Стамбульский протокол

Руководство по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания
(выдержки)


Принципы эффективного расследования и документирования

1. Цели эффективного расследования и документирования пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (именуемых далее "пытками иди другими видами жестокого обращения") включают следующее:
a) выяснение фактов и установление и признание индивидуальной и государственной ответственности перед жертвами и их семьями;
b) определение необходимых мер во избежание рецидивов;
c) содействие преследованию и/или в соответствующих случаях дисциплинарному наказанию лиц, вина которых установлена в ходе расследования, и указание на необходимость полного возмещения и компенсации со стороны государства, включая справедливую и адекватную финансовую компенсацию и предоставление средств для лечения и реабилитации.
2. Государства обеспечивают оперативное и эффективное расследование жалоб и сообщений о пытках или жестоком обращении. Даже при отсутствии явно выраженной жалобы проводится расследование, если имеются другие указания на возможное применение пыток или жестокого обращения. Лица, проводящие расследование, которые должны быть независимыми от предполагаемых виновных и учреждений, в которых они работают, должны быть компетентными и беспристрастными. Они имеют доступ к беспристрастным медицинским и другим экспертам или право привлекать их для проведения расследований. Методы, используемые при проведении таких расследований, должны удовлетворять самым высоким профессиональным стандартам, а их выводы предаются гласности.
3. а) Орган расследования имеет право и обязанность затребовать всю необходимую для проведения расследования информацию.
Лица, проводящие расследование, имеют в своем распоряжении все необходимые бюджетные и технические средства для проведения эффективного расследования. Они также имеют полномочия обязывать всех лиц, действующих в официальном порядке и предположительно причастных к пыткам или жестокому обращению, явиться для дачи свидетельских показаний. Это же относится к любым свидетелям. С этой целью орган расследования уполномочен выдавать повестки для вызова свидетелей, включая любых официальных лиц, предположительно связанных с такими деяниями, и требовать представления доказательств.
b) Предполагаемые жертвы пыток или жестокого обращения, свидетели, лица, проводящие расследование, и их семьи охраняются от насилия, угроз применения насилия или любых других форм запугивания, которые могут являться результатом расследования. Лица, которые могут быть связаны с пытками или жестоким обращением, отстраняются от любой должности, обеспечивающей контроль или власть, прямую или косвенную, в отношении истцов, свидетелей и их семей, а также лиц, проводящих расследование.
4. Предполагаемые жертвы пыток или жестокого обращения и их законные представители уведомляются о любом слушании и любой информации, относящейся к расследованию, и имеют доступ к ним, а также имеют право представлять другие доказательства.
5. а) В случаях, когда установленные процедуры расследования не удовлетворяют требованиям в силу недостаточной компетенции или предполагаемой пристрастности или же в силу явного наличия систематических злоупотреблений или по другим существенным причинам, государства обеспечивают проведение расследований с помощью независимой комиссии по расследованию или в рамках аналогичной процедуры. Членами такой комиссии избираются лица, известные своей беспристрастностью, компетентностью и в некоторых обстоятельствах соображения профессиональной этики могут требовать сохранения конфиденциальности информации. Такие соображения надлежит уважать. В частности, они должны быть независимыми от любого предполагаемого виновного и организации или учреждения, в которых они могут работать. Комиссия имеет право затребовать всю необходимую для проведения расследования информацию и проводит расследование в соответствии с настоящими Принципами 10.
b) В течение разумного срока составляется письменный отчет, в котором указываются рамки расследования, процедуры и методы, применявшиеся для оценки доказательств, а также выводы и рекомендации, основанные на фактах и применимом законодательстве. По завершении составления отчет предается гласности. В нем должна также содержаться подробная информация о конкретных событиях, которые, как было установлено, имели место, а также доказательства, на которых основаны эти выводы, и список фамилий свидетелей, давших показания, за исключением тех из них, личность которых не была предана гласности в целях их защиты. Государство в течение разумного срока дает ответ на этот счет о расследовании и сообщает, в соответствующих случаях, какие меры будут приняты в связи с ним.
6. а) Медицинские эксперты, участвующие в расследовании пыток или жестокого обращения, во всех случаях действуют в соответствии с самыми высокими этическими нормами и, в частности, получают данное на основе представленной информации согласие до проведения любой экспертизы. Экспертиза должна соответствовать установленным стандартам медицинской практики. В частности, экспертиза проводится при закрытых дверях под контролем медицинского эксперта и без агентов служб безопасности и других государственных официальных лиц.
b) Медицинский эксперт оперативно составляет точный письменный отчет, в котором указывается по крайней мере следующее:
i) обстоятельства опроса: фамилии обследуемого и фамилии лиц, присутствующих при экспертизе; точное время и число; место, характер и адрес учреждения (включая, по возможности, номер комнаты), где проводится экспертиза (например, пенитенциарный центр, клиника, дом); состояние обследуемого на момент экспертизы (например, характер любых смирительных приспособлений при прибытии или во время экспертизы, в присутствие сотрудников служб безопасности во время экспертизы, поведение лиц, сопровождающих заключенного, или угрожающие заявления в адрес лица, проводящего экспертизу); и любые другие важные аспекты;
ii) предыстория: подробный отчет об истории обследуемого, сообщенной в ходе опроса, включая предполагаемые методы пыток или жестокого обращения, время применения предполагаемых пыток или жестокого обращения и все жалобы на физические или психологические симптомы;
iii) физическая и психологическая экспертиза: отчет обо всех физических и психологических симптомах, обнаруженных при клиническом обследовании, включая соответствующие диагностические анализы и, по возможности, цветные фотографии всех телесных повреждений;
iv) заключение: мнение в отношении возможной связи обнаруженных физических и психологических симптомов с возможными пытками или жестоким обращением. Выносится рекомендация в отношении любого необходимого медицинского и психологического лечения и/или дальнейшего обследования;
v) авторство: в отчете четко указываются лица, проводящие экспертизу, и проставляются подписи.
с) Отчет носит конфиденциальный характер и доводится до сведения обследуемого или назначенного им или ею представителя. Запрашиваются и заносятся в отчет мнения обследуемого и его или ее представителя в отношении процесса экспертизы. Отчет также представляется в письменной форме, в соответствующих случаях, органу, ответственному за расследование предполагаемых пыток или жестокого обращения. Государство обязано обеспечить его безопасное представление этим лицам. Отчет не передается любым другим лицам, кроме как на основании согласия обследуемого лица или по постановлению суда, полномочного обеспечивать такую передачу.

Общие соображения, касающиеся проведения опросов

Существует целый ряд вопросов и практических факторов, которые нужно учитывать при опросе человека, как предполагается, подвергавшегося пыткам. Эти соображения касаются всех лиц, проводящих опросы, будь то юристы, врачи, психологи, психиатры, лица, наблюдающие за соблюдением прав человека, или представители какой-либо иной профессии.
В нижеследующем разделе рассматривается такая "общая основа" и предпринимается попытка представить ее в контекстах, которые могут встретиться при расследовании случаев применения пыток и опросе пострадавших от них лиц.

A. Цель расследования, обследования и документирования

Общей целью расследования является установление фактов, касающихся предполагаемых случаев применения пыток Медицинская экспертиза в отношении пострадавших от пыток может быть полезным доказательством в следующих правовых контекстах:
a) при выявлении лиц, ответственных за применение пыток, и привлечении их к ответственности; b) для поддержки заявлений о предоставлении политического убежища;
с) при установлении обстоятельств, при которых государственными должностными лицами, возможно, были получены ложные признания;
d) при выявлении региональной практики применения пыток. Данные медицинской экспертизы могут также использоваться для выявления потребностей переживших пытки лиц в лечении, а также в качестве показаний при расследованиях, связанных c правами человека.
Цель письменных или устных показаний врача заключается в том, чтобы дать экспертное заключение о степени соответствия результатов медицинского освидетельствования заявлению пациента o жестоком обращении, a также довести c должной эффективностью эти результаты и выводы врача до судебных или иных соответствующих органов. Кроме того, показания медиков часто используются для
ознакомления судебных и других государственных должностных лиц, a также местных и международных сообществ c физическими и психологическими последствиями пыток. Эксперт должен быть готов проделать следующее:
a) оценить степень возможных телесных повреждений и жестокого обращения даже при отсутствии конкретных заявлений отдельных лиц, работников правоохранительных или судебных органов;
b) отразить в документации физические и психологические доказательства телесных повреждений и жестокого обращения;
с) определить степень соответствия результатов обследования конкретным заявлениям пациента o жестоком обращении;
d) определить степень соответствия результатов конкретного обследования данным относительно способов пыток, используемых в данном регионе, и их обычных последствий;
e) в ходе слушания заявлений о предоставлении убежища, рассмотрения уголовных дел или гражданских судебных разбирательств дать экспертное толкование результатов судебно-медицинской экспертизы и представить экспертное заключение o возможных причинах жестокого обращения;
f) использовать полученную надлежащим образом информацию для содействия расследованию и дальнейшему документированию пыток.

B. Процессуальные гарантии, предоставляемые содержащимся под стражей лицам

Судебно-медицинская экспертиза в отношении содержащихся под стражей (задержанных) лиц должна проводиться по официальному письменному запросу прокурора или другого соответствующего должностного лица. Запросы o проведении медицинской экспертизы, направляемые работниками правоохранительных органов, должны считаться недействительными, если они не подтверждаются письменным постановлением прокурора. Однако сами задержанные, их адвокат или родственники имеют право требовать проведения медицинской экспертизы для получения доказательств пыток и жестокого обращения. Доставка задержанного для проведения судебно-медицинской экспертизы должна осуществляться не военнослужащими или полицией, а другими сотрудниками, поскольку пытки и жестокое обращение могли иметь место, когда задержанный находился под надзором военнослужащих или сотрудников полиции, и, таким образом, на задержанного или на врача могло бы оказываться недопустимое давление с целью воспрепятствовать фактическому документированию пытки или жестокого обращения. служащие, осуществляющие надзор за доставкой задержанного, должны находиться в подчинении у прокуратуры, а не у каких-либо других должностных лиц правоохранительных органов. Подача просьбы задержанного o проведении экспертизы и его доставка обратно после экспертизы должны осуществляться в присутствии его адвоката.
Задержанные имеют право на повторную или альтернативную медицинскую экспертизу,
проводимую квалифицированным врачом во время пребывания под стражей и после него.
Осмотр каждого содержащегося под стражей лица должен проводиться при закрытых дверях. Полицейским и другим сотрудникам правоохранительных органов не следует находиться в помещении, где проводится осмотр. Эта процессуальная гарантия может быть нарушена лишь в том случае, если, по мнению проводящего осмотр врача, имеются убедительные доказательства того, что задержанный представляет серьезную угрозу безопасности медицинского персонала.
В таком случае по требованию проводящего осмотр врача при осмотре должны присутствовать сотрудники охраны медицинского учреждения, а не полицейские или другие сотрудники правоохранительных органов. При этом сотрудники охраны все же должны находиться вне пределов слышимости (т. е. лишь в радиусе визуального контакта с пациентом). Медицинский экспертиза в отношении задержанных должна проводиться в таком месте, которое, по мнению врача, является наиболее подходящим. В некоторых случаях оптимальным было бы настоять на проведении экспертизы в официальном медицинском учреждении, а не в тюрьме.
B других случаях задержанные могут предпочесть подвергнуться осмотру в условиях относительной безопасности в своей камере, например, если они считают, что за медицинским учреждением ведется наблюдение. Выбор места определятся многими факторами, но во всех случаях проводящие расследование должны обеспечить, чтобы задержанных не вынуждали соглашаться c проведением осмотра в месте, которое их не устраивает. Присутствие по любой причине полицейских, военнослужащих, тюремных
служащих или других сотрудников правоохранительных органов в помещении, где проводится осмотр, должно быть отмечено в официальном медицинском отчете врача.
Присутствие полицейских, военнослужащих, тюремных служащих или других сотрудников правоохранительных органов при проведении осмотра может служить основанием для того, чтобы счесть недействительным медицинский отчет, содержащий отрицательные выводы. В отчете следует указать фамилии и должности других лиц, присутствовавших в помещении во время проведения медицинской экспертизы.
При проведении судебно-медицинской экспертизы задержанных должны использоваться стандартные бланки медицинского отчета Оригинал заполненного отчета об экспертизе должен направляться непосредственно лицу, затребовавшему такой отчет, как правило, прокурору. Если запрос о медицинском отчете поступает от задержанного или от адвоката, действующего от его или ее имени, такой отчет им следует предоставить. Врач, проводивший медицинское обследование, должен хранить копии всех медицинских отчетов.
Национальная медицинская ассоциация или комиссия по проведению расследования может принять решение о проверке медицинских отчетов, для того чтобы убедиться в соблюдении надлежащих процессуальных гарантий и стандартов документирования, в особенности медиками, состоящими на государственной службе. Отчеты должны направляться такой организации при условии соблюдения требований, касающихся независимости и конфиденциальности. Копия медицинского отчета ни в коем случае не должна передаваться сотрудникам правоохранительных органов. Необходимо, чтобы задержанный прошел медицинское обследование во время заключения, а также подвергся осмотру и экспертизе по освобождении из-под стражи.
Во время проведения медицинского обследования должен быть обеспечен доступ к адвокату. B условиях большинства тюрем присутствие какого-либо постороннего лица при проведении медицинского обследования оказывается невозможным. B таких случаях должно быть предусмотрено соблюдение медицинской этики тюремными врачами, обеспечивающими медицинское обслуживание заключенных, и они должны иметь
возможность выполнять свои профессиональные обязанности независимо от влияния какой-либо третьей стороны. Если судебно-медицинская экспертиза подтверждает заявления о пытках, то задержанного нельзя возвращать в место заключения и он должен предстать перед прокурором или судьей для определения условий дальнейшего содержания под стражей

C. Официальные посещения центров содержания под стражей

К посещениям заключенных следует относиться ответственно. Известно, что в некоторых случаях осуществить эту миссию с должной объективностью и профессионализмом может быть чрезвычайно сложно, в особенности в странах, где все еще применяются пытки. Разовые посещения, без последующих мер по обеспечению безопасности опрошенных, могут оказаться опасными. B некоторых случаях лучше вообще не организовывать посещения, чем предпринять лишь одно посещение без возможности его повторения. Проводящие c лучшими намерениями расследование лица могут быть введены в заблуждение и посетить тюрьму или полицейский участок, не вполне понимая, к чему это приведет. Они могут получить неполное или искаженное представление о реальных условиях или невольно подвергнуть опасности заключенных, которых они, возможно, больше никогда не увидят. Их посещением могут воспользоваться в качестве алиби применяющие пытки лица, которые получат возможность утверждать, что посторонние лица посещали их тюрьму и ничего не обнаружили.
Посещать тюрьмы следует проводящим расследование лицам, которые в состоянии профессионально организовать такие посещения и принятие последующих мер, а также пользуются в своей работе определенными сложившимися процессуальными гарантиями. Представление о том, что любые доказательства лучше отсутствия таковых, неверно, когда речь идет о заключенных, которые, давая показания, могут подвергать себя опасности. Посещение с лучшими намерениями центров содержания под стражей людьми, представляющими официальные и неправительственные учреждения, может быть сопряжено с трудностями и, что еще хуже, привести к обратным результатам. В рассматриваемом случае следует проводить различие между посещениями, действительно требующимися для расследования, целесообразность которых не ставится под сомнение, и не являющимися необходимыми посещениями, преследующими иные цели, которые, если они проводятся неспециалистами, могут принести больше вреда, чем пользы, в стране, где практикуются пытки. Независимым комиссиям, в состав которых входят юристы и врачи, должен быть обеспечен периодический доступ в центры содержания под стражей и тюрьмы.
Очевидно, что опросы людей, которые все еще содержатся под стражей и, возможно, до сих пор находятся в руках тех, кто применяет пытки, в значительной мере отличаются от опросов, проводимых в конфиденциальных и безопасных условиях не связанного с местами заключения и надежного медицинского учреждения. Невозможно переоценить, насколько в такой ситуации важно завоевать доверие. Однако еще важнее не злоупотребить таким доверием, даже неосознанно. Необходимо принять все меры предосторожности, для того чтобы содержащиеся под стражей лица не подвергались опасности. Задержанных, к которым применялись пытки, следует спрашивать, можно ли использовать полученную от них информацию и каким образом. Они могут быть слишком сильно напуганы, чтобы решиться дать согласие на использование своих фамилий, например, опасаясь расправы. Следователи, врачи и переводчики обязаны выполнять данные задержанному обещания.
Может возникнуть явная дилемма, если, например, очевидно, что в данном месте большое число заключенных подвергались пыткам, но все они боятся разрешить проводящим расследование лицам использовать полученную от них информацию. Если необходимо сделать выбор: ради прекращения пыток злоупотребить доверием заключенных или во имя сохранения такого доверия отступиться и ничего не предпринимать, - потребуется найти разумный выход из такого положения. При выявлении определенного числа заключенных, имеющих на теле явные следы порки, побоев, рваные раны, нанесенные палками, и т. д., но поголовно отказывающихся говорить об этом из опасения репрессий, целесообразно организовать во внутреннем дворе при всеобщем обозрении "санитарную проверку" всех содержащихся в камере заключенных.
Таким образом, проводящий расследование медик, обходя строй заключенных, сможет непосредственно увидеть весьма заметные следы пыток на их спинах и представить отчет о том, что он видел; при этом ему не придется отмечать, что заключенные жаловались на применение пыток. Этот первый шаг позволит завоевать доверие заключенных, необходимое для последующих посещений.
Очевидно, что другие, более изощренные формы пыток, психологические, например, или сексуальные, требуются иного подхода. В этих случаях проводящим расследование, возможно, придется воздерживаться от комментариев во время одного или нескольких посещений до тех пор, пока обстоятельства не позволят или не помогут заключенным побороть свой страх и дать разрешение на использование полученной от них информации. Врач и переводчик должны назвать свои фамилии и объяснить свою роль в проведении экспертизы. Документирование медицинских доказательств пыток требует специальных знаний и осуществляется практикующим врачом, имеющим соответствующую лицензию. Знания о пытках и их физических и психологических последствиях могут быть получены из публикаций, на учебных курсах, профессиональных конференциях, а также практическим путем. Кроме того, имеет значение осведомленность о региональной практике применения пыток или жестокого обращения, потому что такая информация может служить подтверждением сообщения того или иного лица о пытках и жестоком обращении. Навыки проведения опросов и обследования отдельных лиц с целью получения физических и психологических доказательств применения пыток и документирования полученных результатов должны приобретаться под наблюдением опытных врачей.
Лица, все еще находящиеся под стражей, иногда могут быть слишком доверчивы в ситуациях, когда опрашивающий не может гарантировать, что опрос не повлечет репрессий, если, например, вопрос о повторном посещении не обсуждался и не был полностью согласован с властями или если личность данного заключенного не была установлена для обеспечения проведения последующих мер.
Следует принять все меры предосторожности, для того чтобы заключенные не подвергали себя неоправданному риску, наивно веря, что посторонний человек сможет их защитить.
133. В идеале во время посещения людей, находящихся в заключении, переводчики должны приглашаться со стороны, а не вербоваться из местных жителей. Это делается, главным образом, для того, чтобы избежать давления на них или их семьи со стороны властей, стремящихся выяснить, какая информация была передана проводящим расследование лицам. Положение может быть более сложным в том случае, если заключенные являются представителями иной этнической группы, нежели их тюремщики.
Должен ли местный переводчик быть из той же этнической группы, что и заключенные, что позволило бы завоевать их доверие, но в то же время вызывало бы недоверие со стороны властей, которые могут попытаться запугать переводчика? К тому же переводчик, возможно, не пожелает подвергать себя риску, работая во враждебной обстановке. Или же следует ли взять переводчика из той же этнической группы, что и тюремщики, тем самым заручаясь их доверием, но лишая себя доверия заключенных, причем переводчик все равно рискует подвергнуться запугиванию со стороны властей?
В идеальном случае ответ, очевидно, не сводится ни к одному из вышеприведенных вариантов. Переводчики должны быть из другого региона, и все должны осознавать, что они так же независимы, как и проводящие расследование.
Лицо, беседа сc которым проводится в 8 часов вечера, заслуживает такого же внимания, что и лицо, опрашиваемое в 8 часов утра. Проводящие расследование должны позаботиться o том, чтобы иметь достаточно времени и не переутомляться. Было бы несправедливым из-за нехватки времени не выслушать до конца человека, опрос которого назначен на 8 часов вечера (и который к тому же весь день ждал, чтобы рассказать свою историю). Аналогичным образом, девятнадцатая история о пытке "фланга" должна быть выслушана с таким же вниманием, что и первая. Находящиеся под стражей лица, которые не часто встречаются c людьми извне, возможно, никогда не имели возможности рассказать о пытках, которым они подверглись. Те из заключенных, которые не могут сообщить проводящим расследование ничего нового, заслуживают такого же внимания, что и другие заключенные.

D. Методы проведения опросов

При проведении опросов необходимо соблюдать несколько основных правил
Информация, безусловно, имеет значение, но еще большую важность представляет опрашиваемое лицо, поэтому умение выслушать важнее умения задавать вопросы. Если только задавать вопросы, то можно не получить ничего, кроме ответов. Для задержанного, возможно, важнее рассказать о своей семье, чем говорить о пытках. Это нужно должным образом учитывать, и следует выделить какое-то время для обсуждения личных вопросов. Пытки, в особенности сексуального характера, являются сугубо интимным вопросом, и разговор о них может зайти лишь во время повторного посещения, а то и позднее. Нельзя заставлять людей рассказывать o какой-либо форме пыток, если им неудобно говорить об этом.

E. Документальное отражение исходной информации

1. Психосоциальный анамнез и образ жизни в период, предшествовавший аресту
Если предполагаемая жертва пытки уже не содержится под стражей, то проводящему расследование следует получить сведения о повседневной жизни этого лица, его отношениях с друзьями и в семье, о его работе или учебе, профессии, интересах, планах на будущее, а также об употреблении алкогольных напитков и наркотиков.
Необходимо также получить информацию, касающуюся психосоциальных данных этого человека после освобождения. Если то или иное лицо все еще находится под стражей, то достаточно составить более краткий психосоциальный анамнез c указанием его рода занятий и уровня грамотности. Следует выяснить, какое медикаментозное лечение назначено данному пациенту; это особенно важно, поскольку лицу, заключенному под стражу, в таких медикаментах может быть отказано, что способно привести к серьезным
негативным последствиям для его здоровья Получение сведений о политической деятельности, политических взглядах и убеждениях имеет значение постольку, поскольку эти сведения помогают объяснить, почему данное лицо было задержано или подвергалось пыткам, однако лучше всего получать такие сведения косвенным путем, выясняя, какие обвинения были предъявлены данному лицу и за что, по его мнению, он подвергся задержанию и пыткам.

2. Краткая информация o содержании под стражей и жестоком обращении
До получения подробного рассказа o происшедших событиях следует собрать краткую информацию, в том числе по датам, местам, сроку содержания под стражей, частоте и продолжительности пыток. Такая краткая информация способствует рациональному использованию времени. В тех случаях, когда лица, пережившие пытки, подвергались им неоднократно, они, возможно, вспомнят, что с ними произошло, но часто не помнят точно, где и когда произошли отдельные события. В таких обстоятельствах, видимо, целесообразно добиться рассказа о каждом способе жестокого обращения отдельно, а не в виде перечня событии во время конкретных случаев задержания. Аналогичным образом, при составлении анамнеза зачастую полезно как можно подробнее отразить в документации, "что и где произошло". Различные службы безопасности, полиции и вооруженных сил имеют свои места содержания под стражей, и сведения o том, что произошло в том или ином месте, помогут составить полное представление o системе пыток. Для сведения в целостную картину рассказов разных людей полезно иметь карту той местности, где происходили пытки. Часто это способствует и расследованию в целом.

3. Обстоятельства задержания
Следует получить ответы на такие вопросы: который был час? Где вы находились? Что вы делали? Кто находился с вами? Опишите внешность тех, кто вас задержал. Были ли они военными или гражданскими лицами, в форме или в обычной одежде? Какое у них было оружие? Что они говорили? Были ли свидетели? Был ли это официальный арест, административное задержание или похищение? Применялось ли насилие, высказывались ли угрозы? Был ли какой-либо контакт c членами семьи? Отметьте, связывали ли задержанных, надевали ли им повязки на глаза, какие использовались транспортные средства, куда доставили задержанных, а также укажите фамилии присутствовавших при этом должностных лиц, если они вам известны

4. Место и условия содержания под стражей
Здесь следует отметить, давали ли задержанным есть и пить, что именно, могли ли они пользоваться туалетом, а также указать освещенность, температуру и способ вентиляции помещения. Кроме того, нужно отметить, были ли контакты с членами семьи, адвокатами или работниками здравоохранения, содержался ли задержанный в переполненной или одиночной камере, каковы размеры места заключения и есть ли другие люди, которые могут подтвердить, что задержание имело место. Получите ответы на следующие вопросы: что произошло сначала? Куда вас доставили? Проводилась ли процедура установления личности (регистрация личных данных, снятие отпечатков пальцев, фотографирование)? предлагали ли вам подписать что-либо? Опишите условия в камере или комнате (укажите ее размер, наличие в ней других лиц, освещение, вентиляцию, температуру, наличие насекомых, грызунов, спального места и доступа к еде, воде и туалету). Что вы видели и слышали, какие запахи чувствовали? общались ли вы с людьми за пределами места заключения, имели ли доступ к медицинскому обслуживанию? Какова планировка места, в котором вы содержались под стражей?

5. Методы пыток и жестокого обращения
При получении исходной информации о пытках и жестоком обращении следует с осмотрительностью подходить к тому, чтобы предлагать опрашиваемому варианты форм жестокого обращения, которым он предположительно подвергался. Такая осторожность поможет отличить возможные преувеличения от того, что происходило на самом деле. Однако отрицательные ответы на вопросы о различных формах пыток также способны помочь определить, заслуживает ли доверия данное лицо. Опрос следует выстроить так, чтобы получить связный подробный рассказ. Можно задать следующие вопросы: где имело место жестокое обращение, когда и как долго? Были ли у вас завязаны глаза? Прежде чем обсуждать формы жестокого обращения, отметьте, кто при этом присутствовал (укажите фамилии, должности). Опишите комнату или место. Какие предметы вы заметили? Если это возможно, подробно опишите каждое орудие пыток; при пытке электричеством - параметры тока, применявшееся устройство, количество и форму электродов. Спросите об одежде: приходилось ли раздеваться и менять одежду.
Запишите дословно, о чем говорилось во время допроса, какие высказывались оскорбления личности и т. д. O чем говорили между собой те, кто применял пытки?

141. B отношении каждой формы жестокого обращения отметьте следующее: положение тела, применение средств иммобилизации, характер контакта, включая продолжительность, частоту, анатомическое местоположение и область тела, на которую производилось воздействие. Имели ли место кровотечения, травмы головы или потеря сознания? Была ли потеря сознания вызвана травмой головы, удушьем или болью? Следует также спросить, в каком состоянии находился потерпевший после пытки. Мог ли он ходить? Пришлось ли ему оказывать помощь при возвращении обратно в камеру или относить его туда? Мог ли он встать на следующий день? Как долго сохранялся отек ног? Все это обеспечивает определенную полноту описания, которую не в состоянии дать контрольный перечень методов пыток. В анамнезе необходимо указывать дату пытки "положением", сколько раз и на протяжении скольких дней применялась данная пытка, продолжительность каждого эпизода, в каком положении потерпевший был подвешен (вверх ногами, завернутым в плотное покрывало или просто связанным веревкой, так что весь вес приходился на ноги или тянул вниз) или находился. В случаях применения пытки подвешиванием следует спросить, какой вид материала использовался (веревка, проволока и ткань после подвешивания оставляют на коже различные следы, если таковые имеются). Проводящий обследование должен помнить, что человек, переживший пытку, судит о ее продолжительности субъективно и, возможно, неверно, поскольку обычно во время пытки происходит дезориентация во времени и пространстве. Подвергалось ли данное лицо сексуальному насилию в каком-либо виде? Следует выяснить, что говорилось во время пытки. Например, во время пытки электрошоком путем подсоединения электродов к половым органам осуществляющие эту пытку лица часто говорят своим жертвам, что они уже никогда не смогут жить нормальной половой жизнью, или что-либо в этом роде. Подробное обсуждение вопроса об оценке заявлений о пытках сексуального характера, включая изнасилование, см. в другом разделе.

F. Оценка исходной информации

Для лиц, переживших пытки, рассказ о конкретных подробностях пытки может оказаться трудным по ряду важных причин, включая:
a) факторы, сопутствовавшие самой пытке, например завязывание глаз, состояние наркотического опьянения, периодическая потеря сознания и т. д.;
b) боязнь подвергнуть риску себя или других;
c) отсутствие доверия к врачу, проводящему осмотр, или к переводчику;
d) психологические последствия пытки и травмы, например сильное эмоциональное возбуждение и расстройство памяти вследствие вызванной травмой душевной болезни, такой как депрессия или посттравматическое стрессовое расстройство;
е) нейропсихиатрическое расстройство памяти в результате нанесения ударов по голове, удушения, погружения в воду с головой или голодания;
f) такие защитные адаптационные механизмы, как отрицание и избегание;
g) предписываемые данной культурой ограничения, позволяющие рассказывать о полученных травмах лишь в условиях строгой конфиденциальности.
Любой из этик факторов или все они, вместе взятые, могут стать причиной противоречии в рассказе того или иного лица. Если возможно, проводящему расследование следует добиваться дальнейших разъяснений.
Если это неосуществимо, проводящему расследование нужно искать другие доказательства, подтверждающие или опровергающие этот рассказ. Совокупность взаимосогласованных дополнительных подробностей может подтвердить и уточнить рассказ потерпевшего. Несмотря на то что он может оказаться не в состоянии сообщить нужные проводящему расследование подробности, например даты, время, периодичность и точные сведения o личности тех, кто применял пытки, основная суть событии и характер пыток, приведших к травме, прояснится и будет установлена.

G. Анализ методов пыток

После получения подробного рассказа о событиях целесообразно Проанализировать другие возможные методы пыток. Необходимо ознакомиться c региональной практикой применения пыток и внести соответствующие изменения в руководящие принципы проведения расследования применительно к данной местности. Проведение опросов o конкретных формах пыток помогает в тех случаях, когда:
a) психологические симптомы мешают человеку вспоминать;
b) травма связана c нарушением сенсорного восприятия;
с) существует вероятность органического поражения головного мозга;
d) имеются сдерживающие образовательные и культурные факторы.
Разграничение физических и психологических методов является искусственным. Например, пытка сексуального характера, как правило, вызывает и физические, и психологические симптомы даже при отсутствии физического насилия.
Изложенный ниже перечень методов пыток приводится для того, чтобы продемонстрировать некоторые категории возможного жестокого обращения. Он не предназначен для использования проводящими расследование лицами в качестве контрольного перечня или образца для перечисления в отчете методов пыток. Использование перечня методов может дать результаты, обратные ожидаемым, поскольку общая клиническая картина, возникающая в результате пытки, не сводится к простой совокупности телесных повреждений, причиненных с помощью методов, которые указаны в списке.
В сущности, опыт показывает, что при столкновении c таким "комплексным" подходом к пыткам лица, применяющие пытки, часто сосредоточивают внимание на одном из методов и начинают оспаривать то, что этот конкретный метод является формой пытки.
К методам пыток, подлежащим рассмотрению, относятся следующие, перечень которых не является исчерпывающим:
a) нанесение тупых травм, например удары кулаком, ногой, пощечины, порка, избиение электрическим проводом или дубинками или сбивание c ног;
b) пытка положением, при которой используются подвешивание, растягивание конечностей, длительная иммобилизация, принуждение к пребыванию в определенном положении;
с) причинение ожогов сигаретами, раскаленными инструментами, кипящей жидкостью или каким-либо едким веществом;
d) электрошок;
e) асфиксия, например использование "влажных" и "сухих" методов, погружение в воду c головой, удушение, удавление или использование химических веществ;
j) нанесение размозжений, например в результате сильного удара по пяльцам или использования тяжелого предмета цилиндрической формы для причинения тpавм бедер или спины;
g) нанесение проникающих травм, например колотых или огнестрельных ран, вколачивание иголок под ногти;
h) применение химических свойств соли, жгучего перца, бензина и т. д. (на ранах или в полостях тела);
i) сексуальное насилие с повреждением половых органов, сексуальные посягательства, использование различных предметов, изнасилование;
j) размозжение или травмирующее удаление пальцев или конечностей;
k) медицинская ампутация пальцев или конечностей, удаление органов хирургическим путем;
l) фармакологическая пытка c использованием токсичных доз седативных, нейролептических или паралитических препаратов и т. д.;
m) условия содержания под стражей, например ограниченная по площади или переполненная камера, одиночное заключение, антисанитарные условия, отсутствие доступа в туалет, нерегулярное питание или зараженная пища и вода, воздействие экстремальных температур, отказ в праве на уединение и принудительная нагота;
п) лишение нормальной сенсорной стимуляции, например звуков, света, чувства времени, изоляция, манипуляции c яркостью освещения в камере, лишение возможности удовлетворения физиологических потребностей, лишение сна нормальной продолжительности, пищи, воды, доступа в туалет, возможности помыться, двигательной активности, медицинской помощи, социальных контактов, изоляция внутри тюрьмы, лишение контактов c внешним миром (жертвы часто содержатся в одиночных камерах для предотвращения установления связей и обмена информацией между заключенными, а также для содействия возникновению патологической симпатии к лицам, применяющим пытки);
o) унижение, например словесные оскорбления, принуждение к совершению унижающих человека действий;
р) угрозы смерти, причинения вреда членам семьи, продолжения пыток, тюремного заключения, имитация казни;
q) угрозы нападения животных, например собак, кошек, крыс или скорпионов;
r) психологические методы подавления воли личности, когда человек принуждается к предательству, вынужден осознать свою беспомощность, помещаться в двусмысленные ситуации или получает противоречивые сообщения;
s) нарушение запретов;
t) насилие над поведением, такое как вынуждение к совершению действий, противоречащих религии личности (например, принуждение мусульман к тому, чтобы есть свинину), принуждение c помощью пыток или других актов насилия к причинению вреда другим, принуждение к уничтожению имущества, принуждение к предательству, в результате которого другие люди подвергаются опасности;
u) вынуждение к присутствию при пытках или злодеяниях в отношении других лиц.

Н. Риск повторного травмирования опрашиваемого лица

Принимая во внимание, что телесные повреждения различных видов и различной степени тяжести соответствуют применяемым методам пыток, данные, полученные после составления полного медицинского анамнеза и физикального обследования, следует оценивать в совокупности c соответствующими результатами лабораторных и рентгенологических исследований.
Обеспечение информации и разъяснений по каждой процедуре, которая применяется во время медицинской экспертизы, а также доскональное понимание лабораторных методов играют существенную роль.
Наличие психологических осложнений у лиц, переживших пытки, в частности различные проявления посттравматического стрессового расстройства, могут вызвать y жертв пыток боязнь еще раз пережить во время опроса, медицинского осмотра или лабораторных исследований те ощущения, которые он или она испытали во время пыток. Важным компонентом процесса медицинского обследования является предварительное разъяснение лицу, пережившему пытки, чего ему следует ожидать. Лица, пережившие пытки и оставшиеся в той же стране, могут испытывать сильный страх и опасаться повторного ареста; они зачастую вынуждены, чтобы избежать нового ареста, уходить в подполье. Тем, кто находится в изгнании или становится беженцем, возможно, приходится лишиться родного языка, своей культуры, семьи, друзей, работы и всего, что им знакомо.
Личное отношение человека, пережившего пытки, к тому, кто проводит опрос (и к переводчику, если таковой привлекается), может повлиять на процесс проведения опроса и, в свою очередь, на результаты расследования. Аналогичным образом, личное отношение проводящего расследование к опрашиваемому тоже может повлиять на ход опроса и на результаты расследования. Важно изучить мешающие эффективному общению и взаимопониманию препятствия, которые это личное отношение может создать в ходе расследования. Занимающиеся расследованием лица должны постоянно изучать процесс опроса и расследования посредством консультаций и дискуссий с коллегами, осведомленными в вопросах психологической экспертизы и лечения лиц, переживших пытки. Такой вид надзора со стороны лиц того же круга может оказаться действенным средством выявления отклонений и препятствий, мешающих эффективному общению в процессе расследования и получению точной информации.
Несмотря на все меры предосторожности, физикальное и психологическое обследования в силу своего характера могут повторно травмировать пациента, спровоцировав или усугубив симптомы посттравматического стресса при выяснении вызывающих болезненные воспоминания подробностей. В большинстве традиционных обществ вопросы, касающиеся психологических страданий и, в особенности, сексуальной сферы, считаются запретными, и задавать подобные вопросы - значит выказывать неуважение или наносить оскорбление. Если среди совершенных актов насилия была сексуальная пытка, то податель жалобы может полагать, что на нем лежит несмываемое пятно и что его или ее моральной, религиозной, социальной или психологической целостности нанесен урон. Таким образом, выражение почтительного понимания этих норм, a также уточнение того, как следует толковать конфиденциальность и ее границы, имеют первостепенное значение для успешного проведения опроса. Необходимо субъективно оценить, в какой степени можно настаивать на уточнении подробностей c целью обеспечения эффективности выступления в суде, в особенности если податель жалобы проявляет явное волнение во время проведения опроса.

I. Привлечение переводчиков

J. Гендерные вопросы

В идеальном случае в состав проводящей расследование группы должны входить специалисты обоего пола, что позволяет лицу, утверждающему, что оно подвергалось пыткам, выбрать пол эксперта и, при необходимости, переводчика. Это особенно важно в случае содержания под стражей женщины, когда известно, что произошло изнасилование, даже если она еще не подавала соответствующую жалобу. Большинство пыток имеют сексуальные аспекты даже при отсутствии прямого сексуального насилия.
Часто повторное травмирование усугубляется, если женщина осознает, что ей предстоит рассказать о том, что произошло, лицу, физически напоминающему ей ее палачей, которые в большинстве или поголовно являются мужчинами. В некоторых культурах проводящий расследование мужчина не имеет права допрашивать пострадавшую женщину, и это правило должно соблюдаться. Однако в большинстве культур, если в наличии имеется лишь врач-мужчина, многие женщины ради получения нужной им медицинской информации и консультации предпочли бы разговаривать с ним, а не с женщиной другой профессии. В таком случае важно, чтобы переводчиком, если таковой необходим, была женщина. Некоторые опрашиваемые могут также предпочесть, чтобы переводчик был не из числа местных жителей, что связано как с воспоминаниями о пытках, которым они подвергались, так и с существующей, как они считают, угрозой разглашения их тайны.
Если переводчик не нужен, то входящая в состав проводящей расследование группы женщина должна присутствовать, по меньшей мере, во время медицинского осмотра и, по желанию пациента, в течение всего опроса.
Если жертвой является мужчина, который подвергся сексуальному насилию, то ситуация осложняется тем, что лица, совершившие над ним сексуальное насилие, большей частью или поголовно также являются мужчинами. Поэтому некоторые мужчины из-за сильного страха перед другими мужчинами предпочитают рассказывать о том, что с ними произошло, женщинам, тогда как другие не желают обсуждать столь личные вопросы в присутствии женщины.

K. Показания для направления к специалистам

Проведение медицинских обследований для документирования пыток в судебно- медицинских целях по мере возможности следует сочетать с оценкой потребности в направлении к врачам-специалистам, психологам, физиотерапевтам или в службы, которые могут предложить социальную консультацию или оказать помощь.
Проводящим расследование должны быть известны местные службы реабилитации и оказания помощи. Врачу следует без колебаний настаивать на любой консультации или на любом обследовании, которые он или она считают необходимыми в рамках медицинской экспертизы. B ходе документирования медицинских доказательств пыток и жестокого обращения врачи не освобождаются от своих моральных обязательств. Те, кто, как представляется, нуждается в дальнейшей медицинской или психологической помощи, должны получить направление в соответствующие службы.

L. Интерпретация полученных данных и выводы

Физические следы пыток могут различаться в зависимости от интенсивности, частоты и продолжительности жестокого обращения, от способности жертвы пытки к самозащите и от физического состояния лица, содержащегося под стражей, перед пыткой.
Другие разновидности пыток могут не оставлять видимых следов, но иметь иные последствия. Например, удары по голове, приведшие к потере сознания, могут вызвать посттравматическую эпилепсию или органическую дисфункцию головного мозга.
Кроме того, плохое питание и плохие санитарные условия в заключение могут вызвать синдромы витаминной недостаточности.
Некоторые виды пыток неизменно сопровождаются конкретными последствиями. Например, удары по голове, приводившие к потере сознания, имеют особое значение для клинического диагноза органической дисфункции головного мозга. Травмирование половых органов часто связано с последующим расстройством половой функции.
Важно сознавать, что применяющие пытки лица могут попытаться скрыть свои действия. Чтобы от избиения не оставалось следов, при этой пытке часто применяются широкие тупые предметы, а жертв пыток иногда накрывают покрывалом или, в случае пытки "фаланга", надевают на них обувь, чтобы сила отдельных ударов распределялась равномерно. Растяжение, размозжение тканей и асфиксия также являются видами пыток, имеющих целью причинение максимальной боли и страданий и оставление минимальных следов. По этой же причине при пытке электрошоком может быть использовано мокрое полотенце.
B отчете должны быть приведены данные о квалификации и опыте проводящего расследование. Если возможно, следует указать фамилию свидетеля или пациента. Если это чревато серьезными последствиями для опрашиваемого, то можно пользоваться условным обозначением, позволяющим проводящей расследование группе понять, о ком идет речь в ее записях, но не дающим никому другому возможности установить личность этого человека. Необходимо указать, кто еще находился в помещении во время проведения опроса или какой-либо его части, самозащите и от физического состояния лица, содержащегося под стражей, перед пыткой.
Другие разновидности пыток могут не оставлять видимых следов, но иметь иные последствия. Например, удары по голове, приведшие к потере сознания, могут вызвать посттравматическую эпилепсию или органическую дисфункцию головного мозга.
Кроме того, плохое питание и плохие санитарные условия в заключение могут вызвать синдромы витаминной недостаточности.
Некоторые виды пыток неизменно сопровождаются конкретными последствиями.
Например, удары по голове, приводившие к потере сознания, имеют особое значение для клинического диагноза органической дисфункции головного мозга. Травмирование половых органов часто связано с последующим расстройством половой функции.
Важно сознавать, что применяющие пытки лица могут попытаться скрыть свои действия. Чтобы от избиения не оставалось следов, при этой пытке часто применяются широкие тупые предметы, а жертв пыток иногда накрывают покрывалом или, в случае пытки "фаланга", надевают на них обувь, чтобы сила отдельных ударов распределялась равномерно. Растяжение, размозжение тканей и асфиксия также являются видами пыток, имеющих целью причинение максимальной боли и страданий и оставление минимальных следов. По этой же причине при пытке электрошоком может быть использовано мокрое полотенце.
B отчете должны быть приведены данные o квалификации и опыте проводящего расследование. Если возможно, следует указать фамилию свидетеля или пациента. Если это чревато серьезными последствиями для опрашиваемого, то можно пользоваться условным обозначением, позволяющим проводящей расследование группе понять, o ком идет речь в ее записях, но не дающим никому другому возможности установить личность этого человека. Необходимо указать, кто еще находился в помещении во время проведения опроса или какой-либо его части.
Отчет должен содержать подробное изложение соответствующей информации (следует избегать показаний c чужих слов) и там, где это уместно, выводы. Он должен быть подписан, датирован и включать любое необходимое заявление, требующееся в пределах юрисдикции, для органов которой составлен отчет.


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования