопуске в ИК-3 УФСИН России по СПб и ЛО. Также, прилагаем обращение этого адвоката, показывающее незаконность вынесения вышеуказанного взыскания.
Наше реагирование - рекомендовать Общественному совету УФСИН России по СПб и ЛО (в составе которого есть и члены ОНК СПб) посетить ИК-3, провести, при посещении данного учреждения, проверку с целью уточнения деталей произошедшего.

Осужденный Авезов Руслан Рустамович сообщил, что у него «…межпозвонковая грыжа, эпилепсия, но запрещают даже заходить в спальное помещение СУС. Невозможность даже прилечь на кровать вызывает сильные мучения. Невозможность прилечь увеличивает вероятность припадков эпилепсии. Прошу вызвать представителя консульства Азербайджана по вопросу отправки на родину. Писал запросы в Москву по отправке - приходил 1 отказ».
Наша реакция - направить запрос в консульство Азербайджана, подготовить заключение независимого эксперта по рекомендациям к данным заболеваниям. Запрос о правомерности (соответствия закону) запрета осужденным в течении дня садится на кровати нами уже подан администрации ИК-7.

Осужденный Николаев Алексей Викторович сообщил, что «…Не отпускают на УДО, мотивируя отсутствием личного дела. Заниженные расценки при выплате зарплаты. Люди работают по полторы смены без выходных - 500 р. в месяц чистыми, но в лучшем случае. Не дают знакомиться с трудовым договором при оформлении на работу. Когда дают расчетный лист в нем не проставлено кол-во отработанных дней.»
Рекомендация - провести, по возможности незамедлительно, проверку и в случае подтверждения данного факта привлечь виновных к ответственности.

Осужденный Фадеев Сергей Олегович сообщил, что «…после последнего вашего посещения ко мне подошел один из осужденных из числа приближенных к администрации и попросил написать заявление, что «на данный момент» у меня нет претензий ни к осужденным 14 отряда, ни к администрации колонии.
Но у меня по-прежнему есть претензии к администрации по поводу плохой работы медчасти (нет медикаментов, низкая квалификация) плохое качество пищи в столовой и антисанитария, по поводу избиений «активистами»- других осужденных.
Жалобы при отправке долго регистрируют - как минимум через неделю приносят (сообщают) регистрационный номер.»
От осужденного Фадеева С. О., вновь поступила просьба - «…если от меня поступит заявление с отказом от вышеизложенного или о переводе на другой отряд, то это заявление будет написано под давлением.»
Наше реагирование - учитывая то, что наблюдаются некоторые признаки воспрепятствования осуществления деятельности членами ОНК, направить соответствующее обращение в Прокуратуру с просьбой о проведении соответствующей проверки.

Осужденный Казюлин Алексей Николаевич сообщил, что «…после последнего вашего посещения подошел ко мне старшина карантина Викулов со старшиной отряда № 3 Мехтиевым и попросили, чтобы я написал в письменном виде отказ от встреч с членами ОНК - Пантелеевым и другие фамилии, которые не помню. С такой же просьбой они подходили к ос. Лебедеву Сергею Борисовичу (он написал) и Кузнецову Владимиру с 5 отряда (тоже написал). Я такую бумагу писать отказался. По-прежнему существуют ограничения по посещению, в течении дня: жилой секции, чайной комнаты, умывальника и туалета. За этим негласным порядком следят: дневальные отряда, старшина отряда - т. е. «активисты»
Осужденные понимают, что, если они этот негласный порядок будут нарушать к ним будет применена физическая сила этими активистами.»
Наше реагирование - учитывая то, что наблюдаются некоторые признаки воспрепятствования осуществления деятельности членами ОНК, направить
соответствующее обращение в Прокуратуру с просьбой о проведении соответствующей проверки.

Осужденный Кузнецов Алексей Сергеевич сообщил, что «…после вашего посещения в июле 2013 года ко мне приезжал сотрудник УСБ УФСИН России по СПб и ЛО Кузьмин Игорь Викторович (удостоверение не показывал, устно представился) и по окончании нашей беседы, во время которой я подтвердил все предыдущие претензии, этот сотрудник пытался заставить меня подписать объяснение, которое он писал на чистом листе бумаги от руки, и в этом объяснении говорилось, что я не имею ни к кому претензий. Я отказался это подписывать. С применением ненормативной лексики этот человек пытался оказать на меня психологическое давление, желая добиться отказа от претензий. Потом он приезжал ещё с той же целью.
Мне, также, известно, что других осужденных (в частности - Кузнецова Александра Владимировича, 1959 г. р.) заставляли писать заявление о том, что члены ОНК провоцируют их на написание жалоб.
Сегодня, при посещении медчасти колонии, меня догнал, схватив за руку, ос-ый Кутузов А. В. (17 отр.) и сказал, что в медчасть он меня не пустит потому, что я иду по колонии «без активиста». Когда я спросил его кто он такой - он ответил - «я эсдэпэшник, я здесь работаю».
Вчера приезжал помощник прокурора Голубчиков и спрашивал ос. Кузнецова А. В. - «Чего ты ходишь к этому Пантелееву?».
Наша реакция - учитывая то, что наблюдаются некоторые признаки воспрепятствования осуществления деятельности членами ОНК, также, предполагаем возможность коррупционной связи некоторых сотрудников прокуратуры и УФСИН России по СПб и ЛО, направить соответствующее обращение в Прокуратуру для проведения тщательной проверки.

Осужденный Кинев Денис Григорьевич сообщил, что «…сняли профучет - не устраивают на работу. Объясняют тем, что не хватает рабочих мест. Но при этом уже после отказа в предоставлении работы мне, на эту же работу (сборщик инструментальных материалов) принимали других осужденных.
По прибытии из СИЗО и распределении в 4-й отряд, ко мне подходили осужденные из числа добровольных помощников администрации и говорили следующее - «На Пантелеева не надейся, он судим за педофилию и ничем тебе не поможет».
Работа осужденному Киневу нужна, чтобы обеспечивать родителей-инвалидов. Также, этот ос-ый сообщил, что «…в 4 отряде в котором нахожусь создана нетерпимая психологическая обстановка, которая поддерживается добровольными помощниками администрации».
Рекомендация - трудоустроить ос. Кинева Д. Г. по мере возможностей.

Осужденный А... С... Р... вновь повторил свою претензию о том, что у него «…есть все доказательства того, что был заражен ВИЧ-инфекцией во время пребывания в ИК-7. На данный момент анализ показал, что в крови 79 единиц. Прошу сделать запрос из моего личного дела (характеристика, справка о поощрениях и взысканиях) также из моей медицинской карточки, в которой есть сведения подтверждающие вышесказанное.»
Рекомендация - провести независимую экспертизу для максимальной фиксации справедливости претензий.

Настораживает и тот факт, что периодически продолжают, после наших посещений, переводить осужденных в другую колонию. Которая находится на территории Ленинградской области - там, куда наши полномочия не распространяются. Так, например, были отправлены в одну из колоний Ленобласти осужденные Мишкевич и Абрагам. Этот факт подлежит, на наш взгляд, отдельному и пристальному изучению.
Наша реакция - О том насколько такие переводы обоснованны и целесообразны мы готовим отдельный запрос.

Ещё раз считаем необходимым обратить самое серьёзное внимание на проблему т. н. актива в ИК-7, так как сигналы о противоправных действиях пресловутых активистов продолжают к нам поступать».

Л. В. Агафонов
член ОНК СПб,
заместитель Председателя комиссии


Б. Е. Пантелеев
член ОНК СПб,
ответственный секретарь комиссии

( Фото - с сайта www.citywalls.ru )


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования