Бюрократическая гуманизация ФСИН

05-04-2012
Бюрократическая гуманизация ФСИН

Попался прелюбопытный документ, именуемый «Критерии оценки деятельности учреждений ГУИН Минюста России по Нижегородской области в конкурсе «Тюрьмы без насилия». Даже учитывая архиважность темы, нижегородские, тюремные чиновники не мудрствовали лукаво. И обозначили, что в числе этих критериев должны быть, скорее, количественные, нежели качественные, показатели - сколько осужденных принял тот или иной начальник, сколько осужденных получило высшее образование, сколько было проведено родительских дней в колонии, сколько предоставлено осужденным юридических консультаций, встреч с работниками суда, прокуратуры и т. п. Некоторые пункты, вообще, умиляли своей то ли лукавостью, то ли циничностью. Например, совершенно официально предлагается обращать внимание лишь на то, скольким осужденным был предоставлен отпуск БЕЗ выездов к месту проживания того или иного осужденного. То есть, нижегородские офицеры УФСИН, достаточно официально дают понять своим подчиненным - федеральное законодательство можете и не учитывать. Наши инструкции, по своему статусу, важнее и сильнее. Впрочем, об отпусках скажу более подробно ниже.

Или же, инструкция эта предписывает обращать внимание на то скольким сотрудникам, то или иное, учреждение оказало «…помощь в улучшении жилищных условий» за время проведения конкурса, сколько проведено для них, сотрудников же, «…индивидуальных психологических консультаций и психокоррекционных мероприятий», скольким, «…своевременно и в полном объеме не выплачены причитающиеся денежные средства». Нет слов, сотрудники тоже люди, и им тоже необходима помощь. Но не совсем понятно какое отношение это имеет к теме документа. В частности, непонятно, почему рядом с заботой о сотрудниках, не нашлось места в этих критериях, таким важным показателям, как, скажем, количество освободившихся из мест заключения. То есть тем, кому нижегородские уголовно-исполнительные инспекции помогли восстановить жилье, найти работу, зарегистрироваться в поликлинике, получить причитающиеся пенсии и выплаты.

Или ещё один критерий - «…количество представлений к УДО, не рассмотренных в установленные сроки…». По существу ли эти представления были рассмотрены, строго в соответствие не только с буквой, но и духом ст. 79 УК РФ, или, наоборот - «по нахалке», в нарушение норм права, здравого смысла - никого из нижегородских пенитенциариев почему-то не интересует. Главное - Его Величество План.

И все это, на полном серьёзе, в этом же документе, сопровождается не только словами о «…регулировании порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определении средств исправления осужденных, охраны их прав, свобод и законных интересов, оказания осужденным помощи в социальной адаптации…», о направлении усилий ГУИН Нижегородской области «…на укрепление правовых гарантий для содержащихся в местах лишения свободы, соблюдение законности при исполнении наказаний, улучшении условий содержания в СИЗО и ИУ, реализацию курса на гуманизацию уголовно-исполнительной политики государства...», но и не менее пафосными заверениями о том, что этот конкурс проводится «…в рамках проекта НООО «Право на жизнь» - «Тюрьмы без насилия». Я, правда, не смог понять, как именно все эти благородные цели будут достигаться, при таком, сугубо формализованном, а то и просто бюрократическом, подходе. И хотя речь идет о документе 2003 года, думаю - мало что изменилось и до сих пор.

Конкретный пример. Нижегородская область, на сегодняшний день, приобрела известность «пыточной столицы» России. Об этом заявил, 21 марта 2011 года, руководитель МРОО "Комитет против пыток" Игорь Каляпин, в ходе расширенного совещания при губернаторе региона по правам человека и развитию институтов гражданского общества. По словам Игоря Каляпина, нижегородские «…правоохранительные органы слишком часто проявляют некомпетентность в расследовании случаев нарушения прав и свобод человека … Большинство нарушений конвенции, установленных Европейским судом в решениях против России, безусловно, является и нарушением российских национальных законов». При этом, по мнению И. Каляпина, нельзя винить собственно российскую правовую базу, так как наибольшее количество жалоб, направляемых в Европейский суд по правам человека против России, вызваны не тем, что Россия недостаточно защищает права человека, а тем, что внутри страны граждане слишком быстро исчерпывают средства защиты и вынуждены обращаться в суд Европы. Да, с момента этого заявления прошел уже год. Но, думаю, нижеприведенная информация последних месяцев и дней, из других регионов, покажет, что и до сих пор «не все в порядке в королевстве датском».

Объективности ради, скажу, что среди надзирателей встречаются разные подходы. Вот, например, встретил в Интернете рассуждения Председателя ОНК Мурманской области Ирины Пайкачевой, рассказывающей о том, как именно при участии администрации можно решать проблему так называемых опущенных - «…У нас тоже поднимался вопрос об унижении достоинства подобным образом. Но мы, с руководством колонии и частью заключенных в нем, «сработали» двойным тандемом. Во-первых, зам. нач. колонии - офицер, который во время службы на подлодке сам спустился к ребятам, чинившим реактор, получил дозу радиации, хотя по правилам спускаться не должен был. Он на глазах у «потерпевших» з/к подошел к человеку с нижайшим в колонии социальным статусом и, под предлогом заинтересованности, как пошита у него куртка, несколько раз прикоснулся к нему. А мы потом несколько раз навещали. Вскоре часть заключенных, занятых в театре, сыграли для тех ребят, кто убирает туалеты, постановку и концерт, собрав их в небольшом зале, а начальство еще и разрешило пригласить и к тем и к другим (все были вместе) их родственников, а у кого нет - знакомых, устроив дополнительное свидание практически в свободной обстановке. Ребята со сцены говорили слова благодарности тем, кто наводит чистоту и порядок в колонии. Я не скажу, что проблема была полностью решена, но нет уже у большинства утрированного отношения к этому меньшинству. Атмосфера в колонии изменилась. А двое из тех, кто участвовал в постановке, сейчас переведены по 1/3 в участок колонии поселения. Т.е. руководство колонии, с нашей подачи, стало демонстрировать, что они будут поощрять равноправные отношение между осужденными. Я против защиты прав одного осужденного без симметричной защиты прав других. Нужно подумать, как доказать, в этой ситуации, что есть специальный угол или часть помещения для некоторых из осужденных. Это - вопрос о равноправии, о недискриминации. А доказательством нарушения прав на недискриминацию по социальному статусу, как раз, и может служить, что осужденные сами признают, что такой «угол» (помещение), попадание в который понижает социальный статус, существует. Члены ОНК, составившие акт о посещении, могут обратиться с этим вопросом о нарушении прав осужденных из этого "угла" сначала в прокуратуру, затем в суд».

Э-э-эхххх, жаль, некоторые казанские полицейские, имеющие пристрастие воспитывать «народонаселение» путем примеривания изделий завода шампанских вин в анальные отверстия граждан - они про этот позитивный опыт не знали.

Примерно такие же подходы практикуются и сотрудниками Азовской воспитательной колонии, при сотрудничестве с организацией «Поколение LEX». Где ресоциализация пацанов, неприятие воровских традиций и прочего, внедряется в сознание несовершеннолетних преступников не путем бюрократических циркуляров и формальных отчетностей, а то и грубой «ломки через колено», но исходя из максимального уважения к человеческой личности, четко соблюдаемого принципа добровольности в такой деликатной сфере.

Правозащитный мониторинг

К сожалению, вестей «с полей сражений», о нарушениях в местах принудительного содержания, очень много. Пришлось ставить в материал далеко не все.

На прием к нам пришел освободившийся из ИК-8 (г. Лабытнанги, ЯНАО) Александр Павлов. Он сообщил о многочисленных нарушениях в этом учреждении. А именно - «…начальник отряда Германов А. М., в течении года, сознательно, не отправлял мое ходатайство в городской суд г. Лабытнанги о смягчении мне вида наказания - переводе в колонию-поселение. После того, как ходатайство было, все же, отправлено, с помощью генерал-майора Трофимова (заместитель Реймера) документы в суд были поданы, но начались преследования со стороны начальника отряда Германова. Который, по сфабрикованному на меня нарушению (за то, что я, как сказано в рапорте № 10/17, помощника ДПНК Жукова, спал на стуле во время просмотра телепередачи) вынес мне устный выговор. И в переводе в колонию-поселение, на этом основании, мне было отказано. Баня в ИК-8 работает плохо - раз в неделю моемся всем отрядом, в течение нескольких минут, под пятью лейками. В столовой питание нормальное, но молоко дают нерегулярно. В отрядах, на момент моего пребывания, было явное переполнение - до 200 человек в отрядах. В бараках холодно, зимнюю обувь не выдают. Вещи по положенности (нижнее бельё, носки, полотенца и т. д.) выдают крайне нерегулярно. Ватник я получил, за четыре года пребывания в колонии, лишь один раз, и то б/у. Случались ситуации, когда в ШИЗО, ПКТ, СУС людей водворяли ни за что. Например, создавались администрацие, провоцирующие ситуации. Когда осужденных выводили, по 106 ст. УИК, работать по уборке помойки. А на этих работах должны работать специальная бригада на окладе. И люди отказывались, за что их сажали в ШИЗО, ПКТ, СУС.»
Комментарий автора: Выяснилось, к тому же, что из этого учреждения жалобы осужденных не отправляются - «…Настоящим подтверждаю, что на мое обращение, отправленное мною, в официальном порядке, через спецчасть ФКУ ИК-8 г. Лабытнанги (передано в спецчасть через начальника отряда Германова в начале сентября 2011 г.) в адрес Директора ФСИН А. А. Реймера, я никакого ответа, вплоть до дня своего освобождения, 30 декабря 2011 года, не получил… 09. 01. 2012 г. А. В. Павлов» Исправляя несправедливость, заявление А. Павлова, по его просьбе, направляем директору ФСИН РФ.

10 сентября 2011 года во время личного приема Уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяны Марголиной, которую сопровождали сотрудники Ныробской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ, к пермскому омбудсману обратилось, с жалобами и заявлениями, больше 40 осужденных. Отмечая, что в данных учреждениях наметилась тенденция к изменению ситуации в лучшую сторону, г-жой Марголиной были выявлены и проблемы, связанные с: обеспечением осужденных доступной медицинской помощью, сложностями при отправке корреспонденции (в том числе - в адрес Уполномоченного по правам человека), чрезвычайно скудным ассортиментом продуктов питания и предметов первой необходимости в магазине учреждения, который, к тому же, работает всего лишь раз в месяц, вопросами применения дисциплинарной практики.
Комментарий автора: К нам, в последнее время, стали чаще поступать возвратом письма, рассылаемые заключенным, в рамках проекта «Заочно-правовая консультация» (мелкие бандероли) в которых явно (даже на ощупь) находилась литература, официально изданная на территории России. Некоторые возвраты сопровождались пояснениями не совсем законного свойства. Например - «убыл в другое учреждение»1… Согласно п. 51 гл. Xll ПВР МЮ РФ, «письма, поступившие на имя осужденного после его убытия из ИУ, не позднее трех суток отправляются по новому месту его нахождения». Кроме того, насколько известно, по иску Ныробской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ, Чердынский районный суд, еще в апреле 2010 года, принял решение, прямо обязывающее руководство ФБУ ОИК-11 организовать ежедневную (за исключением выходных и праздничных дней) работу магазина.

02 ноября 2011 года, РИА Новости. Сотрудник столичной полиции Сергей Тжещ, арестованный за изнасилование, госпитализирован в 1-ю Градскую больницу. По словам официального представителя московского управления ФСИН Сергея Цыганкова: «Дежурный СИЗО арестованного не принял, его повезли в травмппункт, где дали справку о том, что у него есть повреждения, но содержаться в изоляторе он может». При поступлении арестованного, врач СИЗО заметил покраснения глаза, вызвали «скорую» и полицейского отправили в больницу с диагнозом «параорбитальная инфицированная гематома». По результатам внутренней проверки злоумышленник и еще трое сотрудников полиции, в том числе помощник начальника управления внутренних дел на Московском метрополитене по работе с личным составом, были уволены.
Комментарий автора: Вот всегда бы тюремные медики были такими внимательными и принципиальными. Хоть с адвокатом Магницким, хоть с Верой Трифоновой, хоть с Эдуардом Баракаевым, хоть с Арсением Васильевым, хоть с Аршавиром Григоряном, хоть с Виталием Князевым… устал перечислять. Фамилий, для таких вот случаев, правозащитники могут назвать много, только что делает ФСИН России для того, чтобы таких фамилий было как можно меньше, а тщательность, независимость и оперативность тюремных медиков при принятии подобных решений не была бы избирательной?!

04 ноября 2011 года. Член ОНК Республики Коми Игорь Сажин посетил в октябре с.г., вместе с еще двумя членами комиссии, Ириной Виноградовой и Николаем Дидюком, ИК-35 (Удорский район). В своем обращении к прокурору республики, отмечая жилищную и бытовую неустроенность заключенных, содержащихся в отряде СУОН, он, со ссылкой на статью 14 Европейской конвенции по правам человека, запрещающей дискриминацию, назвал ее бесчеловечной. И прямо указал на имеющее место неформальное «кастовое» разделение спецконтингента. Как пишет правозащитник, в одной из секций, где содержатся 27 «мужиков», на каждого приходится по 2,4 кв. метра личного пространства. Отсутствует сушилка, из-за чего заключенным приходится сушить вещи между кроватями, нет специального помещения для курения и вытяжной вентиляции, неудовлетворительные условия для оправки и мытья («…на всех заключенных секции приходится всего два унитаза и три крана с проточной водой, а возможность сходить в баню предоставляется один раз в неделю»).
Комментарий автора: Очень правильный посыл. Только теперь было бы желательно уделять этой ИК гораздо бОльшее, по возможности, внимание. Почти общеизвестно, что блатные, улучшающие свои жилищные (и не только) условия, за счет мужиков, делают это не сами по себе. А по молчаливому (а иногда и открытому) согласию администрации. И, если, в дальнейшем этой колонии не уделять достаточного внимания, то крайними, как всегда, окажутся мужики. Так всегда было, во всяком случае.

04 ноября 2011 года. Представитель МВД по Чувашии принес извинения заместителю председателя ОНК республики Алексею Глухову за отказ в допуске членов ОНК в места принудительного содержания. Представитель ведомства, 2 ноября позвонил и принес извинение и сообщил, что 3 ноября будет обеспечен допуск в учреждения. - «Будем считать, что извинение принято, но факт остаётся фактом, и отказываться от своих заявлений я не буду, так как быть брехуном в глазах общественности, мне не хочется» - прокомментировал ситуацию корреспонденту Открытого информагентства Алексей Глухов.

09 ноября 2011 года. По материалам сайта организации «Союз заключенных» - «…более 80 заключенных челябинской ИК-2 (пос. Потанино) порезали себе руки в знак протеста против режима». Официальная версия: Начальник пресс-службы главного управления ФСИН РФ по региону Иван Мишанин - «…Около 20.00 … 82 заключенных колонии строгого режима № 2 нанесли себе незначительные порезы предплечий. Иных противоправных проявлений со стороны осужденных не было». По словам этого сотрудника, всем осужденным была оказана медицинская помощь без хирургического вмешательства. Состояние осужденных удовлетворительное, жалоб не поступало. «Причиной инцидента стало недовольство режимом содержания, а именно - нежелание осужденных передвигаться строем, выполнять зарядку», - сообщил Мишанин. По мнению же правозащитников, ужесточения режима были незаконными. Так, насколько известно, «…сотрудник,и применявшие силу необоснованно: Сранцев, Фоловский, Мистенко, и др. сотрудники отдела безопасности, избивают, оскорбляют (нецензурной бранью), заставляют мыть полы в сан-пропускнике и туалете сотрудников ИК. Толкают палец в анальное отверстие, содержат в прогулочных двориках сутками, нормы питания не соответствуют установленным нормам. Заставляют принимать пищу из посуды, которая принадлежит лицам нетрадиционной ориентации. Не отправляют из ИК жалобы и заявления от осужденных. В ШИЗО, ПКТ содержат по одному человеку в камере с целью физического и психологического воздействия на осужденных. В прокуратуру обращались, но всё без толку, поскольку местные органы гос.власти предпочитают скрывать подобные факты, в том числе и медики ИУ.»
Комментарий автора: Примечательно, что представитель ФСИН очень хочет выдать желаемое за действительное. Даже несмотря на то, что его ведомство, насколько известно, отказалось от идеи лоббировать поправку в законодательство о том, что голодовки и нанесение порезов осужденных должны быть деяниями наказуемыми, даже несмотря на это, попытки осужденных протестовать против беспредела некоторых уфсиновцев, последние упорно пытаются относить к незаконным действиям…

10 ноября 2011 года. По сообщению интернет-портала «ГУЛАГУ-НЕТ», в ночь с 10 на 11 ноября 2011 года, около 2 часов, сотрудники ИК-11 (Республика Мордовия Зубово-Полянского района) зашли в СУС и увидели в руках осужденного Никешева Евгения Игоревича, 1986 года рождения, осужденного по ст.158 ч.2, - мобильный телефон. Реакция была молниеносной - на нарушителя сразу же накинулись, чтобы изъять телефон. После изъятия осужденного увели в дежурную часть, где начальник ОБ, майор Тубарев Сергей Иванович, приступил к «мерам незаконного, физического воздействия» - стал избивать Никешева. После чего избитого посадили в клетку в дежурной части колонии и «…продержали там достаточно долго, лишив его положенного восьми часового сна. После ночного бодрствования в клетке, в 8 утра, осужденного увели в кабинет майора Тубарева, где также находился заместитель начальника колонии Мукшин Алексей Иванович и эти сотрудники опять начали избивать ос. Никешева, но уже с особой жестокостью - надев на Никешева наручники, и, держа его за ноги и за руки, перевесили его через стол и стали бить дубинкой по ягодицам». Били с усердием вполне вертухайским - на фотографиях видно, что ягодицы осужденного стали чёрного цвета. Вновь цитата - «…все эти избиения (пытки) продолжались с 8:00 утра до 9:30. После чего ос. Никешева выдворили из ОСУС (отряд строгих условий содержания), где он содержался, в ПКТ». Пытаясь добиться  от сотрудников медицинской части ИК-11 фиксирования побоев, получил отказ «…т.к. в разговоре было понятно, что есть устное  указание заместителя колонии Шукшина А.И. не снимать побои с осужденного Никешева Е.И.» Попытки строптивца отправить жалобы в прокуратуру, правозащитные организации, также не принесли результата, «…т.к. администрация колонии, забрав данные жалобы, просто их не отправляла адресатам и не приносила исходящие номера, то есть даже не фиксируя жалобы у себя в журнале фиксации». У проекта ГУЛАГу-НЕТ есть информация от осужденных, которые, пока, не хотят афишировать свои имена и фамилии потому, что «…в карантине творится просто беспредел со стороны сотрудников колонии, осужденные подвергаются избиениям и пыткам. Мы взяли под контроль данные проишествия, и будем обращаться с заявлением от нашего проекта в УФСИН России и ФСИН Р. Мордовии, о том, чтобы провели тщательную проверку по данным фактам».
Комментарий автора: Нисколько не преуменьшая зверства, творимые в ГУЛАГЕ, тем не менее, ради объективности, стоит отметить, что в те времена, нет-нет, да и проскальзывало что-то человеческое. Это и содержание, в некоторых лагерях, мужчин и женщин вместе, и разрешение арестантам носить вольную одежду, пользоваться наличными деньгами, одеколоном, готовить еду собственную и т. д. В современном же ГУЛАГЕ все стараются максимально формализовать. Причем эта страсть к забюрокрачиванию идет сверху, но и в регионах, нередко, эта инициатива встречается с удовольствием. В результате чего, современные «черти-чекисты», как говаривал пролетарский правдоруб М. Горький, умилявшийся жестокой гуманности (или гуманной жестокости?) энкэвэдешников, могут легко и непринужденно, например, развернуть мать-старушку, приехавшую за тридевять земель на свидание к сыну, на основании того, что её сыну это свидание не положено (сидит в ШИЗО, не подошел срок, что-либо ещё) или отослать обратно посылку, пришедшую на день раньше положенного срока.

18 ноября 2011 года. Свидетельствует московский правозащитник Валентин Богдан - «…Во время обыска у осужденного Гусейнова Рафаила Исы-оглы был обнаружен мобильный телефон. По предварительной версии сотрудников ИК-1 (Рязанская область) Гусейнов, якобы, оказал им активное сопротивление, за что к нему было применено физическое воздействие. Многим правозащитникам хорошо известно, к каким последствиям для осужденных приводят подобные инциденты. Удивляет чрезмерная «звериная» жестокость, проявляемая сотрудниками ИК-1. Нам стало известно, что при избиении Гусейнова особо отличился «отрядник» 6 отряда, не проработавший в данной должности и года. О последствиях избиения, равно как и о правомерности действий сотрудников колонии, говорить пока рано, но о том, что у Гусейнова был поврежден позвоночник - говорит то, что у него отнялись ноги, и в медчасть его переносили на носилках … все говорит о том, что жестокое обращение к осужденным в ИК-1 обыденное явление, являющееся, с молчаливого согласия руководства колонии, нормой, а не исключением. Это не голословное заявление, это констатация фактов. Данное ЧП произошло в отсутствие Ирискина В.А. - начальника ИК-1. Ведь и его здоровью тоже был причинен серьезный вред, хотя его никто пальцем не посмеет тронуть. Болезнь у начальника возникла сразу же после проверки жестокого избиения осужденного Балана, совершенного его подчиненным, майором Кополовым. Конечно, забота о личном здоровье начальнику не повредит - это святое, вот только остается неразрешенным один вопрос: а как быть со здоровьем Гусейнова и Балана, приговоренных, без решения суда, к инвалидности?   Кстати, по информации зам. директора ФСИН России Цатурова В.В., в отношении майора-садиста  было заведено уголовное дело и его уже уволили из УИС РФ. Будет ли нести ответственность другой сотрудник ИК-1, нам не известно. Ведь урок с майором Кополовым не прошел бесследно, руководство колонии предприняло все необходимые меры: уже на следующий день после ЧП, под видеокамеру, с Гусейнова было взято объяснение о том, что у него  к сотрудникам ИУ нет претензий!...»


24 ноября 2011 года. После публикации на сайте «Фонтанка.ру», видеозаписей, на которых было запечатлено издевательство одних заключенных над другими, в СИЗО-6 (пос. Горелово, Ленинградской области) была назначена ведомственная проверка УФСИН по СПб и ЛО, в ходе которой от исполнения обязанностей были отстранены начальник изолятора Александр Пампадов и начальник оперативного отдела учреждения Николай Тейголайнен. В УФСИН по СПб и ЛО информацию подтвердили, объяснив, что отстранение сотрудников от исполнения своих обязанностей на время проведения служебной проверки является обычной практикой. Рассказывают бывшие заключенные, прошедшие через гореловские камеры: «…какие актив должности занимает? Да никакие. Там же официально даже дневальных нет. Их зовут «старший», да и все … «Старший» решает все вопросы. Он и деньги собирает. Плата за спокойную жизнь - от трех тысяч рублей в месяц. А дальше от человека зависит. Если человек ведется, то его либо на игре в азарте поймают, либо так закошмарят. Тогда счет идет уже на десятки тысяч …У них (у актива - примечание автора) есть все, кроме общения с женщинами. Да они на воле не имели столько, сколько в тюрьме … нам они говорили - «Не будешь платить - весело проведешь время, занимаясь постоянным мытьем полов, если вообще не окажешься в «петушином кутке».
По мнению бывших обитателей СИЗО-6, в распоряжении «старших» остается лишь малая часть нетрудовых доходов, пусть и вполне достаточная для комфортной камерной жизни. Основной же доход уходит «наверх». А наполняемость изолятора - более четырехсот человек. Комментарий автора: По имеющимся сведениям, прокурор Ломоносовского района дал указание своим сотрудникам провести проверку по изложенным в статье фактам. Интернет-портал «Фонтанка.ру» предоставил, как сотрудникам УФСИН СПб и ЛО, так и прокурорам, полную версию фото-видеоматериалов (несколько часов шокирующих кадров), запечатлевших сцены сексуального и иного насилия над осужденными в следственном изоляторе. Также известно, что за месяц до описываемых событий, в ночь с 21 на 22 октября, в одной из камер этого СИЗО произошло убийство. По предварительной информации, мужчина был убит, двумя другими сокамерниками, ударами молотка по голове и ножкой от кровати. Одна из версий произошедшего - вымогательство. Якобы, потерпевший был причастен к сбору дани с других заключенных.
И ещё. Радует, что заключенные так доверяют СМИ. Удручает, что ОНК Ленинградской области (председатель - Владимир Маттус) они доверяют меньше, чем СМИ...

Дела судейские и ОэНКашные

27 ноября 2011 года. Мосгорсуд оставил под арестом активиста Матвея Крылова, облившего водой у здания Тверского суда прокурора, несмотря на приобщенные к делу ходатайства защиты Крылова о том, что у него есть работа, постоянное место жительства и регистрация. Отсутствие этих документов стало, вначале, основанием для заключения Крылова под стражу в начале ноября.
Адвокат настаивал на том, что подзащитный не намерен уклоняться от следствия - Крылов не пытался скрыться с места преступления после того, как облил водой прокурора. Матвей обвиняется в угрозе жизни представителю власти после того, как он облил водой прокурора Алексея Смирнова. При этом, парень прокричал «Не забудем, не простим».
Комментарий автора: По версии следствия, Крылов кричал «Смерть прокурору», что было расценено как угроза жизни представителю власти. Статья предусматривает до двух лет лишения свободы. ОНК Москвы посетила камеру в «Бутырке», где содержится Крылов. Он находится в многоместной камере, жалоб на содержание не высказывал.

29 ноября 2011 года. Правозащитник Эрнест Мезак (Республика Коми): «…Вчера в Верховном суде РФ состоялось первое заседание по моему делу об оспаривании норм предельной наполняемости автозаков и вагонзаков. Сам туда не поехал, так как был напряг с деньгами, а рассмотрение дела по существу должны были перенести, что и произошло». Заключенные из разных колоний Коми (Константин Кабошин, Руслан Олиев и Владислав Казукин) также потребовали признать незаконными отдельные положения инструкции по конвоированию, утвержденной Минюстом и МВД. В общем, кто-то этот вопрос поставил ребром и, несмотря на предубеждения о невозможности что-либо изменить, произошли подвижки - «…На заседании, между тем, была моя знакомая журналистка из МН. Она раскрутила представителей ФСИН на признание, что служба подготовила существенные изменения к правилам этапирования заключенных в вагонзаках, которые направлены в Минюст РФ на утверждение! Новые правила, как ожидается, начнут действовать в 2012 году. Впрочем, я без работы пока не останусь, так как правила перевозки в автозаках ФСИН не намерен, пока, менять.»
Комментарий автора: Воистину, прав был мудрый Сенека, говоря - «Некоторые вещи мы не делаем не потому, что они трудные. Они трудные потому, что мы их не делаем».

02 декабря 2011 года. Также, от Э. Мезака - «…Верховный суд Республики Коми решил, что медицинское обслуживание моего ВИЧ-инфицированного доверителя, в колониях Р. Коми, не отвечало требованиям ст. 3 Европейской Конвенции по правам человека, и обязал назначить ему антиретровирусную терапию. Насколько мне известно, ничего подобного суды пока нигде в России не принимали». В интервью после суда, Эрнст подытожил - «…На самом деле в «стаканах» постоянно возят по два человека, а в целом в автозак могут запихнуть несколько десятков человек. Живые люди - не груз! Это унизительные, противозаконные условия!»
Комментарий автора: В борьбе с автозаками Эрнест Мезак дошел до Страсбургского суда, подав жалобу в интересах россиянки Натальи Костроминой. Женщину, страдающую диабетом и полнотой, более 20 дней везли из колонии Кинешмы в Сыктывкар в «стакане», вместе с еще одной заключенной. Сотрудники УФСИН по Ярославской области, в своем ответе на жалобу, сообщили в ЕСПЧ, что «на каждую осужденную приходилось 0,245 кв. м площади, а необходимая минимальная площадь для одного стоЯщего пассажира, перевозимого транспортным средством, составляет 0,125 кв. м». По логике представителей тюремного ведомства, в этот «стакан» можно было бы, вполне, запихнуть еще двух заключенных. 

09. 12. 2011 г. Нижегородский правозащитник Сергей Шимоволос. По его заявлению, судья Верховного Суда РФ Емышев В. А., вынес решение о признании частично недействующими пунктов 76. 80 Правил внутреннего распорядка ИУ МЮ РФ, пунктов 13. 14. 15 Положения о порядке посещения учреждений УИС членами ОНК, утвержденного приказом ФСИН РФ от 28 ноября 2008 г. № 652.
Речь шла о том, что на членов ОНК вышеуказанные пункты нормативных актов, запрещающих пронос в МЛС аудио, фото и видеотехнику для применения её в рамках осуществления своей правозащитной деятельности, не распространяются и распространяться не должны. Суд рассуждал с позиций формальной логики, ссылаясь, в частности, на подзаконные, ведомственные, акты (дОлжные, по определению, закон лишь уточнять, детализировать, но не подменять его суть) как на равные нормам федерального законодательства, фактически, не делая различий между простым посетителем МЛС и членом ОНК, которому, 76-м федеральным законом вменяется в обязанность осуществлять защиту прав и законных интересов заключенных. Несмотря на это, ВС РФ претензию правозащитника, в целом, отклонил. Заявив, в частности, что действующее законодательство не относит «…посещение членами ОНК и беседы с осужденными к свиданиям с осужденными. … пункты 76, 80 Правил не противоречат ФЗ, поскольку не предполагают, что установленные ими ограничения распространяются на членов ОНК … п. 13 Положения не ограничивает права членов ОНК, установленные ФЗ РФ, поскольку данной нормой им предоставлено право осуществлять кино-, фото- и видеосъемку подозреваемых и обвиняемых с разрешения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а, также с согласия в письменной форме самих подозреваемых и обвиняемых. По своему содержанию п. 13 Положения не противоречит какому-либо нормативному правовому акту более высокою уровня, в котором по иному были бы урегулированы аналогичные вопросы. Нарушение или неправильное применение оспариваемых норм, на что указывал заявитель, не является основанием для признания нормативною правового акта недействующим».
Сергей Шимоволос отметил после заседания Суда - «…Главной нашей задачей было признать тот факт, что ПВР и иные ведомственные решения по режиму на членов ОНК не распространяются. Второй задачей, сверх ожидаемой, - было «понудить» ФСИН России установить точную и прозрачную процедуру по проносу и использованию техники в ИУ. С первой задачей мы справились полностью. Неожиданное подспорье мы получили от представителей Минюста, которые этот факт сами признали по «очевидности». Поэтому формально мы получили «отказ», а по существу признание. При этом, в решении так и не установлено, какой существует порядок. Суд только констатировал ограничения, применяемые для СИЗО. Более того, - с одной стороны констатируется, что права на пронос «копировально-множительной техники, фотоаппаратуры, компьютеров члены ОНК не имеют». С другой, - «не ограничивает права членов наблюдательных комиссий» ими пользоваться. Из-за этого, очевидно, на практике опять возникнет толкование ... Суд, таким образом, ушёл от разрешения «правовой неурегулированности правоотношений», - о чем было отдельно заявлено в суде с ходатайством о вынесении частного определения. Осталась «за бортом», также, проблема обысков членов ОНК, - что мы, в числе прочего, обсуждали на заседании. Интересно отметить позицию Минюста. В частности, по обыскам его представители утверждали, что членов ОНК нужно обязательно обыскивать по режимным соображениям, но не смогли назвать ни одной правовой нормы для обоснования этого утверждения. Позицию Минюста, вообще, можно охарактеризовать таким образом: «Мы дали им возможность посещать колонии, а они (члены ОНК) смеют настаивать на каких-то правах... неблагодарные!». Что дальше: Следует ожидать, что ФСИН и Минюст попытаются возместить пробел по ограничениям проноса и использованию техники (выбитый в неприменении Правил), - принимая специальные приказы и инструкции. И применять их для ограничений. А члены ОНК, в этом случае, смогут обжаловать их по соразмерности и обоснованности в том же ВС РФ. Так что предстоит еще долго судится... Но первый шаг сделан, - остановлена практика произвольных запретов... С чем поздравляю всех нас и особенно нашу команду на суде, - Ирину Пайкачеву, Любу Моисееву-Элье и Юру Блохина. Право слово, получил огромное удовольствие от работы в такой команде!»

19 декабря 2011 года. По сообщению информационного агентства «URA.RU», Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга частично удовлетворил иск члена ОНК Свердловской области Вячеслава Башкова к руководству СИЗО-1 о недопуске членов ОНК во время проверки в камеру №116, где, судя по показаниям одного из бывших заключенных, применяют карательные меры психиатрии в виде так называемых вязок. Суд признал незаконными действия начальника СИЗО Эльмана Мамедова, не допустившего членов ОНК в камеру.
На суде Мамедов выглядел очень неубедительно. На большинство вопросов стороны истца он отвечал «не помню». По поводу недопуска правозащитников в «психиатрическую» камеру Мамедов заявил, что члены комиссии вообще не обращались к нему с такой просьбой. В ходе судебного заседания правозащитники доказали, что слова Мамедова противоречат показаниям других свидетелей. Экс-заключенный Павел Петров рассказал общественникам о том, что в последние дни своего заключения в СИЗО, после отказа выполнять обязанности дежурного, его привели на дисциплинарную комиссию, постановившей поместить заключенного в карцер. По словам Петрова, как только он упомянул о том, что ранее пытался покончить с собой, Э. Мамедов ответил, что в этом случае заключенного ожидает двое суток «вязок». Оказалось, что так сотрудники изолятора называют вид наказания (конечно, незаконного) - заключенного крепко привязывают к кровати и держат в таком положении пару суток. Петров рассказал, что ему позволили сходить в туалет всего один раз, а от еды пришлось отказаться, поскольку есть в таком положении невозможно.
Комментарий автора: Небезинтересно, очевидно, и то, что у СИЗО-1 Екатеринбурга вообще нет лицензии на осуществление какой-либо психиатрической помощи заключенным. Это подтвердила во время проверки прокуратура Свердловской области по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. Однако, почему-то, прокуратура, признав этот факт, никак не возбудилась - никаких мер прокурорского реагирования по поводу этого грубого нарушения предпринято не было. Не менее интересно, думаю, и то, что, судя по всему, речь идет о том самом Э. Мамедове, который пытался оказать психологическое давление на осужденного Виталия Князева и на члена ОНК Свердловской области Владимира Шаклеина.

22 декабря 2011 года. Сообщение от Мордовского правозащитника Марьина Сергея. «…Сегодня Октябрьский районный суд города Саранска в очередной раз удовлетворил мою жалобу в порядке главы 25 ГПК РФ на отказ начальника колонии предоставить мне свидание с осужденным. В этот раз это был начальник ИК-10 УФСИН Мордовии, отказавший мне 12 декабря в свидании с осужденным К. Судья был очень недоволен происходящим процессом, накатывал на меня и правозащитников, но бросил одну фразу про меня - "Верховный суд Мордовии считает его правозащитником" в ответ на доводы представителя колонии, что Марьин не адвокат, не имеет юридического образования, что правозащитную организацию могут создать три неграмотных сантехника. Сознаюсь, что вступил тут в пикировку и кратко обрисовал ситуацию, когда человеку не помогают ни адвокат, ни следователь, ни прокурор, ни суд, так как не следуют закону. Тут уж и судья обиделся. Так что я был уверен, что он откажет мне. Но вот что значит колея. У меня уже больше десятка выигранных аналогичных дел».
Комментарий автора: Можно как угодно долго желать правозащитникам «удачи в вашем безнадежном деле», но именно такие сообщения, в числе прочего, ещё дают силы для дальнейших дел.

23 декабря 2011 года. Следственным комитетом Калужской области завершено расследование уголовного дела в отношении сотрудников регионального управления ФСИН в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 309 УК РФ (подкуп потерпевшего в целях дачи им ложных показаний) и ч.1 ст. 139 УК РФ (незаконное проникновение в жилище). По версии следствия, в период с июня по декабрь 2010 года, начальник отдела специального назначения и начальник центральной базы материально-технического и военного снабжения УФСИН Калужской области передали калужанину 1,5 миллиона рублей с целью дачи им ложных показаний о лицах, причинивших ему тяжкий вред здоровью. В июне 2010 года оперуполномоченный, инструктор-водитель регионального управления ФСИН и два неустановленных (?!) лица сломали запорное устройство и незаконно проникли в дачный дом к матери потерпевшего с целью оказания давления и на нее, склонения к отказу от заявления по нанесению её сыну телесных повреждений.
Комментарий автора: Несмотря на оказываемое должностными лицами регионального УФСИН противодействие, следствию удалось добыть доказательства вины указанных сотрудников, а также опровергнуть выдвинутые ими алиби. Расследование по другим фактам преступной деятельности сотрудников УФСИН продолжается.

25 декабря 2011 года. Судья мирового суда Тверского района Москвы Ольга Боровкова, приговорившая лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова к 10 суткам административного ареста, заявила, что не знала о серьезных заболеваниях арестованного.
Комментарий автора: Сергея Удальцова задержали 4 декабря во время митинга за честные выборы в Москве. Суд назначил ему пять суток административного ареста за неповиновение полиции. Арестованный объявил голодовку и 8 декабря был доставлен в больницу. 10 декабря, когда срок ареста подошел к концу, Удальцова отвезли из больницы в суд и назначили еще 15 суток за самовольную отлучку из госпиталя после предыдущего ареста 24 октября.
Наверное, судебная система российская, в отличие от системы уголовно-исполнительной, не гуманизируется вообще…

29. 12. 2011 г. Председатель ОНК Мурманской области Ирина Пайкачёва. «…В ИК-23 Мурманской области отбывает наказание Довалевский Александр Кириллович, 19.03.79 г.р. Постановлением Ловозерского районного суда Мурманской области от 22.12.11 срок его наказания сокращен на два месяца (с 07. 02. 2012 г. перенесен на 07.12. 2011г.). В с вязи с тем, что исполнение указанного постановления выпадает на праздничные дни, оно должно быть исполнено не позднее, чем в последний предпраздничный рабочий день, т.е. 30.12.2011г. Во избежание грубейшего нарушения прав человека - незаконного удержания человека в заключении, который по решению суда уже с 7 декабря 2011 г. должен быть на свободе, просим проконтролировать незамедлительное исполнение указанного постановления». Довалевского так и не освободили 30 декабря. Ирина Пайкачева 30 декабря 2011 г. и 3 января 2012 г. обратилась в прокуратуру Мурманской области и в Генеральную прокуратуру РФ, ОНК Мурманской области зафиксировала документально факт нарушения, допущенного администрацией ИК-23 и будет обжаловать незаконные действия сотрудников мурманского УФСИН в суде.

05 января 2012 года. От неё же, в рассылке Ассоциации независимых наблюдателей. «…Коллеги, в Мурманскую ОНК обратились матери з/к, которых 26 декабря отправили из Мурманска этапом, в Архангельск, но они с 31 декабря застряли в Вологде, в «центральной тюрьме». Похоже, что надолго, благодаря праздникам и Новому году. Бедствуют, жалуются на голод и отсутствие курева. На мой взгляд, ситуация требует срочного вмешательства, поскольку среди них есть больные, нуждающиеся в ежедневном, регулярном приеме лекарств, запас которых лимитирован. Не уверена, что наши вологодские коллеги - участницы семинаров в СПб присоединились к рассылке. Владимир Эдуардович (В. Э. Шнитке, Председатель ОНК СПб, координатор ОНК по СЗФО РФ - примечание автора), покоординируйте, пожалуйста, наше взаимодействие с Вологдой: оба наши региона входят в СЗФО. Думаю, этап мурманчан в Вологодском СИЗО найти будет можно. В крайнем случае, есть конкретные ФИО».

04 января 2012 года. С лета этого года члены ОНК Татарстана Герман Алеткин и Владимир Рубашный неоднократно обращались к руководству регионального УФСИН с просьбой предоставить информацию о количестве самоубийств в учреждениях и ознакомиться с результатами соответствующих служебных проверок. Однако подробности ЧП руководство тюремного ведомства раскрывать отказывалось, ссылаясь на ведомственный приказ «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы», согласно которому содержание служебных документов разглашению не подлежит. Члены ОНК обратились в Вахитовский районный суд Казани с заявлением об обязании УФСИН предоставить им мотивированный ответ. Судья этого суда Евгения Зыбунова отметила, что информация о самоубийствах подозреваемых, обвиняемых, осужденных, содержащихся в УФСИН РФ по Татарстану, результатах служебных проверок, а также о профилактической работе, проводимой с данной категорией заключенных, запрошенная заявителями, не может быть отнесена к служебной информации ограниченного распространения и не может считаться секретной. А потому отказ о предоставлении информации общественникам, подписанный заместителем начальника татарстанского УФСИН Рафаэлем Давлеевым, не является мотивированным. Вахитовский районный суд Казани обязал УФСИН Татарстана дать мотивированный ответ на запрос о служебных проверках, проведенных по факту суицидов осужденных, и выплатить общественному наблюдателю Владимиру Рубашному 200 рублей за оплату госпошлины при подаче заявления в суд. Стала достоянием гласности и печальная статистика - за одиннадцать месяцев в изоляторах и колониях покончили с собой 11 человек. «Это решение суда можно назвать прецедентным, - считает Владимир Рубашный. - Суд закрепил наше право на ознакомление с итогами служебных проверок, теперь посмотрим, как руководство УФСИН будет исполнять постановление суда в новом году».
09 января 2012 года. Вячеслав Башков, член ОНК Свердловской области сообщает: «Едем проверять информацию, что осужденные ИК-52 (г. Камышлов) объявили голодовку в связи с неправомерным поступком администрации колонии - наказали тяжелобольных, поместили их в ШИЗО, а их в таком виде туда помещать нельзя». Впоследствии в ГУ ФСИН Свердловской области сказали, что массовости нет - голодает всего один заключенный. В. Башков продолжает: «Нас не пустили. Там мы встретили замначальника по безопасности ИК-52, г-на Жирохова. По его словам, на территории введено какое-то усиление. Хотя, по официальным данным, голодовку объявил всего один заключенный. Получается, что беспорядков нет, но есть усиление… Потому внутрь г-н Жирохов нас не пустит. Сам же сопроводить отказался, потому что - цитирую - «хочет домой». Там же встретили адвоката одного из заключенных. Ему звонили другие заключенные и сказали, что будут продолжать голодать. По нашим данным, там голодают несколько десятков заключенных. Мы постараемся довести дело до конца».
11 января 2012 года. Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить 15 тысяч евро компенсации за плохие условия содержания в СИЗО двоим россиянам и компенсировать судебные издержки - 850 евро. В постановлении Европейского суда говорится, что на Сергея Ананьева и Геннадия Баширова, находившихся в камерах с 2005 по 2008 год, на человека приходилось менее двух метров пространства, а число заключенных превышало количество спальных мест. Кроме того, заключенные были вынуждены принимать пищу в непосредственной близости от ничем не отгороженного туалета. Геннадий Баширов провел в этих условиях более трех лет. Страсбург взыскал также с властей России 38 тысяч евро в пользу еще трех тяжелобольных граждан (Армен Арутюнян, Теймураз Сахвадзе и Владимир Васильев), пожаловавшихся на недостаточные условия содержания в СИЗО. Арутюнян - инвалид-колясочник, страдающий ожирением и тяжелой формой сахарного диабета. Сахвадзе болен туберкулезом и испытывает острые боли в желудке, печени и почках. Васильев также болен туберкулезом и диабетом, при этом у него частично ампутирована левая нога.
Комментарий автора: По мнению Вячеслава Башкова, которое я разделяю, необходимо «такую инфу распечатывать и разносить по камерам, чтоб у людей хоть какая-то надежда на справедливость была, глядишь, и личное достоинство проснется». В другом своем решении, принятом после анализа около девяноста дел по вопросу бесчеловечных условий содержания в российских СИЗО, принятых судом с 2002 года, ЕСПЧ указал, что тюрьмы должны быть зарезервированы лишь для самых серьезных, насильственных преступлений и что содержание под стражей должно быть исключительной мерой, а не нормой. Максимальная емкость для СИЗО должна, по мнению страсбургских судей, соответствовать хотя бы национальным стандартам - 4 квадратных метра на человека (вдвое меньше площади, установленной международными нормами). ЕСПЧ рекомендует также расширить и полномочия начальников СИЗО, предоставив им право отказываться от принятия заключенных в случае переполненности изоляторов.
24 января 2012 года. Из сообщения, полученного по электронной почте из г. Шексна, Вологодской области по ИК-17: «…Помещений в лагере не хватает для содержания заключенных в приемлемых условиях, чему свидетельствует факт содержания отряда СУС в подвальных камерах, где санитарные нормы не выдерживают никаких предписаний. Помещение для школы забрали у первого отряда, состоящего в основном из заключенных бесконвойного передвижения, хозобслуживания лагеря (отряд был расположен в непосредственной близости к вахте) и раскидали его по другим, хотя в отряде большинство заключенных на облегченных условиях содержания. Более того, перевод некоторых заключенных первого отряда в другие может вызвать волну возмущения и криминальных конфликтов в связи с их особым положением и статусом «обиженных» … грубо нарушаются положения Европейской rонвенции о защите прав человека… не выдают зимней обуви, установлены одинарные оконные рамы, отбирают личные теплые вещи…не кроется ли за этой инициативой чье-то желание заработать на бюджетных средствах? Для чего же выделяют дополнительную площадь, если существующие уже классы пустуют? Действующую школу заключенные фактически не посещают, поскольку в основной массе это люди далеко не молодого возраста. Родственники заключенных не знают, как повлиять на ситуацию… Будем благодарны за содействие».
27 января 2012 года. Сообщение от Валентины Череватенко, ОНК Ростовской области, по письму узника совести журналиста Толмачева. «Ехало нас 8 человек… на полустанок «Казачьи лагеря» для дальнейшей отправки на зону. Большинство из ребят уже осуждены, отправлялись отбывать наказание в город Зверево (Ростовская область). Они не верили, что главного редактора могли закрыть по надуманным основаниям. И хотя я об этом не рассказывал, оказывается, тюремное радио работает, новости передаются из камеры в камеру только достоверные. В автозаковской машине было очень холодно. Конвойные, да и сами осужденные просили меня, чтобы я в нашей газете поднял этот вопрос. На таких переездах многие получают простудные заболевания. Потом наступает длительное самолечение… Поезда на Ростов ждал в отведенной для меня клетке более трех часов. Ребят отправили на Зверево раньше. Конвой из десяти человек за время ожидания проголодался. Начали греть кашу, пить чай. Попросил кипяточку, дали. Заварил чай. Когда конвойные трапезничать закончили, подошел поезд Грозный - Москва. Меня вывели на перрон. Столько автоматчиков и собак видел впервые. Мне подумалось, что я самый крутой зэк России, раз такая охрана. Старший конвоя приказал смотреть на него, сесть на корточки и руки завести за голову. Ответил ему, что я офицер и на колени становиться не буду. Надо отдать старшему лейтенанту должное, что он с этим согласился. Остальные тоже одобрительно закивали головами. Когда вели вдоль вагонов, пассажиры сочувственно смотрели на эту устрашающую процедуру. Крестились, махали руками… Меня передали ростовским конвойным. Те, приняв меня, начали проводить досмотр вещей. Запрещенного ничего не обнаружили. Попросили мою газету «Уполномочен заявить». Их мне накануне доставили. Пока ехали, конвойные несколько раз подходили и спрашивали, тот ли я Толмачев, который борется за народ с чиновничьей мафией… Встретили радушно. Накормили. Весь свой провиант я оставил в прежней “хате”. Если сравнивать СИЗО Новочеркасска и здесь, то можно сказать, что жил я в люксе. В Ростовском СИЗО камера меньше и холоднее. Тараканов впервые увидел. Здесь это нормальное явление. В остальном все схоже: есть телевизор, холодильник. Местная еда еще хуже, чем в Новочеркасске. Такую пищу практически никто не принимает. Попробовал хлеб местного приготовления. Его надо жевать свежим, на следующий день он к употреблению не пригоден… Здесь впервые услышал о президентской статье, жесткой статье 228 УК РФ (наркотики). Так вот, эта статья сейчас самая ходовая среди тех, кто тупо и неразборчиво ее применяет. Повторяю, что ни одного наркобарона ни в Новочеркасском СИЗО, ни в ростовском нет и не было. Сидят те, кого подставили или посадили на иглу. Эпидемия подбрасывания наркопрепаратов распространена среди тех, кто по должности своей должен упреждать это явление. Никому и в голову не приходит, что творцы беззакония дают липовые отчеты, идут по людям за очередными званиями и должностями. Провели бы элементарную проверку. В фабрикации дел участвуют одни и те же лица. Вот с них “уэсбэшникам” и надо начинать. Первым делом спросить, где среди тех, кого они засадили в тюрьмы, птицы более высокого полета. Нет таковых. Ребята, идите сами на нары. И сидеть вам до тех пор, пока не появится сожаление о содеянном. Такой познавательный процесс, думаю, образумит бестолковые, гонящиеся за показаниями головы… И последнее. То, что мое передвижение в зоне и вне зоны отслеживается, у меня нет сомнения. Те, кто спрятал меня за решетку, решили показать все ужасы тюремной жизни. Взять ту же передислокацию из Новочеркасска в Ростов. Обычно туда доставляют на машине. Меня же предпочли везти в столыпинском вагоне. Спасибо правоохранительной мафии, своими глазами увидел, как они ненавидят свой народ, молодежь, которая в этой жизни еще ничего не видела. Большинство, как я говорил, сидят по сфабрикованным и надуманным делам. Исправлением здесь и не пахнет. Наоборот, взрослых и детей настраивают на то, что жизнь на этом заканчивается. Они теперь пожизненно прописаны в тюрьме. Из десятерых пятеро мне рассказали, что не успели выйти на свободу, как их снова кинули за решетку. Вот где надо пройтись политикам, чтобы люди зауважали существующую власть. Александр Толмачев, г. Ростов-на-Дону, СИЗО-1 на Кировском».
28 января 2012 года. Вновь Архангельская область. Сообщение от правозащитника Игоря Голендухина, который тесно сотрудничает с ОНК Свердловской области, помогает осужденным в защите их прав, благодаря его инициативным действиям в ИК-52 было отменено несколько сотен незаконных постановлений по водворению в ШИЗО. Выступает против незаконной психиатрии в СИЗО-1 Екатеринбурга, благодаря чему теперь «пыточная» камера в СИЗО закрыта, а психиатрия стала отвечать медицинским требованиям. «Вот такое письмо поступило мне на страницу vkontakte.ru/urallag/. Что по этому поводу могут сказать члены ОНК по Архангельской области? «В ИК-21 (пос. Икса) произошел акт неоправданной жестокости, граничащей с форменным геноцидом. 16 января в ПКТ и ШИЗО зашли бойцы спецназа с надписями «УФСИН» на бронежилетах в сопровождении сотрудников администрации ИК-21 во главе с новоназначенным начальником колонии Джафаровым. После утренней проверки осужденные грубо, с матерными выражениями и грубой физической силой выводились из камер и помещений, было приказано бегать по коридору, затем осужденных заставляли бежать в помещение, где камеры видеонаблюдения отсутствуют, во время бега осужденных били руками и ногами, один из осужденных за жалобы о больной печени получил по ней несколько ударов (ногами и руками). Затем в исполнении сотрудников администрации колонии при поддержке спецназа начали преподавать уроки по заучиванию дежурными форм доклада, и осужденных били головой о стенд с текстом формы доклада. У одного из осужденных, который стал жертвой утреннего геноцида, через сутки закончился его срок, и его вынуждены были выпустить на свободу. Гражданин обратился в травмпункт, имеются ММS-фотографии в одной из газет, врачи свидетельствуют о многочисленных побоях, он, к сожалению, стал инвалидом. Спустя несколько дней в ИК-21 в том изоляторе двоих осужденных подвешивали на наручники и избивали, после этого под сильнейшем стрессом заключенные «в брюшную область вогнали себе штыри» в знак протеста над действиями сотрудников колонии. Осужденным Хакимову и Макушеву до сих пор не оказана медицинская помощь, они находятся в больнице, но не прооперированны. Пресс-служба УФСИН пытается убедить общественность, что больные в норме. Этот ужасный случай УФСИН по Архангельской области пытается скрыть. Затем, когда информация эта вышла за ворота колонии, в пресс-службе УФСИН ответили: «В ИК-21 в знак несогласия с режимом отбывания наказания двое осужденных, содержащихся в помещении ШИЗО, совершили акт членовредительства. Сломав оборудование камеры (переговорное устройство), они ввели в переднюю брюшную стенку инородные предметы. Осужденным была оказана медпомощь, в настоящее время угрозы жизни нет. Причины произошедшего инцидента устанавливаются. Предварительная версия случившегося - недовольство осужденных сменой руководства колонии и нежелание выполнять законные требования содержащихся в ШИЗО. Других каких-либо требований осужденные не выдвигают. Данный факт зарегистрирован в законном порядке, в настоящее время назначена служебная поверка. В колонию выехали сотрудники аппарата областного Управления для выяснения обстоятельств случившегося». По словам заключенных, никаких проверок они не наблюдают, к ним никто не приходил и ни чем не интересовался. 24 января из СУСа заключенного увезли в неизвестном направлении, милиция колонии лишь от него принесли записку, где он написал: «Со мной все в порядке, соберите мои вещи». В ближайшие дни заключенных предупредили, что еще 10 человек вывезут. Приезжало местное телевидение, к ним никого не подпустили, начальство колонии сказали, что в ИК-21 все спокойно и хорошо. Мы вас очень просим выслать туда проверку».
29 января 2012 года. ЕПКТ ИК-10 (пос. Ударный, Мордовия). Дважды, 25 и 27 января, начальство колонии, а именно: начальник колонии Гнутов, начальник ЕПКТ Скуратов и начальник санчасти Якомаскин, организовывали массовые обыски, во время которых происходило грубое и неоднократное нарушение прав заключенных. Обе акции устрашения проходили при поддержке «зондеркоманды», присланной из резерва УФСИН Мордовии. Оба раза тюремщики заставляли заключенных раздеваться до трусов, швыряли все их вещи на пол, оскорбляли заключенных нецензурной бранью, причем снимали все это на видеокамеру. Оба раза у осужденных отнимали все вещи и лекарства (следует отметить, что один из сидящих в ЕПКТ - инвалид-сердечник). В первый раз заключенные сидели в одних трусах при температуре минус 14-17 градусов до вечера следующего дня, во второй раз вещи отняли снова и на момент получения информации так и не отдали. При этом во время второго обыска надзиратели избили, предварительно приковав наручниками, двоих заключенных - Чхобадзе и Манагадзе. Чхобадзе Давид Омарович продолжительное время находился в полубессознательном состоянии, Векхия Манагадзе получил серьезные черепно-мозговые травмы. После окончания обыска тюремщики, не жалея, брызнули в камеры через «кормушки» газ «черемуху». Дополнительно следует отметить: уходя, сотрудники предупредили, что, когда они придут в третий раз, будет еще хуже - «кости всем переломаем». По мнению заключенных, администрация колонии стремится спровоцировать их на бунт. Они считают, что поводом для подобного рода действий представителей УФСИН по Республике Мордовия стали незначительные нарушения - стальные ложки, железные кружки - или видимость нарушений - получение передач сидельцами ЕПКТ по чужому лимиту. Кроме того, осужденным ЕПКТ ИК-10 в настоящее время запрещены встречи со своими адвокатами. Например, известно, что ориентировочно 20 января отказано во встрече осужденного Шулеги Александра Сергеевича с его адвокатом Майоровым Владимиром Ивановичем Краснослободской коллегии адвокатов, которого не пустили к его подзащитному. «Комитет за гражданские права» направил в адрес Директора ФСИН РФ А. А. Реймера обращение (исх. № КНН -774-11 от 28.01.2012), в котором говорится о том, что «…обращение по вышеуказанной информации ожидает немедленного реагирования по предотвращению дальнейшего «беспредела» со стороны администрации в данном учреждении, провести проверку по данной ситуации и привлечь к ответственности виновных. О результатах проверки прошу доложить в наш адрес».
Ограниченность печатной площади не позволяет рассказать обо всех ОНК России. Скажем, о калужской ОНК, где очень плодотворно работает Любовь Моисеева-Элье, например, по задержанным мигрантам. Или об ОНК Москвы (председатель Валерий Борщев) где ведется, в числе прочего, большая работа по улучшению работы полиции - в частности, широко практикуется посещение отделов полиции в ночное время; и о многих других.

Не положено

А вот более конкретный пример максимально формализованного отношения. По сообщению газеты «Эхо Севера», УФСИН по Архангельской области накрыло осужденных тотальным круглосуточным контролем, невиданным даже в суровые сталинские времена. Наблюдение осуществляется по принципу «Дом-2»: и в туалете, и на шконках люди находятся под прицелом видеокамер.
Комментарий автора: Так, к примеру, в колонии № 1, расположенной в поселке Пирсы, под Архангельском, на отряд из 20 человек установлено 16 видеокамер (и откуда только средства изыскиваются?!). Охрана наблюдает за заключенными день и ночь. Причем в охране служат и женщины, которые также через видеокамеры контролируют, как осужденные в мужской колонии ходят в туалет.
Подобные ноу-хау стали появляться в колониях после назначения нового начальника УФСИН по Архангельской области Анатолия Киланова. До этого Киланов, в Оренбургской области, возглавлял колонию «Черный дельфин» и, видимо, суровые нравы тех краев решил перенести на архангельскую землю. Первое, чем ознаменовался приход Киланова, - запрещение книг в колониях. После проведенной ревизии был составлен список запрещенной и разрешенной литературы. Однако по каким принципам он составлялся, и почему вдруг запретили книги, которые были доступны много лет, так и осталось загадкой. Также, были введены ограничения на просмотр ряда телеканалов, пользование плеером и DVD-дисками, что никакими законами не возбраняется. Следующий шаг килановских реформ нанес удар по личным вещам осужденных. К примеру, людям запретили иметь личное постельное белье, личные тапочки, и они вынуждены были постоянно ходить в ботинках.
Но, конечно, если видеонаблюдение будет использоваться разумно, то от него вреда не будет - наоборот. Вот мнение свердловского правозащитника, до недавнего времени являвшегося членом ОНК, Алексея Соколова: «…только тюремщики видеокамер боятся еще больше, чем осужденные, т.к., вся их работа фиксируется и просматривается, а кому охота делать обходы по колонии, ходить по отрядам и т.д., они привыкли сидеть в дежурке и пить чай всю смену. А видеокамеры заключенные порой ломают с подачи оперов (негласно), все эти новшества категорически не устраивают многих работников из администрации колонии. кому охота быть подконтрольными? Очередной пример -  колония-поселение, где зам.по БиОР избивал осужденных женщин, только наглядно показывает в какой «опасности» находятся гуфсиновцы, привыкшие сапогом и кулаком работать и учить «жизни» осужденных людей. Многие заключенные только рады такому новшеству, на дисциплинарных комиссиях уже труднее будет фабриковать нарушение, не подкрепленное видеофиксацией».
На момент написания статьи Киланов пребывал в руководстве УФСИН по Архангельской области более чем номинально, так как уже несколько месяцев находился за пределами региона. В региональном УФСИН давно ждут нового назначения в надежде, что с приходом иного руководства реформаторский зуд в колониях прекратится. Подобного рода административный восторг, чиновничье, буквалистки-бездушное, рвение и приводят, чаще всего, ко всякого рода бунтам и акциям протеста заключенных. Наверное, высокопоставленным чинам, отвечающим во ФСИН РФ за кадровую политику, имело бы смысл более тщательно подходить при выборе кандидатур на ключевые должности в регионах…

Цивилизованное правоприменение или некорректное лоббирование?

Уже говорил о том, что наши правоприменители любую недосказанность в законе стараются толковать в свою пользу. Например, говорится в ст. 101 УИК РФ о том, что «...1. Лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к лишению свободы организуется и предоставляется в соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и законодательством Российской Федерации». И для практически любого уфсиновца это четкий знак - ПВР, по своей процессуальной силе, выше статьи ФЗ РФ, гласящей о соблюдении права на здоровье. Говорится в этой же статье о том, что «..3. Администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных», но не прописывается, какую ответственность несет администрация, насколько тщательно эти самые санитарно-гигиенические нормы должны выполнятся. В том смысле, что по букве (но не по духу) закона, очевидно, предполагается, что при головной, зубной, сердечной болях, осужденному можно дать таблетку анальгина, как некое унифицированное средство обезболивания. В крайнем случае - сделать укол какой-нибудь. Но, вот если у человека заложило ухо и он ничего не слышит, ощущая, тем самым, сильнейший дискомфорт, или его мучает бессонница, вот тут, скорее всего, логика вертухайская будет оказываться в некоем ступоре. Потому как  - «тюрьма это не санаторий», «зек в тюрьме должен мучитьс»,»"вас сюда  никто не звал» и т. д.

Вспоминается характерный пример. В СИЗО-1, Санкт-Петербурга («Кресты») один оперативник, войдя без стука в кабинет к врачу (ау-у-у-уууу, эксперимент по отделению медицины от местного начальства уфсиновского), на вопрос заключенного о том, почему ему запретили в медицинской посылке крем от экземы, сьюморил по солдафонски - «А может быть тебе ещё и детскую присыпку для яиц дать?»…
Или же, в ст. 97 УИК РФ, понятие «отпуск» прописано вполне четко -
«...Осужденным … могут быть разрешены выезды за пределы исправительных учреждений». То есть говорится об отпусках ИМЕННО С ВЫЕЗДОМ ДОМОЙ. Следовательно, все остальное- освобождение от работы, проверок и прочего, на время отпуска, что нередко практикуется в различных учреждениях, вовсе и не отпуск, а непонятно что. Однако, иезуитская формулировка этой статьи, гласящая о том, что администрация может разрешить (следовательно, может и не разрешить) отпуск, сводит на нет усилия законодателя по гуманизации уголовно-исполнительной системы в этой части. Лукавость и цинизм ситуации усиливается тем, что причины, по которым гражданин начальник может не разрешить отпуск с выездом домой, критерии, по которым эти причины могут возникнуть, нигде и никак не прописаны. Что, очевидно, дает возможность, любому начальнику этой нормой пренебрегать. Но, как в том анекдоте, - ведь тут же написано?!...

П. 33 главы lX ПВР ИУ РФ гласит, что проверки наличия осужденных в ИУ «…осуществляются ежедневно утром и вечером … В необходимых случаях проверки могут проводиться в любое время суток». Почему-то законодателю было недосуг уточнить - что это такое - в необходимых случаях. В результате чего есть колонии, где проверки проводятся по 3, 4, а то и по 5 раз в сутки.

П. 38 главы X ПВР ИУ РФ: «…передвижение групп осужденных по территории колонии (за исключением колонии-поселения) осуществляется строем в установленном администрацией учреждения порядке». Вообще, написанное дает огромный простор для расширительного толкования этой нормы. А вот почему бы не написать, что осужденным предписывается передвигаться по территории колонии «организованными группами»? И дисциплинирующее начало будет сохранено и будет положен конец издевательским приказам о строевой маршировке осужденных под барабан и с песнями, которые и на воле-то не всякий несудимый станет петь.

А какому мудрецу пришла в голову такая вот конгениальная идея, закрепленная в П. 132 главы X X ПВР ИУ РФ: «…Длительные свидания осужденным, находящимся на лечении в лечебно-профилактических учреждениях, не предоставляются, они могут быть заменены краткосрочными, либо перенесены на период, следующий за выпиской из больницы.»? Получается, что осужденным, находящимся на излечении (за исключением венерических и вирусных заболеваний, о чем можно было уточнить отдельно) и дОлжных, по определению, находиться в более щадящих условиях (или, хотя бы равных тем, кто не болеет ничем) предписываются условия, в чем-то, даже более жесткие, чем обычно?!
Кстати, если сравнить, уже по объему, хотя бы, количество прав осужденных и их обязанностей, а, также, то, что им запрещено, то запретов и обязанностей будет гораздо больше.

ФСИН России уже неоднократно «подгонял» законодательство для своего удобства.
Например, из ст. 73 УИК РФ несколько лет назад исчезло прилагательное «близлежащие» в словосочетании «при невозможности отбывать наказание по месту проживания направляется в близлежащие регионы», заменив словом «другие». В результате чего, теперь любого осужденного, по самой пустяковой статье, могут «тусануть», например, из Пскова в Магадан. Так же было и с запретом для осужденных создавать в местах заключения общественные организации. Ровно до тех пор, пока осужденные не обращали на это внимание, это положение в законодательстве совершенно не беспокоило надзирателей. Но как только заключенные стали писать жалобы от имени создаваемых, в колониях, организаций, что существенно затрудняло последующие возможные отписки на жалобы, так сразу же в Госдуме протащили поправку к закону, запрещающему осужденным создавать организации в местах заключения.

А соответствующие пункты Правил внутреннего распорядка СИЗО и ИУ? Дающие право осуществлять досмотр посылок и передач, мягко говоря, не совсем ответственно («Администрация СИЗО обеспечивает сохранность вложений посылок и передач… однако за утерю товарного вида этих вложений в результате досмотра ответственности не несет…»). Пункты, в которых даже некоторые надзиратели усматривают глупость несусветную. Но … служба есть служба - «…нам приказали, мы - исполняем». И крошатся, до сих пор, в некоторых учреждениях, в мелкую труху, сигареты, сваливаются в кучу порезанные огурцы, помидоры, сало, хлеб и проч.

Удалось найти, в кэше поисковых систем, текст Методических рекомендаций по подготовке и проведению интервью и участию в пресс-конференциях, удаленный с сайта Рязанского УФСИНа. Само по себе желание авторов этого документа научить руководителей учреждений выступать публично, персонифицируя в СМИ возглавляемые ими коллективы, умению внятно и грамотно говорить, убеждать, быть способным достойно отвечать на сложные вопросы и многому другому, можно только приветствовать. Но, как в том анекдоте, «есть нюансы», встречающиеся уже в самом начале документа - «…выступление в СМИ, тем более на телевидении, в прямом теле или радиоэфире, когда тебя смотрят или слушают десятки-сотни тысяч человек, а исправить уже ничего нельзя, накладывает особую ответственность на выступающего…». Наверное, именно эта особая ответственность, по концепции этой методички, когда «…исправить уже ничего нельзя», дает право участникам публичной акции в погонах, к «…совместной работе с журналистами … вплоть до публикации материала, выхода сюжета в эфир.» И то верно - как остроумно отметил, однажды, Игорь Сажин (цитирую почти дословно): «Уфсиновцы находятся в тылу у своего народа и видят в каждом из сограждан или бывших или будущих своих подопечных». А посему, расслабляться офицерам нельзя ни на секунду и контролировать (никакой цензуры, просто контроль!) вплоть до выхода в эфир.
 Далее не менее интересно - «Особо тщательно продумайте сложные темы, сформулируйте ответы на «плохие» и неприятные вопросы, которые могут быть затронуты во время беседы… «Опасными темами» для обсуждения являются: отношения мужчин и женщин, национальности, религия и политика … 7. Галстуки должны быть без пестрых рисунков … Полностью черные галстуки хороши для соболезнований и траура».
Это как? Отдубасили, скажем, какого-то бедолагу чем ни попадя, он отдал Богу душу, а потом, чтобы соблюсти приличия, перед телекамерами не рекомендуется появляться в цветастом галстуке?
Но есть вещи просто изумительные по своему цинизму - «…9.Все кольца исключаются, кроме обручального. Часы и кольца не должны быть украшены бриллиантами - они блестят и бликуют на экране (в крайнем случае, поверните кольцо на пальце камнем вниз и кольцо будет выглядеть как обручальное).  Серьги у женщин не должны висеть и раскачиваться. Заметные, хотя и красивые, серьги отвлекают зрителя и выглядят нескромно. Лучше, если серьги будут без крупных камней и невелики по размеру».
Какая там борьба с коррупцией и нетрудовыми доходами - главное, «чтобы костюмчик сидел».
Если кто-то не умеет концентрироваться после праведных тюремных трудов, то и тут есть рекомендация - «…Во время интервью необходимо: Время от времени говорите что-нибудь «не для записи». Иначе создастся впечатление, что вы что-то скрываете, а хороший журналист всегда попытается выяснить, что это».
Далее привожу рекомендации, которые, по моему разумению, характеризуют общий уровень сотрудников ФСИН (как интеллектуальный, так и культурный), о котором авторам методички, безусловно, хорошо известно - «… Говорите четко, не используя жаргон … Не забывайте о языке жестов, но следите за своими жестами, смотрите журналисту в глаза, не читайте безотрывно свои записи, не ерзайте и не крутитесь в кресле, и вообще избегайте лишних движений и т.д. ... Ноги держите прямо, не пританцовывайте … Постарайтесь не избегать вопросов. Не отвечая на вопрос, вы создаете впечатление человека, который что-то скрывает. Если вопрос кажется вам слишком деликатным, ответьте как можно короче и переходите к следующему.
Старайтесь быть честным, так как если вас уличат во лжи, то может возникнуть скандал. В результате вам перестанут доверять не только данное издание, но и его читатели … Чувствуйте себя уверенно. Старайтесь быть самим собой, то есть не слишком официальным. Не стоит особенно хвастаться своими личными успехами и достижениями. Не будьте надменны, высокомерны или грубы, не держитесь холодно и замкнуто, иначе проиграете... Видеоинтервью. Советы. Направление взгляда. … Ошибка, распространенная среди тех, кто считает себя уже «опытным» - говорить исключительно на объектив камеры. Это часто выглядит как нарочитое выпячивание собственной персоны и как неуважение к ведущему».
Правозащитники, нередко, сокрушаются по поводу неоткровенности, лукавости, а то и просто лживости, некоторых тюремных чинов. Вот откуда ножки-то растут - «…Примеры реагирования на сложные вопросы: Журналисты могут задать вопрос, который застанет вас врасплох, если вы не будете к нему готовы. Вот некоторые из таких ловушек. Ложный выбор. Пример: «Основывалось ли ваше решение на практике замалчивания проблем в УИС или вы не знаете?» Решение: Игнорируйте альтернативы и сконцентрируйтесь на своей основной идее. Ведите собеседника сами и не позволяйте ему вести вас. «Вы хотите знать, на чем основывалось мое решение? Мы всегда опираемся в своих действиях на законы и нормативные документы. Нас постоянно проверяют прокуратура, уполномоченный по правам человека, институты гражданского общества. Мы открыты для контроля, но не для провокаций... Услышав нежелательный вопрос - «размойте его деталью». Выделите из темы вопроса не спорную деталь и сделайте ее «существенной». Провозгласите известную истину».
Авторы этого документа демонстрируют хорошее знание психологии, рекомендуя, при «обремененном вступлении» отвечать в следующем контексте - «Правозащитники говорят, что ваша колония допускает нарушения. Так что вы предпринимаете по поводу соблюдения прав осужденных?» Решение: Скорректируйте восприятие и начните с положительных моментов. «Мы только на прошлой неделе провели «день открытых дверей», родственники смогли пообщаться с осужденными, убедиться, в каких условиях они отбывают наказание, никаких жалоб не поступало...», уводя внимание и журналиста, а самое главное - зрителя (слушателя, читателя) в сторону.
Обучают тюремные методисты подопечных и умению скрывать свои недостатки - «Непоследовательность. Пример: «Что вы делаете как начальник колонии и как мастер спорта по шахматам для развития этого спорта в учреждении?» Решение: Скажите пару слов о шахматах и переходите к своей основной работе (если конечно это не передача о спорте)».

В октябре 2011 года Общественный совет ФСИН России (где председателем был переназначен известный кинорежиссер Владимир Меньшов) вышел с инициативой «укрепления нравственности и законности». Было принято решение обратиться в Госдуму с новой законодательной инициативой, по которой люди, ранее находившиеся под судом (вне зависимости от того, погашена у них судимость или нет) а также родственники таких людей должны быть исключены из составов ОНК. Более того, в этой инициативе, также, предлагалось исключить из комиссий граждан, когда-либо привлекавшихся к административной ответственности. Абсурдность этой идеи была столь очевидна, что подняла среди различных сторон такую мощную волну возмущения, что про данную инициативу как-то быстренько забыли. Но, по моему разумению, не такие уж «там» и глупцы находятся. И, скорее всего, эта инициатива была не более чем отвлекающим ходом. Потому, что почти сразу, вслед за негодованиями прогрессивной общественности, последовали другие. Например - ввести некий Кодекс чести члена ОНК. Что, само по себе, хорошо, если не считать того, что выработка и принятие этого Кодекса предполагается, насколько известно, БЕЗ непосредственного участия тех, ради кого он, собственно, и создается - членов ОНК. Также, есть информация, что в этот Кодекс, среди прочего, собираются ввести положение, запрещающее членам ОНК публиковать сведения о нарушениях, ставшие известными членам комиссий в ходе осуществления своей деятельности. Остается надеяться на то, что Общественная палата РФ проявит истинную мудрость и демократичность и члены ОНК будут вовлечены в процесс принятия Кодекса максимально.
Кроме того, через Госдуму «протащили» другую поправку. Теперь сами комиссии региональные будут иметь право инициировать отзыв того или иного члена ОНК. Правда, окончательное решение (лишить полномочий или признать претензии региональщиков несостоятельными) будет принимать Общественная палата РФ, но, тем не менее, логика наших законодателей, порою, совершенно непонятна. К выдвижению и утверждению членов ОНК сами региональные комиссии никакого отношения не имеют (выдвигают членов ОНК не они, а утверждает, и подавно - Общественная палата РФ). Но, почему-то, региональные ОНК будут иметь теперь право инициировать отзыв того или иного члена комиссии. Предположу - начнется вал попыток выдавливания из комиссий неугодных членов, а то и простое сведение счетов «агрессивно-послушного большинства».

Дела давно минувших дней или об истоках коррупции?

Несколько лет тому назад, министр юстиции России Юрий Чайка отстранил от занимаемой должности начальника ГУИН МЮ по Санкт-Петербургу и области Владимира Спицнаделя. Мнения были разными. Кто-то расценил эту отставку как защитную реакцию Юрия Чайки на давление Президентской администрации, лоббировавшей назначение господина Спицнаделя начальником ГУИН России.       Кто-то, наоборот, полагал, что поводом для отстранения В. Спицнаделя стали материалы ведомственной проверки питерского главка, которая продолжалась 8 месяцев. Правда результаты этой проверки держались Минюстом в секрете. Третьи были уверены в том, что претензии к гражданину Спицнаделю исходили от петербургской прокуратуры, имевшей на Спицнаделя зуб за то, что он разрешил перевести из первого изолятора («Крестов») в тюремную больницу Юрия Шутова и Михаила Мирилашвили (первому, по мнению некоторых экспертов, была необходима нейрохирургическая операция, а второго положили с инфарктом). Последней же каплей, якобы, стало, разрешенное, начальником ГУИН, посещение межобластной спецбольницы имени Гааза Людмилой Нарусовой, являвшейся (внимание) членом Совета Федераций РФ.
Сама экс-депутат ГосДумы РФ, действительно приезжала в больницу имени Газа, как представитель фонда памяти Анатолия Собчака, и передала администрации заведения конверты, чтобы заключенные могли писать письма родным. В ходе этой поездки Л. Нарусова общалась с Михаилом Мирилашвили - что и было поставлено в вину Владимиру Спицнаделю. Через некоторое время г-жа Нарусова стала сенатором, а В. Спицнадель, какое-то время, после своей отставки, работавший советником спикера Совета Федерации, постановлением губернатора ЯНАО был назначен представителем (уже полноправным сенатором) в верхнюю палату парламента РФ от администрации Ямала.
Кто-то, особо зловредный, может усмотреть в таком чудесном продвижении по карьерной лестнице, после громкой отставки, некие признаки коррупционности. Я же не вижу в этом ничего сверхестественного. Подумаешь - сняли с занимаемой должности, а потом переназначили, фактически, с повышением. У нас, ведь демократическое государство. И «…каждый право, имеет право, на то, что слева и то, что спpава. Hа чеpное поле, на белое поле. Hа вольную волю и на неволю».

Вместо эпилога

30 января 2012 года. Из письма в Санкт-петербургское отделение «Комитета за гражданские права»: «Мой муж Чирков Роман Викторович, отбывающий наказание в ЛИУ-3 (г. Боровичи, Новгородская область) с 20.07.2011, испытывает сложности в связи с запретом зимних вещей и дополнительных посылок, разрешенных по состоянию здоровья, т. к. является инвалидом 2-й группы по туберкулезу. Роман имеет инфильтративный туберкулез в стадии распада. Мне известно, что ему отказывают в выдаче справок по состоянию здоровья, выписке из мед. карты, запрещают получать литературу, которая разрешена в неограниченном количестве, ссылаясь на то, что оплата производилась не с его счета, а книги заказала и оплатила я, и угрожали платным хранением, так же медперсонал объявил запрет на биодобавки, повышающие иммунитет организма и направленные на лечение туберкулеза. И вообще негативно относятся к передаваемым препаратам прямого назначения на лечение данного заболевания».
Комментарий: В адрес директора ФСИН РФ также направлено обращение с просьбой провести проверку и устранить нарушения.
Заместитель директора ФСИН России Василий Большаков в интервью «Новой газете» (№ 79 от 23 июля 2010 года) указал, что «жестокость в лагерях и тюрьмах мы будем пресекать!». При этом Василий Большаков указал, что до прихода команды директора Александра Реймера система ФСИН была архаичной и, по словам Юрия Чайки (в бытность его министром юстиции РФ), превратилась в неподконтрольную закрытую структуру, наподобие системы ГУЛАГа, где систематически нарушается закон и год от года ухудшается ситуация с соблюдением прав осужденных.
Предоставляю читателям самим решить - изменилось ли хоть что-то за прошедший год в деле гуманизации и прозрачности ФСИН России…


Борис Пантелеев
руководитель СПб отделения
организации «Комитет за гражданские права»,
член ОНК Санкт-Петербурга

(Сокращенный вариант статьи опубликован в журнале «Неволя» N 28-2012)


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования