Общественный контроль за пограничными органами

Сразу же после того, как были созданы общественно-наблюдательные комиссии, основными объектами их общественного контроля стали учреждения системы федеральной службы исполнения наказаний и подразделения органов внутренних дел: изоляторы временного содержания, дежурные части, специальные приёмники.
Было очень отрадно видеть как активные члены Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) повернули милиционеров, ныне полицейских и «фсиновцев» лицом к правам человека. В некоторых субъектах федерации, работники милиции говорили, что теперь, после принятия 76-го федерального закона, ИВС перестали быть местом, куда не ступала нога правозащитников. И даже на примере нашего региона - Московской области можно прекрасно посмотреть определённые результаты. ИВСы подмосковных ОВД и УВД, стали намного приспособленней для пребывания в них людей. Ушли в прошлое, ещё существовавшие в 2009 году «шубы» - колючие штукатурки, подиумы, вместо кроватей с постельными принадлежностями, камеры необорудованные санузлами и водоснабжением.
Улучшилось питание, были проведены капитальные ремонты режимных корпусов, в положительную сторону изменилось отношение к заключённым со стороны персонала. Хотя, разумеется, проблем по прежнему хватает. Но главное, что хотелось бы отметить: нас стали узнавать, с нами стали считаться, и в управлении ФСИН по Московской области и в управлении спец. учреждений полиции и конвоирования ГУВД Московской области, к нашему мнению прислушиваются.
Как-то услышал, нечаянно, разговор по мобильному телефону, ожидавшего нас, серьёзного «чина» в погонах, на пороге учреждения: «Ужас…, у меня сегодня ОНК… ! … эти, по правам человека, переживаю..». Встретив нас, парадно одетый офицер, приветливо нас встретил, и пошёл показывать своё «хозяйство».
Но летом 2012 года члены нашей ОНК, обнаружили место на территории столичной области, которое вполне попадало, под понятие места принудительного содержания, но куда ещё не ступала нога члена Комиссии. Этим местом явился отряд пограничного контроля аэропорта. Когда мы туда, явились, и подали заявку, о том, что будит проводиться посещение в соответствии с п.1 ч.1 ст. 15 и п. 1. ч.1 ст.16 Федерального закона №76 «Об общественном контроле…», начальник отряда - серьёзный полковник был в замешательстве. Он впервые слышал о том, что существует какое - то ОНК, и что кто-то вправе проверить, где и в каких условиях находятся люди, задержанные за нарушения государственной границы, которые содержаться, как подозреваемые и обвиняемые в совершении уголовных преступлений и административных правонарушений. Пришлось уважаемого пограничника знакомить с законодательством. Наши труды увенчались успехом. Через несколько часов, другой офицер в чине подполковника начал нас сопровождать, и оказал нам содействие в посещении и осуществлении общественного контроля, в полном объёме. Проверка была проведена.
При этом необходимо обратить внимание на то законодательство, те источники права, которые дают членам ОНК, право проверки пограничных органов.
Во- первых, это сам Федеральный закон от 10.06.2008 года №75-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам находящихся в местах принудительного содержания», п.1 ст.2 которого, указывает, что лицами, находящимися в местах принудительного содержания являются лица, подвергнутые административному задержанию и лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, а п.2 ст.2 определяет ИВС пограничных органов, как место принудительного содержание. А в соответствии с п.1 ч.1 ст. 15 и п. 1. ч.1 ст.16 выше упомянутого закона, мы в праве посетить его.
Во-вторых, это Федеральный закон «О государственной границе РФ». Пункт 6 ст. 30 этого закона дает пограничным органам право содержать лиц, подвергнутых административному задержанию в помещениях пограничных органов, специально оборудованных для этих целей, а лиц, задержанных в уголовно-процессуальном порядке по подозрению в совершении преступления, - в ИВС или в помещениях пограничных органов, специально оборудованных для содержания лиц, подвергнутых административному задержанию.
В третьих, это Кодекс РФ об административных правонарушениях, п. 4. ч.1 ст. 27.3, и ч.1 ст. 27.6 которого определяет пограничные органы, как место содержания административно задержанных лиц.
В четвёртых, это ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», от 21.06.1995 г., статьи 7 и 9 которого прямо и подробно определяют ИВС пограничных органов, как место содержания под стражей.
И, наконец, в пятых, это приказ № 55от 16.02.2009 директора ФСБ РФ А. Бортникова, «Об утверждение правил посещения членами общественных наблюдательных комиссий мест понудительного содержания. находящихся в ведении пограничных органов». Данные правила определяют конкретный порядок посещения членами ОНК мест принудительного содержания, находящихся в подведомственности пограничников, регламентирует посещение специально оборудованных помещений (СОП). Такое место принудительного содержания существует только в пограничных органах. Оно весьма специфично. СОП не прописано в п.2 ст.2 76-го Федерального закона, но определяется как место содержания задержанных по подозрению в административных правонарушения Федеральным законом «О государственной границе».
На что же следует обратить внимание при осуществлении общественного контроля?
В первую очередь, на сам статус специально оборудованного помещения - СОП, который прописан лишь в федеральном законе «О государственной границе». Согласной уже упомянутым нормам стать 30 указанного источника в СОП позволяется содержать, как административно задержанных, так и задержанных в уголовно-процессуальном порядке. То есть и лица, подлежащие выдворению и привлеченные к уголовной ответственности содержатся совместно! В ФЗ «О содержании под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» СОП не упоминается вообще, в статье 7 говориться лишь об ИВС пограничных органов. Сами СОПы небольшие, примерно на 4-8 человек, имеют 2-3 камеры. В связи с этим весьма сложно выполнить требования ст. 33 вышеуказанного Федерального Закона о раздельном содержании мужчин и женщин, несовершеннолетних и взрослых, а также лиц ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы или сотрудников правоохранительных органов. «Административники» содержатся совместно с лицами, задержанными по «уголовке». ИВС - пограничных органов - большая редкость, они существуют лишь в регионах, куда прибывают международные рейсы, либо где территория прилагает к государственной границе. Возвращаясь к той же ст. 30 федерального закона «О государственной границе», отмечу, что предусмотрено использование пограничными органами при необходимости и ИВС органов внутренних дел. На мой взгляд, содержание в СОП, может рассматриваться только, как содержание задержанного по подозрению в совершении уголовного преступления. В соответствии со ст. 91 УК РФ этот срок не может превышать 48 часов. В СОП не должно содержаться лицо, к которому принята мера пресечения в виде содержания под стражу. При посещении же ИВС пограничных органов, следует обратить внимание, что бы, там не содержались лица, задержанные в административном порядке, в том числе и подлежащие депортации
Далее следует обратить внимание, на то, что в СОП могут содержаться только лица, задержанные по подозрению в совершении административного правонарушения или уголовного преступления. Лица, которым просто запрещён въезд на территорию РФ, конечно, мне точно непонятно, чем это регулируется, просто не впускаются из транзитной зоны. Опять вся так же в соответствии с тем же ФЗ «О государственной границе». Данные лица отправляются обратно из транзитной зоны, это отдельная и очень большая проблема, но она уже не входит в рамки общественного контроля за местами принудительного содержания.
Так же обратите внимание на соблюдение требований Кодекса РФ об административных правонарушениях. Необходимо проконтролировать соблюдение требований ч.2 ст. 27. 5 КоАП РФ, в соответствии которой срок административного задержания по делам об административных правонарушениях, посягающим на установленный режим государственной границы Российской Федерации не может превышать 48 часов. Но в отличие от ряда других дел может быть свыше 3 часов. Тщательным образом должны провериться соблюдения норм 27.7 КоАП РФ, а именно в месте принудительного содержания должны, в данном случае СОП, должны содержаться, несовершеннолетни, отдельно от взрослых лиц, что как было сказано ранее весьма затруднительно. Те же самые СОПы должны соответствовать санитарным нормам, задержанные должны обеспечиваться питанием и мед обслуживанием. К сожалению это не всегда выполняется. К примеру нами были обнаружены в СОПе потолки с открытыми проводками какими-то непонятными инженерными коммуникациями. Постельного белья мы не увидели. С питанием для задержанных вообще интересно, как нам пояснили сотрудники отряда пограничного контроля. Его предоставляет задержанным авиационная кампания. Вопрос, а на каком основании, она, что ли задерживает людей? А если она от этого откажется, а она вправе. Кто будет кормить задержанных.
Ещё следует иметь в виду, что, основную массы задержанных пограничными органами составляют в основном жители наших ближнего зарубежья: Украины, Молдавии, республики Средней Азии и Закавказья, а так же в меньшей мере, выходцы из Юго-Восточной Азии, Китая, Чёрной Африки, еще в меньшей мере, из Арабских стран. Всем известно отношение в обществе к данной этнической категории. Поэтому крайне важно принять все необходимые меры на недопущение к проявлений задержанным ксенофобии, в частности расизма, национализма, ущемления религиозных чувств верующих.
Но хочется отметить что пограничники, особенно, к концу нашей совместной работы, восприняли правильно все сделанные замечания. Даже стали исправлять на месте некоторые нарушения.
По моему мнению, не смотря на большую важность работы с учреждениями системы ФСИН и МВД, особенно при ярком проявлении политических репрессий в стране, общественный контроль за пограничными органами, так же нужен. Это направление, ещё плохо освоено. Как было отмечено оно имеет ещё много белы пятен. Давайте совместными усилиями наладить работы в этом пока ещё новом для направлении - контролю за местами принудительного содержания находящихся в подчинении пограничных органов.


Ответственный секретарь ОНК Московской области

Эдуард Рудык

# # #

Мнение редактора:
Я бы не был столь категоричен, как автор, требуя, чтобы в СОП содержались только подозреваемые, задержанные в порядке ст.91 УПК РФ, не содержались лица, которым избрано содержание под стражей.
В основу позиции ОНК по данным вопросам - можно ли содержать в СОП арестованных по обвинению в совершении уголовных преступлений? можно ли в СОП содержать выдворяемых - следует, на мой взгляд, исходить из тех условий содержания и лимита наполнения, которые имеются в соответствующих ИВС, СОП, спецприёмниках. Если ИВС переполнен и находится в каком-нибудь жутком полуподвале, а в СОПе созданы нормальные условия - требования ОНК выполнить формальную норму закона пойдет в разрез с требованием о соблюдении прав человека. Именно этим - приоритетом соблюдения и защиты прав человека над соблюдением предписания узкопрофильного федерального закона - ОНК в первую очередь и отличается от органов прокуратуры.
Так же по поводу питания: следует возразить, что в положениях о работе большинства компаний имеется норма о том, что если по форс-мажорным обстоятельствам её пассажир задержан в аэропорту, то компания обеспечивает такого пассажира питанием.
(А.В.Бабушкин)



[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования