В России должен быть создан тюремный хоспис: Беседа с Елизаветой Глинкой

В России должен быть создан тюремный хоспис: Беседа с Елизаветой Глинкой Елизавета Петровна Глинка (доктор Лиза) - исполнительный директор фонда «Справедливая помощь», один из главных филантропов страны и специалист в области паллиативной медицины, которая в ноябре 2012 года вошла в Совет при президенте РФ по правам человека, и в том числе в постоянную комиссию по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы, согласилась ответить на несколько вопросов «Российскому вестнику общественного контроля».

# # #


- Елизавета Петровна, скажите, среди ваших пациентов и тех, кому вы ежедневно помогаете есть люди, которые отбывали наказание в местах лишения свободы?

- Ко мне обращаются мои бывшие пациенты, которые попали в тюрьму. Но, как вы понимаете, позвонить оттуда в благотворительный фонд - это невозможно. Но однажды мне позвонил из одного следственного изолятора доктор, который лекарств конечно не просил, но просил передать теплую одежду. Потому что наш бывший пациент задержан, во время задержания разбили очки, и у него нет никакой теплой одежды. Таким образом, мы узнали вообще, где он находится, просто так это же невозможно сделать. И я была удивлена и до сих пор с благодарностью вспоминаю этого доктора, который не побоялся позвонить по моему номеру.
А писем из тюрем от заключенных много очень приходит, почти все с жалобами, почти все просят лекарственные препараты. Никому мы в этом помочь, к сожалению, не можем, но мы посылаем пеленки и памперсы лежачим, и там с удовольствием эти посылки принимают.

- Около полутора лет назад ФСИН инициировало реформу тюремной медицины. Она должна была быть выведена из подчинения начальников учреждения и подчинена напрямую медицинскому управлению ФСИН, чтобы врачи стали независимы от руководителей колоний и СИЗО.

- Этот вопрос до сих пор обсуждается, я думаю, что в этом году закончится данное обсуждение. Потому что эта тема поднималась как раз на том заседании, у нас была встреча с представителем ФСИН, все вопросы были заданы, более того, они вели себя конструктивно и проявили заинтересованность в решении этой проблемы. Сказали, что все вопросы решаемы, и мы готовы идти на контакт.

- Возможно, Вы знакомы с врачами, которые работают в медицинских учреждениях в тюрьмах. Можно ли говорить о том, что на таких врачей оказывается давление сверху, со стороны тюремного начальства?

- Я знаю одного тюремного врача, не в Москве, далеко от Москвы, который работает в колонии. И там нет давления начальства, даже медицинского начальства, но я так понимаю, что они не пересекаются. Но конечно, колония колонии рознь. В том случае, там практически единственный доктор в колонии, его любят заключенные, он отвечает им тем же, очень хорошо к ним относится, каждый случай - отдельная история, они многое ему рассказывают, просят помощи …. Но человеку, который находится в колонии в таком положении помочь невозможно, ну никак. По-моему, ни в одной стране это невозможно сделать. А те, которые освобождаются, которые имеют тяжелые заболевания - их актируют, некоторые поступают сюда. Но сейчас я не могу их устроить.

- Почему? Не хватает мест?

- Да, как-то не складывается, раньше получалось, сейчас значительно сложнее. Куда кладем? Ну среди таких освобожденных много ВИЧ-инфицированных, больных туберкулезом. У нас вот года два назад у нас был больной, актированный по состоянию здоровья. Это тех, кого мы знаем, это те крохи, которые мы можем сделать для них. Они приходят сюда …, они не стесняются писать, писем очень много. Честно могу сказать, помогаем им посылками раз в месяц - определенного размера, содержания и всего остального.

- Зоя Светова, журналист и член ОНК Москвы, писала как-то о вопиющем случае с Сергеем Щербаковым. Бомж, безработный, не имеющий социальных связей, был задержан при попытке украсть бутылку водки и попал в Бутырку. Там его осмотрели, поставили множество серьезных диагнозов, врач рекомендовал перевести его в больницу Матросской тишины. Уже в Матросской тишине на рентгене врачи зафиксировали 17 перелом ребер, что естественно указывало на имевшие место жестокие избиения. Ему провели операцию, но 20 августа он умер от разрыва селезенки. Позднее эксперты установили, что если бы врачи вовремя и надлежащим образом провели все необходимые обследования, Щербакова можно было бы спасти. За якобы имевшее место избиение Щербакова осудили его сокамерника Игоря Гершковича, а врачи и сотрудники Матросской тишины остались ни при чем. Как по-вашему, тюремные эскулапы - это врачи, люди которые давали клятву Гиппократа, или доктора в погонах, вынужденные подчиняться тюремному начальству?

- Из того, что я знаю, это врачи. Конечно, встречаются и такие случаи, но вы знаете, пока мне кажется это скорее надзиратели в тюрьмах, а врачи, имеющие дело с подследственными, - это прежде всего профессиональный медик. 17 ребер сломал же явно не врач, а кто-то другой. Вопрос состоит в том, почему и по какой причине они не заметили этих увечий - не работал аппарат рентгеновский или еще по какой-то причине. Хочу подчеркнуть, что я очень надеюсь, что жестокость исходит не от врачей. Я знаю несколько личных примеров добросовестной работы и человеческого отношения тюремного доктора к больным.

- Наверно, периодически вы бываете в разъездах и посещаете отдаленные города России. Ситуация с медициной там значительно хуже, чем в Москве?

- Материально, кончено, похуже. Но в тюрьмах я не была, пока не пускают. Но я надеюсь, что ФСИН позволит нам такие визиты. Чтобы больных не актировали на улицу, потому что умирать им негде, чтобы разрешили сделать хоспис в тюрьме. Это вот моя мечта, наверно последнее, что я хочу построить. Мы начали вести разговор на эту тему и нам ответили, что не видят в этом проблемы. Но самый главный вопрос - с финансированием, откуда взять на это деньги. Последний раз нам на машине привезли актированного в ужасном состоянии - в буквальном смысле полумертвого. Он был в тяжелейшем состоянии, человек был без сознания. И очень мало прожил. Просто так не отпускают, отпускают только умирать. С допуском благотворительным, с допуском родителей или близких, хотя бы раз в месяц.
Я еще не очень хорошо знакома с членами ОНК, но я считаю, что в состав этих комиссий должны входить врачи. Если не в каждую, но хотя бы постараться включать их в состав ОНК. Должен быть доктор - эксперт, который знает механизм работы, знает, что можно сделать в той или иной ситуации. На данный момент, что я могу предложить? Обреченных больных, тех, которые, простите, ходят под себя и лежат при этом в общих палатах (есть такие заключенные, мне вот сейчас пишет человек из Калужской области, только представьте какое к ним отношение), которые неизлечимо больны, нужно содержать в хосписах, я уверена.

- Насколько мне известно, существует перечень заболеваний наличие которых, является основанием для освобождения от неотбытой части срока наказания. Это туберкулез, 4 степень рака, серьезные психические расстройства, болезни органов кровообращения и т.д. Какие еще заболевания, на ваш взгляд, могут быть добавлены в этот реестр?

- Критерий должен быть таким же и подход к паллиативной этике - продолжительность жизни 6 месяцев и меньше. Мы говорим о хронических и неизлечимых заболеваниях, продолжительность жизни при которых оценивается в полгода или менее. Но не 3 дня до смерти, когда человек уже без сознания. Должна быть возможность лечения. Либо создание хосписов непосредственно в тюрьме. В Москве есть тюремные больницы - хоспис можно разместить и там.
Вообще, какое бы преступление человек не совершил, перед смертью мы равны все, а потому надлежащая медицинская помощь должна быть предоставлена любому заключенному.


Интервью брала Кристина Габисова

( Фото с сайта www.pravmir.ru )


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования