«Чтобы не мучился»: инвалида с аппаратом Илизарова на ноге отправляют в колонию

Дело Романа Креслина демонстрирует парадоксальность и циничность нашей судебной системы, а то и всей российской действительности. Чтобы спасти своего подзащитного адвокат просит ампутировать ему ногу перед отправкой в колонию. Другой защитник бывшего инспектора ДПС Креслина намерен ходатайствовать о том, чтобы убрать из судебного кодекса такое понятие, как совесть, а прокурор считает обвинительный приговор незаконным. 
Роман Креслин умер для российского правосудия в октябре 2009 года. Когда врачи вытягивали его на этот свет после тяжелейшей аварии, следователи записали мужчину в «трупы». Подождали, правда, 10 дней, а потом решили, что мужчина уже не выкарабкается. Но воля к жизни у Романа оказалась колоссальной, и вопреки ожиданиям, его состояние стабилизировалось, спустя две недели началось улучшение. Однако, Креслин для следствия успел стать «трупом», а по «нормам» нашего судопроизводства виноват тот, кто умер. Так считают адвокаты Креслина, аргументы которых в пользу невиновности подзащитного кажутся весьма убедительными.
Произошло лобовое столкновение легковушки с КАМАЗом. Креслин (водитель легкового автомобиля), по данным медицинского освидетельствования, был в момент аварии абсолютно трезв. А хозяином КАМАЗа, по данным адвокатов, является начальник ДПС города Абинска. Протокол с места происшествия составили через месяц после ДТП, а водителя КАМАЗа на употребление алкоголя после аварии даже не проверили, потому что: «запаха спиртного я от него не унюхал» - прямая цитата из речи следователя СКП г. Новороссийска. Но история Креслина совсем не о несправедливом приговоре, как могло бы показаться. В конце концов, «убедительные» доводы адвокатов всегда могут быть перекрыты не менее «убедительными» доводами прокурора (в истории с прокурором есть одна занятная деталь, но об этом позднее).
Оспорить приговор для Романа и его защитников сейчас задача второстепенная. Более того, Креслин готов отбыть срок (три года колонии-поселения). Возможно, такой настрой связан с чувством вины - в аварии погибла его невеста, сразу после столкновения с КАМАЗом девушка скончалась на месте от разрыва сердца. Готов отбывать, но точно не сейчас. Дело в том, что человек, которого по решению суда должны вот-вот отправить в колонию-поселение - инвалид второй группы. После аварии Роману удалили селезенку, он потерял 2,5 литра крови, 6,7 см бедренной кости и сейчас носит аппарат Елизарова. Креслин не передвигается без посторонней помощи, по словам очевидцев, не приходит, а скорее приползает на суд. Аппарат Елизарова врачи планируют снять через 11 месяцев, за это время нужно провести еще несколько операций по вытяжке и сращиванию кости. Но судья решил не принимать во внимание состояние Креслина, отмечая, что оно недостаточно тяжелое для отсрочки приговора.
- По нашим законам можно ходатайствовать об отсрочке приговора, только если человек уже фактически находится при смерти, - считает адвокат Креслина, Владислав Никитенко.
Между тем, в этом деле есть еще одна «кричащая» деталь - ходатайство государственного обвинителя. «Не оспаривая вины осужденного, полагаю, что приговор подлежит отмене ввиду нарушения судом уголовно-процессуального закона», - эти слова принадлежат помощнику прокурора Д. Ю. Полякову и изложены в официальном обращении прокуратуры Новороссийска в судебную коллегию Краснодарского краевого суда. «Суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. Суд, в нарушении указанного требования, лишь перечислил в приговоре доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, не давая им оценки», - продолжает Поляков. Однако, его обращение рассмотрено не было.
- В ближайшее время мы будем добиваться пересмотра уголовного дела, - рассказал нам второй защитник Креслина, Алексей Дымовский. - А также ждем вызова от УФСИН, чтобы узнать, куда распределят Романа. Тогда надо будет решать, как его перевозить. На поезде ему перемещаться нельзя, нужен большой джип.
На вопрос о том, сколько теоретически Роман сможет пробыть в колонии без ущерба для здоровья, Дымовский отвечает, что «и суток не пробудет». По врачебному предписанию ему дважды в день нужно проводить спиртовые перевязки открытой раны, не говоря уже о том, что смена погодных условий может спровоцировать воспаление и ухудшение состояния. Скорее всего, его отправят в местную больницу, но человеку в аппарате Илизарова сельские врачи помочь не смогут. Так что вполне вероятный итог его прибывания в местной больнице - ампутация ноги. Поэтому Алексей Дымовский выступил с обращением - предложил ампутировать Креслину ногу в условиях стерильности еще до отправки в колонию, чтобы «предотвратить пытки и бесчеловечные эксперименты над его здоровьем».
Роман Креслин не сдается, после всего, что ему прошлось пройти, строит планы на будущее. Уже став инвалидом, он получил юридическое образование и решил, что будет заниматься правозащитной деятельностью.


Член ОНК Краснодарского края

Татьяна Андреевна Рудакова


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования