В защиту обвиняемых А.В.Пелипенко и О.А.Буракиной из города Электросталь Московской области

20-05-2011
Прокурору г.о. Электростали Московской области
Журкову Александру Васильевичу

Председателю Электростальского городского суда
Московской области

Тумановой Татьяне Александровне

Уважаемый Александр Васильевич!
Уважаемая Татьяна Александровна!

В ближайшее время в Электростальском городском суде Московской области будет рассмотрено уголовное дело в отношении жителей Москвы, граждан Пелипенко Аркадия Владимировича, 1976 г.р., и несовершеннолетней Буракиной Ольги Александровны, 1993 г.р., по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 214 УК РФ («Вандализм, совершенный группой лиц») и в отношении Пелипенко - по ч. 1 ст. 150 УК РФ («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления иным способом»).

Факт привлечения указанных граждан к уголовной ответственности считаем, в основном, политически ангажированным мероприятием со стороны правоохранительных органов г.о. Электросталь. По существу того, что было запланировано и содеяно обвиняемыми, а также жителем Электростали Д. Мешковым, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, может идти речь не более чем об административной ответственности по ч. 1 ст. 20.1 КоАП («Мелкое хулиганство, сопровождающееся повреждением чужого имущества»).

Суть дела заключается в следующем. Аркадий Пелипенко, имеющий оппозиционные политические взгляды (троцкистские), часто с помощью красящих баллничиков наносящий на разные предметы наименование одного из оппозиционных сайтов и закрашивающий свастики на улицах, решил вместе со своей знакомой Буракиной Ольгой, по убеждениям анархисткой, приехать в гости 11-12 марта 2011 года к Мешкову Дмитрию (члену КПРФ) в Электросталь. В ночь на 12 марта Пелипенко, Буракина и Мешков отправились к зданию городской администрации, где Пелипенко и Буракина нанесли на здание и его колонны надписи и символы с помощью баллончиков с краской. Практически сразу же все они были задержаны, и не отрицали, что надписи сделали именно они.

Сразу обращает на себя внимание то обстоятельство, что в постановлении о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 214 УК РФ, в постановлениях о привлечении Пелипенко и Буракиной в качестве обвиняемых в этом преступлении и во многих других материалах дела, содеянное именуется весьма общо. А именно: «... осквернили фасад здания администрации г.о. Электросталь и испортили имущество в общественном месте … нанеся на здание администрации … непристойные, оскорбительные надписи и символики».

При этом, только из допросов фигурантов дела, возможно узнать - какие же именно надписи и символики были нанесены, кем и при каких обстоятельствах, и какие мотивы, цели они преследовали. А значит - квалификация содеянного в качестве «вандализма» попросту «взята с потолка».

Итак, из объяснений и протоколов допросов Пелипенко, Буракиной и Мешкова следует, что Пелипенко написал на здании слова «Суханова долой», «Город горожанам»; и нарисовал серп и молот несколько раз. Буракина написала на здании «Суханов жопа», и нарисовала символы в виде буквы А в круге несколько раз на колоннах и один серп и молот.
Перед этим, находясь в квартире в гостях у Мешкова, все трое, обсуждая нанесение надписей на здание, договорились о том, что на здании будет написано «Суханова долой», «Город горожанам», «Руки прочь от парка», и нарисован серп и молот (это следует из объяснений и показаний Буракиной и Мешкова). Из показаний Ольги Буракиной следует, что выражение «Суханов жопа» пришло в голову именно ей - «это был экспромт», и она написала это выражение по своей инициативе; а также нарисовала символ анархистов (А в круге) - как уже говорилось, Буракина по убеждениям анархистка. Проведенная в рамках данного уголовного дела почерковедческая экспертиза также подтвердила, что надпись «Суханов жопа» выполнена не рукой А. Пелипенко, а иным лицом.

Т.о., Буракина вышла за пределы договоренности о том, какие именно надписи будут на здании. Непристойной и оскорбительной надписью на здании администрации является ТОЛЬКО ОДНО СЛОВО - это слово «жопа». Никаких других непристойных и оскорбительных слов на здании написано не было. Нанесение в общественном месте - на фасаде здания городской администрации, слова «жопа», умыслом Пелипенко и Мешкова не охватывалось. Преступление, квалифицируемое по статье «Вандализм», может быть совершено только с прямым умыслом; следовательно, нанесение оскорбительных, непристойных с точки зрения общественной нравственности надписей - ни Пелипенко, ни Мешкову инкриминировано быть не может.

Что касается символов «серп и молот» и «А в круге» - непонятно, на каком основании дознание именовало эти символы «оскорбительными и непристойными». Символ «серп и молот» является вполне легальным символом партии коммунистов. Символ «А в круге» является символом анархистов, крайне распространен, к числу запрещенных не относился никогда; в странах Западной Европы этот символ, вообще-то, является антагонистом нацистской символики - и как раз нашему народу, победившему германский фашизм, этот символ может вполне импонировать.

Итак, все надписи, за исключением слова «жопа», и все нанесенные символы, не несли в себе никакого оскорбления общественной морали, нравственности и неуважения к обществу. Если эти надписи и символы оскорбляли кого-то лично - оскорбленное лицо, согласно закона, вправе стать частным обвинителем. А обвинение в совершении вандализма - публичное обвинение.

Далее, посмотрим, что же такое «вандализм» согласно отечественной доктрины уголовного права. Это далеко не всякое нанесение надписей на, например, здание в общественном месте. Это прежде всего ОСКВЕРНЕНИЕ, выражающееся в нанесении непристойных рисунков, нецензурных и неприличных слов, надписей циничного содержания, наклеивании порнографии, в загрязнении веществами и нечистотами, и в выполнении таких действий, которые представляют собой глумление над общепринятыми духовными и историческими ценностями, над чувствами, например, верующих. Основным объектом преступления является общественная нравственность (главным образом причиняется духовный вред обществу). Отношения собственности (порча здания в нашем случае, находящегося на балансе Комитета имущественных отношений г.о. Электросталь) - объект дополнительный.

Из показаний Пелипенко, Буракиной и Мешкова следует, что в ночь с 11 на 12 марта 2011 года, они, находясь в квартире в г.о. Электросталь, обсуждали негативное восприятие жителями города сноса городского парка по решению мэрии, возглавляемой мэром Сухановым. Это и был главный повод к ночному расписыванию здания администрации. Также, Пелипенко и Буракина в ходе допросов не отрицали, что чиновники, в том числе в Электростали, не руководствуются в принятии общественно-значимых решений общественным мнением, подавляют гражданскую активность. Сами Пелипенко и Буракина неоднократно в процессе расследования дела заявляли, что являются людьми, интересующимися историей России, социальной проблематикой и являются общественными активистами. Это есть причина, по которой они отправились таким образом выразить негативное отношение к вырубке городского парка по инициативе мэрии.

Т.о., умысел Пелипенко и Буракиной не был направлен на причинение духовного вреда обществу; а их действия как раз-таки проистекали из общепринятых представлений об общественной нравственности - городские власти должны принимать решения в интересах жителей, которым необходим городской парк (Город горожанам), своекорыстным чиновникам не место в органах власти (Суханова долой). Последнее, кстати - конституционный принцип, гласящий о том, что вся полнота власти в РФ принадлежит народу. Серп и молот - символ народного государства, наш официальный символ в не столь давнем прошлом.

Действия, не рассчитанные на оскорбление общественной нравственности, состава вандализма не образуют, а также не образуют состава данного преступления самовольное нанесение надписей, не противоречащих общественной нравственности, в том числе пристойных изречений и лозунгов.

Смежным с «вандализмом» составом является «умышленное уничтожение или повреждение имущества» (ст. 167 УК РФ). Однако, для квалификации содеянного необходимо наличие такого признака состава преступления, как «значительный ущерб», и разумеется умысел на причинение подобного ущерба - а в данном случае такого умысла не было. В нашем случае, потерпевшим является юридическое лицо Комитет имущественных отношений г.о. Электросталь; имущество и затраты на содержание (в т.ч. на обычный ремонт городского имущества) исчисляется цифрами гораздо бОльшего порядка, нежели ущерб в 28 674 рублей, причиненный в результате нанесения надписей Пелипенко и Буракиной. Следует отметить: тот ущерб, который рассчитала потерпевшая в данном деле сторона, - является явно завышенным. Так, 1 кв. м. покраски стоит в обычной строительной фирме всего 230 рублей. А общая площадь нанесенных обвиняемыми надписей составляет около 4 кв.м. Городской Комитет по имуществу завысил стоимость ремонтных работ в 30 раз!!

Исходя из вышеиложенного, мы обращаемся к представителю прокуратуры (государственному обвинителю), к суду, о прекращении уголовного преследования А. Пелипенко, О. Буракиной по ч. 2 ст. 214 УК РФ, а именно в части нанесения надписей «Город горожанам», «Суханова долой», «серп и молот», «А в круге», ввиду отсутствия в этом их деянии состава преступления.

Что касается Буракиной Ольги, которая действительно совершила акт вандализма (ч. 1 ст. 214 УК РФ), написав на здании городской администрации неприличное слово «жопа», - считаем, что представитель прокуратуры (государственный обвинитель), и суд, должны учесть:
- вменение преступления небольшой тяжести;
- несовершеннолетний возраст Буракиной Ольги;
- тот факт, что выражение «Суханов жопа» она написала в силу импульсивного порыва;
- признание с момента опроса в том, что надпись сделала именно она;
- раскаяние в нанесении надписи и готовность ее стереть, о чем Буракина также заявила в ходе первых допросов;
- содеянное не повлекло существенного нравственного вреда обществу: надпись была нанесена в 04-05 в темное время суток, никто, кроме сотрудников милиции, эту надпись не увидел; также содеянное не повлекло существенного материального ущерба: надписи можно закрасить, фасад администрации не был существенно поврежден либо испорчен.

Поэтому, мы обращаемся о принятии Вами решения об освобождении Буракиной О. А. от уголовной ответственности на основании ст. 90 УК РФ, согласно которой несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (например, вынесение предупреждения, установление требований к поведению).

Считаем также надуманным вменение А.В. Пелипенко преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 150 УК РФ, а именно, вовлечение несовершеннолетней Букариной в совершение вандализма, совершенное иным способом. Органы следствия сочли, что со стороны Пелипенко к Буракиной поступило предложение нанести надписи на здание городской администрации, и поскольку она согласилась и отправилась вместе с ним - его деяние следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Для индивидуализации ответственности и наказания взрослого лица, вовлекшего несовершеннолетнего в совершение преступления, обязательно установление конкретного способа вовлечения, степени интенсивности воздействия со стороны взрослого, наступивших и возможных последствий для личности и поведения несовершеннолетнего. Значение имеют и данные о характере и длительности предшествующих отношений взрослого и несовершеннолетнего. Решающее значение имеет ответ на вопрос, осуществлял ли взрослый активные действия по вовлечению несовершеннолетнего в преступление одним из таких способов, как: обещание, обман, угроза и иной способ, под которым отечественная правовая доктрина имеет в виду разжигание низменных мотивов: зависти, мести и подобных. Кроме того, обвиняемый в данном преступлении должен осознавать, что вовлекает несовершеннолетнего в совершение уголовно наказуемого деяния и желать этого.

Из существа рассматриваемого дела видно, что Пелипенко никоим образом не обманывал Буракину, ничего не обещал, тем более не угрожал, и никаких низменных чувств у нее вызвать не пытался.

В ходе дачи дополнительного объяснения и при даче показаний в качестве подозреваемой, Ольга Буракина пояснила, что является анархисткой, принимает участие в оппозиционных мероприятиях Несогласных, в Дне Гнева. Из характеристики, данной ее классным руководителем следует, что Ольга Буракина является сильной личностью, обладает волевым характером, ее не интересуют одноклассники и ее круг общения - это более взрослые по возрасту люди; свободное время Ольга уделяет в том числе публикациям в оппозиционных блогах и сайтах. В своих первоначальных показания Буракина рассказала, что при поездке из Москвы в Электросталь она догадалась, что Пелипенко едет «не просто так», хотя последний ничего ей не говорил. Затем, она рассказала, что Пелипенко и Мешков в квартире стали обсуждать необходимость выразить негативное отношение к неучету общественного мнения властями относительно вырубки парка. Неоднократно в ходе допросов, а также при даче дополнительного объяснения, Ольга Буракина поясняла, цитата: «…Мы решили, что напишем «Суханова долой», «Город горожанам»…».

Нельзя не обратить внимание на показания Пелипенко, данные им в качестве подозреваемого. Он настаивает на том, что в ходе обсуждения городских проблем в квартире в ночь на 12 марта, он, Буракина и Мешков к конкретным планам ночи - не пришли. Втроем вышли гулять по городу, заходили в ночные магазины, и в конечном счете он, Пелипенко, отправился написать лозунг на здании городской администрации. Буракина знала, что он собирается сделать, и принципиально отправилась вместе с ним; он ее не уговаривал и не отговаривал. Из этих показаний следует, что Буракина присоединилась к выполнению Пелипенко задуманного.

Т.о., О. Буракина считала себя полноправным участникам обсуждения, а решение - общим. Тот факт, что к утру 12 марта все трое отправились к зданию администрации Электростали - проистекло из обстановки. Никакой конкретный способ «вовлечения» Пелипенко не использовал, и тем более никакого сколько-нибудь интенсивного воздействия на психику Буракиной не оказывал. Ольга Буракина была вполне убежденным человеком и без воздействия Пелипенко, в плане того, что в общественном месте определенные лозунги написать можно, а в данном случае - даже нужно, хотя за это и может наступить ответственность (и об этом она тоже пояснила в ходе допросов!). В этом смысле она и Пелипенко - единомышленники.

Следствие в обоснование вменения Пелипенко ст. 150 УК РФ указывает на некое «предложение помощи в раскраске здания», поступившее от него Буракиной. При этом, ни из материалов дела в целом, ни из постановления о возбуждении УД и соединении дел, не следует - когда и при каких обстоятельствах Ольге Буракиной это предложение поступило, и какой именно диалог состоялся. Из объяснений и показаний фигурантов дела не следует, что кто-то из них (в том числе Пелипенко), давал указания, или высказывал предложения с целью убедить в своем замысле других. А ведь события ночи 12 марта фигуранты дела рассказывают весьма детально! Возможно, общую обстановку Буракина восприняла как предложение помочь «в раскраске». Имеет место «присоединение» Буракиной к выполнению Пелипенко написания лозунгов на здании.

Итак, конкретных и активных действий со стороны Пелипенко, при использовании оговоренных выше способов вовлечения несовершеннолетней в преступление, - не было. Важно, что умысел Пелипенко не был направлен на нарушение норм общественной нравственности (например, надпись «жопа» его умыслом не охватывалась) - следовательно, «не может быть привлечен к уголовной ответственности взрослый, если он не осознавал, что своими действиями он вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления» (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7).

В связи с изложенным, убедительно ПРОСИМ:

- принять к сведению представленную в настоящем обращении аргументацию о грубом нарушении норм уголовного права, допущенном при квалификации действий Пелипенко А.В., Буракиной О.А. по ч. 2 ст. 214 УК РФ, Пелипенко А.В. - по ч. 1 ст. 150 УК РФ;
- принять меры, в рамках компетенции, к прекращению уголовного преследования (привлечения к уголовной ответственности) Пелипенко А.В., Буракиной О.А.


С уважением,

Председатель Комитета,
член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, член Общественного Совета
при Министре МВД РФ,
член Общественного Совета при ГУВД по г. Москве,
сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей, заместитель
председателя Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы

А. В. Бабушкин

Президент Центра, эксперт по вопросам защиты прав человека ,член
Комитета «За гражданские права»

Р. В. Латыпов

тел/факс: + 7 (499) 478-95-15, +7 (499) 478-08-47


[ НАЗАД ]
Отправить @ другу
  • Комитет
  • Правозащитные мероприятия
  • Публикации
  • Аналитические обзоры
  • Рекомендации круглых столов
  • Пресс-конференции
  • Борьба с пытками
  • Ссылки
  • Вестник Общественного Контроля
  • Российский ВОК #11 -2016
  • Российский ВОК #3 -2013
  • Российский ВОК #2 -2012
  • Российский ВОК #1 -2012
  • Российский Тюремный Журнал
  • #3 -2010 -бытовое обеспечение з/к
  • #2 -2009 -вопросы УДО
  • #1 -2009 -тюремная медицина
  • Общественные инициативы
  • Кодекс этики члена ОНК: Обсуждение
  • Общественная палата Москвы
  • Rambler's Top100 Яндекс цитирования